Страница 4 из 4 ПерваяПервая ... 234
Показано с 31 по 37 из 37

Тема: Бычкова:"... я эмоциональна и всё выставляю напоказ..."

  1. #31
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    16,688

    «После пролёта с празднованием Нового года поняла, как его люблю»

    Екатерина Бычкова в новогодней колонке – о любимом празднике и возникающих проблемах при попытке совместить его с теннисным календарём.
    Новый год к нам мчится, скоро Открытый чемпионат Австралии вновь случится. До сезона-2017 рукой подать, а, казалось бы, только недавно подводили итоги…

    Однажды попав в профессиональный теннисный тур, приходится расставаться со многими привычными отечественными традициями. И в первую очередь такими, как Новый год — в праздничном понимании этого слова. Новый год – он, конечно, по-любому наступает, вне зависимости от наших желаний. С ёлками, гирляндами и шампанским в теннисе всё тоже более чем в порядке. Но ни снега, ни санок, ни оливье, ни зимних забав не дождаться где-нибудь в условном Окленде, одном из первых турниров в австралийской серии, стартующей в начале каждого наступающего года. Да и новогоднее настроение после предсезона, длительного перелёта до Австралии или Новой Зеландии и с температурой "+30" с чем-то по Цельсию за бортом, прямо скажем, мало когда приходит.

    Тем более Австралия – страна католиков. Отмечают масштабно только своё Рождество. Новый год же для них – праздник проходящий, рядовой. Не то что в нашей культуре, где ещё с полмесяца приходят в себя после 10-дневного новогоднего марафона. Австралийцы же все эти дни спокойно живут и работают. И теннисисты не отстают, переезжая из города в город в начальной сезонной эйфории желаний играть неделю за неделей.

    Мне, как «несложившейся», по мнению условного местного большинства, посчастливилось встречать Новый год в противоположной стороне света дважды. Первый раз в Новой Зеландии, где мы с родителями благополучно заснули в экстазе акклиматизации около 12 ночи и проснулись, уже успешно выспавшись, в новом 2006 году. И годом позже, когда в Брисбене организаторы турнира даже сварганили какой-то ужин для теннисистов. И мы сидели большим круглым русскоязычным теннисным столом с тогда ещё только начинающими будущими звёздами, вроде Виктории Азаренко и Эрнеста Гулбиса, трепались за жизнь и ждали салюта, который нам обещали запустить с боем курантов.
    Сказать честно, это до сих пор был один из самых красивых фейерверков, который я когда-либо видела. 20 минут потрясающих всполохов искр, красок и разнообразия. Все мы, конечно же, прилипли к балкону, открыли рты, кто-то продвинутый снимал тогда на фотокамеры-мыльницы, кто-то на телефоны, у кого уже была встроена данная функция, кто-то молча внимал всей этой красоте. Каково же было удивление подавляющего большинства, когда мы, повернувшись после окончания салютных залпов, увидели сложенные друг на друга стулья, убранные столы и свёрнутый рулоном палас… Новый год наступил, праздник закончился, всех поблагодарили и попросили двигать дальше…

    А дальше как-то все были не подготовлены, ткнулись в разные стороны, ничего в итоге ни у кого не срослось, и все двинули в номера спать и готовиться к следующему игровому или тренировочному дню. Новый год Новым годом, а теннис день за днём никто не отменял.

    После второго пролёта с празднованием наступающего года я неожиданно поняла, насколько в целом привыкла к этому празднику и насколько люблю его отмечать. Поэтому лет восемь подряд, несмотря на попадания куда бы то ни было, я встречала Новый год в Москве. А 1 января совершенно в разных состояниях садилась в самолёт и начинала свой и без того нелёгкий путь к австралийским далям.
    Второй год подряд я не лечу в эту недосягаемую по расстояниям, но очень солнечную бесшабашную и уникальную страну. И вот как-то только сейчас начинаю скучать по Мельбурну. Городу, в котором многое знакомо – магазины, кафешки, отели, парки, кино, разные части города. Безлюдный центр в 5 утра, когда ещё все спят, а у тебя идёт тяжёлая перестройка внутреннего времени. Самый вкусный в мире рибай где-то в итальянском квартале.
    Дико известное мельбурнское казино. И коалы, которые сколько бы раз ты их ни видел, продолжают разрывать твоё сердце на миллион мимими частиц. Целая гора воспоминаний накопилась за 10 лет полётов до Австралии. Сейчас многие спортсмены уже давно там. Усердно готовятся к новому сезону. Хотелось бы пожелать всем без исключения отличного теннисного года. Новых целей, их достижения и самое главное – поменьше травм, неотступно связанных со всеми внешними и внутренними рекордами.

    Ну а читателям хотелось бы пожелать терпения, безграничной фанатской выдержки и огромного количества зрелищных матчей, которые потом хотелось бы обсуждать и пересматривать снова и снова.

    Всех с наступающим! Держитесь там, в новом, 2017-м…

    Ваша Екатерина Бычкова.

    Источник: «Чемпионат» 30 декабря 2016, пятница. 14:00.
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

  2. #32
    Супер-модератор Аватар для Лиза
    Регистрация
    16.10.2006
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    8,472
    Екатерина Бычкова: Все родители хотят видеть своих детей чемпионами
    Готовясь открыть свою конференцию на сайте «Советского спорта», экс-теннисистка, а ныне тренер и комментатор Екатерина Бычкова дала интервью, в котором объяснила, почему главный враг и ребенка, и тренера – это родитель. Впрочем, поговорили Николай Яременко и Степан Чаушьян с ней не только об этом.

    «Половина моих друзей не знают, кто такой Федерер»

    - Вы опровергаете стереотип о спортсменах, которых называют тупыми, которые и двух слов связать не могут. Теннисисты все такие? В туре есть с кем пообщаться? Развейте иллюзию.
    - Нет, это не иллюзия, и я тоже далеко не «острая» - просто умею маскироваться.

    - Да, а мы тут просто подыгрываем.
    - В том-то и дело. Все – пропускаем вопрос (смеется). На самом деле, в туре ты все равно найдешь себе братьев по разуму, с которыми можно пообщаться. Не может же быть все сообщество из более чем двухсот человек быть тупым. Да и само это понятие – очень условное. Ты все равно находишься в окружении единомышленников – всегда есть о чем поговорить. Чем старше становишься – тем больше есть возможности пообщаться. Общаешься в основном по поколениям. Юниоры с юниорами. То дружат, то соперничают и не дружат, потом – опять начинают дружить. У меня было не так много друзей среди своих коллег. Как мне казалось, я всегда общалась с неглупыми людьми – так и осталось. Да, я общаюсь с коллегами. Но у меня есть друзья, которые не то что не интересуются спортом – они вообще об этом ничего не знают. У меня половина друзей не знают, кто такой Федерер. И они отлично живут. Я понимаю не знать Раонича. Таких людей на самом деле очень много. Их даже подавляющее большинство. Я говорю: «Ты же знаешь, кто такой Месси?» Он отвечает, что знает. И это даже не вопрос рекламы – они вместе с Федерером снимались в одном ролике. Бритву рекламировали. Ту же самую – в том же самом ролике. Как так?! А потом спрашивают, почему футболисты получают так много. Да их все знают.

    - Не знаю, ваша история, или нет, но со стороны складывается впечатление, что с родителями-тренерами рано или поздно наступает момент, когда хочется вырваться из-под опеки. Было такое желание?
    - Это неизбежная история. Просто у спортсменов она оттягивается дальше по возрастной категории. Ты просто на протяжении длительного времени сфокусирован на другом. Я вспоминаю себя в 17-18 лет, когда у нас полстраны выходит замуж и рожает детей, у меня совсем другое было мышление. Я о побеге из родительского дома не задумывалась. Это подростковое сознание начало приходить позже. Был затянувшийся период детства. Когда у тебя мама – тренер, и она не является профессионалом, все происходит методом проб и ошибок. Все было стихийно. Осознание приходит потом. Когда мама – тренер, - это трудно. Рано или поздно всем становится трудно с родителями. Ты 24 часа живешь с родителями там, 24 часа живешь с ними в Москве. Конечно, случались какие-то конфликты, ссоры. Но это не конкретно мой случай – так происходит у всех. У нас не было «великих» ссор, расставаний на год-два, семейных коллапсов. Но даже в таких случаях все равно все начинают общаться друг с другом.

    - Если продолжить тему мам и пап. Вы же начали заниматься с детишками. Ведь нет ничего более ужасного для тренера, чем общение с родителями. Конечно, сейчас работать приходится с друзьями…
    - Здесь не важно – друзья или не друзья. Очень трудный момент. Очень забавно, что спустя 26 лет, с тех пор, как я начинала, ничего не изменилось. Там только крайность и больше ничего нет. Есть родители поспокойнее, но они все одинаковые. Все хотят видеть своих детей чемпионами, особенно, если они начинают что-то выигрывать. Это очень сложная ситуация. Я, как человек, который начал заниматься благодаря родителям, который стал тем кто он есть, понимаю, что без этого отношения, прессинга со стороны родителей невозможно. Но со стороны тренера это очень напрягает, очень сильно мешает.

    «Написал Вася Пупкин из Уфы – предложил сыграть договорной матч»

    - Теннис подозревают в том, что он пронизан договорными матчами. Вы были одной из немногих, кто пострадал из-за этого…
    - В то время я вела активную жизнь в социальных сетях. У меня с тех пор до сих пор осталось много друзей – уже в реальной жизни. Мне везло на нормальных людей. Но в какой-то момент мне в ЖЖ написал неизвестный человек – предложил сыграть договорной матч. Ну написал и написал. Я ему ответила, отказала. Он попытался настоять. Я ему ответила то же самое. Сказала: «Если хочешь общаться – давай общаться». Он в ответ мне написал что-то вроде: «Я Вася Пупкин из Уфы, у меня жена и трое детей, я – профессиональный букмекер, футбол, хоккей, туда-сюда. Хотелось бы договорняк в теннисе организовать». Я отказала. Потом мне присылает сообщение иностранный журналист – говорит, мол, знаю, что вам писал такой-то и такой-то – предлагал то-то и то-то. А я маленькая тогда была – ничего не понимала. Это сейчас ясно, что все можно было распознать. Тогда ответила, что да – был такой чувак. Где-то через месяц-полтора мне все кидают ссылки на статью. «Wall Street Journal» взял интервью у какого-то Васи Пупкина из Уфы.

    - Наверняка, очень интересный персонаж для них!
    - У всех свои герои. Там он открытым текстом говорит, что нашел в ЖЖ Катю Бычкову – какой-то мой пост про сумку Louis Vuitton, какая-то ересь. Мол, предложил мне заработать, а я – отказалась. Буквально за два-три месяца до этого ввели правила, что я должна в течение 48-ми часов рассказывать о любых поступающих предложениях. Пришлось ехать в этот их Integrity Unit, который занимается борьбой с договорными матчами, все им рассказывать, выписки показывать. Спустя только полгода мне приходит лист: «Смотрите почту». На почте – извещение о том, что меня признали виновной. Я пропотела, поседела. Надо же было еще и родителям как-то это рассказать. Грозила дисквалификация от месяца до пожизненного и штраф от 5 до 250 тысяч долларов. Со мной обошлись мягко –месяц дисквалификации и минимальный штраф. Мне кажется, меня так наказали больше для того, чтобы до остальных игроков донести это правило. Это была показательная порка. То ли я одна ответила на эти письма, то ли еще что-то. Это было прямо под Австралию – они молодцы, тоже классно все делают. Решение было вынесено 8 января, а 9 января я проснулась знаменитой. И все.

    - Не было желания побороться за свои права?
    - Для этого нужно было долго со всем разбираться, искать хорошего адвоката, лететь в Лондон, вкладывать достаточно большие деньги. Срок был небольшой. Я просто забила – месяц отсидела и вышла играть дальше. Если бы мне дали полгода – тогда можно было уже подумать. Но это было бы уже смешно – не за что было дисквалифицировать.

    «Внутренний мир спортсмена – сон во сне, психоделика»

    - У всех спортсменок бывают травмы, только не у Вас – не было же пропусков практически.
    - Если читать комментарии всяких хейтеров, то я и в теннис вообще не играла. Ну что, в теннис не играешь – травм и нет. Но, если честно я себя сильно не перегружала. Нет, конечно, я впахивала, работала, как и все остальные. Иначе, как бы я встала в эту «сотню». Потом просто чуть-чуть неправильно пошел процесс – я откатилась. После этого удалось подняться до 109-й позиции. Дальше был мой средний уровень, на котором удалось продержаться до конца. Очень многие и до этого за всю карьеру не доходят. Я никогда не доводила свой организм до предела. Спорт высших достижений – это не совсем мое. Конечно, у меня были какие-то травмы. Но я очень терпеливый человек. Играла с травмами. Пару раз я ноги подворачивала. Было воспаление надкостницы на правой икре. Я просто продолжала играть, либо давала себе небольшой отдых – не играла недели полторы-две. Для меня это не было чем-то ужасным. Я никогда не тренировалась больше двух-трех часов в день. Как-то так и прокатилась. Я не знаю, тренируйся я больше – сломалась бы, или стала бы играть лучше.

    - Если отмотать чуть назад... Все равно девочки и мальчики, мечтающие стать теннисистами, хотят побед, первых мест. У вас наивысшей позицией была 66-я. Есть ли сожаления, что по большому счету не так много не хватило до мечты?
    - Здесь вопрос сложный. Если бы да кабы. История не терпит сослагательных наклонений, к счастью, или к сожалению – не понятно. Когда я играла, сожаления были. Были, когда я встала на это место, когда я оттуда упала. Были переживания. Это сложно описать – внутренний мир спортсмена – ни дай Бог туда попасть, сон во сне, психоделика. Можно углубиться и где-то там сойти с ума. Были вещи, которыми ты страдал, пытался, хотелось назад. Когда мы попали туда, на 66-е место, мы с мамой, моим тренером, немного неправильно повели себя. Но что жалеть о том, что не получилось сделать. Этого уже не исправишь. Теперь я не знаю, была бы я счастливее, если бы я стала номером восемь и не стала номером один, или 15 вместо 10. У каждого своя история амбиций. Кроме того, чем больше шкаф – тем громче падает. У меня по окончании карьеры нет никаких проблем.

    - Такая теннисная карьера способна обеспечить спортсмена деньгами, чтобы несколько лет жить безбедно?
    - В любом случае, даже если ты заработал какие-то деньги, потом тебе придется впахивать. Ты не заработаешь спортом на всю жизнь, если ты не Маша Шарапова, у которой миллионные контракты. Но даже на ее примере: какие у тебя расходы – такие и доходы. Деньги имеют свойство тратиться – этого никуда не деть. Мы постоянно видим голливудских звезд, которые становятся банкротами. Тут вопрос больше в том, как ты распорядишься тем, что заработал после своей карьеры. Конечно, я заработала какие-то деньги, но я не езжу на машине – это мой личный выбор. Я живу на съемной квартире. Сказать, что я обеспечила себя на всю жизнь? Конечно, нет.

    «Эти «уроды» ничего, кроме как бить по мячу, не умеют делать»

    - Есть ли мысли о каком-то вложении в бизнес? Или это слишком опасно – все хотят «прислониться»?
    - Проблема даже не в том, что все хотят «прислониться». Дело в том, что, пока я не понимаю, как можно выгодно использовать деньги, я не буду рисковать, вкладывая их в какие-то странные предприятия. Нужно разбираться в том, что ты собираешься делать. Кто-то из ребят пересекается с бизнесменами – они могут показать, подсказать.

    - Опыт Кержакова с обложки журнала, который лежит перед вами, показывает, что можно пересечься с какими-то бизнесменами и увидеть, как 300 миллионов уходят в неизвестную нефтяную скважину.
    - Таких историй, таких Кержаковых немало. Я слышала про тот же футбол из первых уст – у футболистов к концу карьеры зачастую получается сделать немногое. Да, принято говорить, что эти «уроды» ничего кроме как бить по мячу и не умеют делать. Но этих «уродов» же с шести лет ничему другому, кроме как бить по мячу и не учили. В этом интернате что, обучают как вести бизнес? Обучают, как жить? Нет конечно!

    - У вас возникают проблемы, потому что вы не знаете ничего кроме того, как бить по мячу?
    - Возникают, конечно. Все эти истории про то, какой ты умный и можешь параллельно со спортом учиться на дипломата, бухгалтера, финансиста, юриста… Не знаю – я не могу. Не то чтобы я была совсем однозадачной, но мне это было бы трудно. Учиться на тренера – это одно, это можно. Но учиться на, скажем, архитектора я была не готова. Но после того, как ты заканчиваешь карьеру после 20-ти лет… Ты не хочешь этого. Ты понимаешь, что ты ничего больше не умеешь. Тебе уже не 15 лет, и не 20. Сейчас идти учиться? На кого? На юриста? Хорошо. Буду я юристом в 35 лет, без практики, без опыта.

    - Динара Сафина же пошла на юриста.
    - Да. И теперь работает тренером в Нью-Йорке. Я из тех, кто на жизнь смотрит трезво. Я знаю, что такое учиться. Я в школе училась 10 лет. Я в институт физкультурный ходила – на лекциях сидела, экзамены сдавала самостоятельно. Конечно, я играла за институт – мне делали определенные поблажки. Но даже так учиться было непросто. Дистанционно? Мне этого не хватает. Ты приходишь, смотришь в книгу… Спорт очень многого требует. Ты тратишь энергию. Приходишь в номер – хочется лечь на кровать, включить сериальчик, почитать книжку, пойти поесть, пообщаться. Надо же как-то разгружаться. Приходить и погружаться в книги? Нет – я не ботан.

    - Карьера завершена. Если не учиться, какие еще пути есть?
    - Да практически никаких – ты либо тренер, либо при федерации где-то работаешь, либо идешь в какие-то спортивные организации. Кто-то может хотеть стать массажистом, физиотерапевтом. Такие примеры тоже есть. Кому что нравится. Вариантов на самом деле немного. В этом проблема – большая проблема. Нас не учат становиться великими спортсменами и не учат, как из этого состояния выходить.

    - На самом деле, не известно, что важнее.
    - Второе даже важнее. В спорт ты приходишь и выходишь на пик. Но спорт заканчивается. Он заканчивается в любом случае. Всегда. А тебе потом жить.

    - В американских лигах (НФЛ, НБА) организуют специальные курсы, на которых учат распоряжаться заработанными деньгами, адаптироваться к жизни после спорта.
    - У нас сейчас тоже есть какие-то похожие истории – на почту периодически приходят какие-то предложения. Большинство из них я просто не открываю. Но даже на турнирах видно, что призывают приходить на какие-то лекции. Ну что, я сейчас полечу в Майями, где они проводят какой-то семинар? Серьезно?

    - «Прилетайте к нам в Майями и мы расскажем вам, как тратить деньги с умом!»
    - Да – отличная идея. Это, наверное, нужно делать во время того, что ты играешь. Но в этот момент ты просто не думаешь, что можешь закончить. Надо как-то более принудительно эти курсы проводить. Сложно, конечно все это миксовать. Но методом проб и ошибок наверняка они придут к какому-то приемлемому решению.

    «Помогают, а потом у тебя забирают 90% призовых»

    - Теннисистом стать очень дорого – мы это поняли. Оказывает ли государство какую-то поддержку. Ведь есть очень много талантливых детей, но не у всех из них есть возможность стать теннисистами.
    - На детском уровне абсолютно все делается за собственный счет – ноль поддержки. Потом, если ты чего-то уже добиваешься на юниорском уровне, если встанешь выше – все попроще. Не помню точно, как все происходит, до 14 лет, но до 18 лет государство оплачивает первых трех юниоров по каждому году, которые выезжают играть, оплачивает одного тренера. Слабенькая, но поддержка все же есть от федерации. Есть Фонд Ельцина какой-то, но он тоже только для лучших. Да, есть мотивация становиться лучшим, чтобы с какого-то момента ездить бесплатно. Бывают моменты, когда помогает школа – может понравиться ученик, любимчик – частный случай. Но большинство везде ездит и занимается только за свой счет – без вариантов.

    - Может быть такое, что к тебе придет добрый дядя и скажет: «Давай я тебе буду оплачивать обучение и выезды на турниры, а потом, когда ты начнешь выигрывать, будем делить призовые пополам?» Такое бывает в покере – за хороших игроков вносят вступительный взнос, но претендуют на часть выигрыша.
    - Такое может быть и даже случается. Но это очень частный случай. Спонсор может дать денег, но это очень дорого. Бывают даже контракты, когда такие спонсоры помогают, а потом забирают до 90% призовых. Но это кабала, которую просто невозможно тянуть. Лучше сразу отказаться. Особенно будет плохо, когда ты уже взрослым будешь попадать на какие-то турниры – это очень тяжко. Ты видишь, какие призовые ты выигрываешь и сколько в итоге ты получаешь на руки. Бывает кому-то кажется везет – меценаты готовы вкладывать деньги. Но у тебя не получается – приходится потом отрабатывать – тренером, например. Не важно, по какой причине у тебя не сложилось – травма или что-то еще. Потом год-два стояли в школе, учили, пока не отрабатывали. Разных вариантов множество, миллиард. Но все это частные случаи – никакой систематики.

    - На тренерстве заработать можно?
    - Теннис – это спорт недешевый. Тренер не может стоить дешевле корта. А корт у нас стоит очень недешево. Если просто сложить цену за тренера и за корт – теннис уже входит в разряд элитных. Это тебе не мяч попинать по воротам во дворе. Муниципальных кортов у нас нет. Поэтому, конечно, заработать можно. Если стоять по 8 часов в день на корте – можно очень даже неплохо существовать. Но интересно тебе это или нет… Мне лично нет.

    - Вы видите свое будущее в том, чтобы увеличивать количество учеников?
    - Как пойдет. Я всегда так живу. Жизнь – интересная штука. Видеть себя в качестве тренера, который будет стоять несколько часов на корте каждый день я отказываюсь. У меня темперамент такой – я не смогу. Может, даже, к сожалению. Это, конечно, и интересно. Я работаю с ребенком. Даже, учитывая, что я в работе не супер-очень-заинтересована, когда я вижу результат, когда вижу, что у него что-то получается, - я испытываю удовольствие. Но я не вижу, что у меня за этим учеником приходит второй, третий, четвертый, а потом мой день заканчивается. Нет, это не мой день.

    - Но есть реальные истории, когда даже большие теннисисты, продолжающие работать тренерами лет в 50, толкаются локтями, бьются за тренировочные часы.
    - Кому-то это нравится. Реально нравится. Если он толкается локтям, если это деньги – ты привыкаешь к этому. Но есть и вопрос рутины. Я их, конечно, понимаю. У них семьи, дети… Если ты ничего больше не умеешь – ты встанешь на корт и будешь стоять там десять часов. Причем, с любителями предпочтительнее – там больше денег. Вопрос в том, готов ты к этому или нет? Это очень большой труд. Очень уважаю ребят, которые этим занимаются – они действительно зарабатывают свои деньги. Да, толкаются локтями. Чаще всего – за деньги. Может – потому что привыкли к теннису. Вы сказали – в 50 лет. Может быть в 50 лет я тоже встану на корт и буду толкаться локтями, работать с шестью группами детей в день. Но сейчас – нет. Хочу пробовать что-то новое. Встать в корт с детьми и ракеткой я смогу и в 50, и в 60 и даже в 70. У нас есть пример Ларисы Преображенской, которая до 80-ти доработала, до самой смерти. И вполне здорово она работала с детьми. Может у меня в 50 перевернется сознание и я захочу быть тренером. Любовь к самому спорту у меня есть. Я же не ненавижу теннис, как некоторые, когда говорят, что блюют теннисом. У меня даже есть желание потренироваться. Иногда просто не хватает времени.

    - Но ведь разучиться играть в теннис невозможно?
    - Я всегда смотрела на девчонок. Они рожали, а потом… Обидно очень. У ребят такого нет. Вопрос в физиологии, или в чем-то еще. Ты отдал этому спорту большую часть своей жизни, всю жизнь… И ты смотришь на девчонок, которые встают играть и ты понимаешь, что через пять лет ты тоже не будешь уметь играть в теннис. Даже не плохо будешь играть – совсем плохо. То, чему ты посвятил свою жизнь, превращается в ничто. Это настолько грустно. Сложно даже передать. Это – одна из причин, почему я играла так долго.

    «Сафин никогда не хотел выходить на корт»

    - У мужчин это по-другому происходит? Сафин рассказывал, что больше никогда не хочет на корт выходить – видеть его не хочет.
    - Он никогда туда выходить не хотел. Когда играл – тем более не хотел выходить. Парни как-то могут быстро привести себя в форму. Встанут и пойдут играть. Со мной был один случай – играла с Женей Кафельниковым. Это был тот ужасный период, когда он сильно набрал вес. Очень сильно. Не играл достаточно долгое время. Он просто стоял в корте и не ошибался. Я впахивала, носилась по корту, а он просто стоял на месте и бил по мячу. Я ничего не могла сделать. У ребят – совсем другая история. Они даже в турнире могут выйти играть после завершения карьеры. Конечно, с Джоковичем они тягаться не смогут, но с теннисистами, входящими в 500, даже в 300 – вполне себе поиграют и обыграют. У девочек такого нет вообще. Для этого нужно собраться, пахать месяца два – привести себя в нормальную форму, чтобы не выглядеть калекой.

    - Со стороны все выглядит красиво: путешествия по всему миру, новые города. На деле все это сложно. Не было момента, когда хотелось поставить точку?
    - Мы с самого начала уже в этом варимся. Я с 8-ми лет жила этой жизнью. Год за годом ты просто продолжаешь плыть дальше – к чему-то большему. Может, был момент лет в 16, в подростковый период, когда казалось, что дальше не буду играть. В 24 года меня тоже все достало. Ты поднялся наверх, а потом снова опустился – было сложно. Хотелось все бросить из-за этого. После какой-то очередной Австралии я депрессировала сильно, почти полтора месяца. Потом – сыграла какой-то любительский турнир, даже не тренируясь. После этого меня попросили спарринговать. И понеслась.

    - Теннис – это постоянные перелеты. Такой график не может не мешать личной жизни – есть много примеров. Возможно ли в туре вести нормальную личную жизнь.
    - Примеров много. У нас много кто замужем. Много кто встречается. Многие девушки возят с собой мужей.

    «Парни вообще не воспринимают нас, как женщин»

    - Все это происходит внутри теннисной тусовки, правильно?
    - Нет, наоборот. Среди теннисистов таких пар мало. Очень мало. Например, Бердых и Сафарова. Они же с юниоров еще встречались – лет 7-8. Но очень редко пары из двух играющих спортсменов приходят к какой-то красивой истории. Зачастую парни в туре нас вообще не воспринимают, как женщин – только как коллег. Поэтому девчонки и снимаются голыми. Мы друг для друга – как коллеги. Флирт на работе это так некрасиво. Да и пересекаемся мы в неформальной обстановке достаточно редко – вечеринки для игроков. Но и на них половина не ходит. Совместных турниров в году тоже не так и много. Разве что турниры «Большого шлема», но на них на вечеринки, как правило, никто никогда не ходит. Нет даже хорошей атмосферы, чтобы все сложилось. Бывают случаи – потусоваться. Бывают истории – короткие. Больше встречаются случаи, когда спортсмен встречается с бывшим спортсменом, который может даже стать тренером. Спортсмен с тренером – еще чаще. Больше всего пар, когда живут тренер с тренером. Это и общность интересов, и одна и та же жизнь, одна и та же сфера. Чтобы встречались два лидера – практически невозможно. У большинства ребят девчонки не имеют отношения к теннису. Да, есть у Федерера его Мирка. Она хорошо выступала в свое время. Но сейчас ее же не назовешь теннисисткой – она закончила, как только они начали встречаться. Экс-теннисистка – это совсем другой уровень. У остальных – либо просто девчонки, либо модели, либо актрисы.

    - Вы комментируете теннис на ТВ. Есть какая-то внутренняя проблема с тем, чтобы говорить о тех людях, с которыми раньше приходилось играть?
    - В начале было очень сложно. В принципе что-то говорить было сложно. Одно дело в жизни, совсем другое, когда тебя слышат люди, но не видят. Ты пытаешься быть корректным. Мне очень странно говорить на Евгения Донского «россиянин»: «Россиянин Евгений Донской». Ты сидишь и думаешь: «Что я вообще несу». Но тебе надо говорить именно так, а никак иначе. Я, конечно, могу сказать «Женек», или что-то в этом роде, но это – на эмоциях. У нас почему-то в теннисе слово «наши» вырезано из вокабуляра. Было ужасно к этому привыкать. Но, когда ты кого-то знаешь, прикольно какие-то истории рассказывать из жизни. Я же не буду ничего неприличного рассказывать.

    - Но есть комментаторы, которые считают своим долгом рассказать, кто с кем спит.
    - Это очень прекрасно. Я не могу понять, эти комментаторы что, свечку держат? Мне могут тоже предъявить, когда я кого-то называла лесбиянкой. Но это был тот случай, когда я называла имена тех, кто не скрывается. Я хотя бы с этими девочками в раздевалке вместе была и видела, как они взаимодействуют с другими женщинами.

    «Она что, кокаин ложкой должна есть»?

    - К вам приставали в раздевалке?
    - Не, конечно, никто не пристает в раздевалке. Но это просто не очень приятно. Давайте тогда в мужской раздевалке будем переодеваться – там также пялятся. Я абсолютно толерантна в этом вопросе – мне все равно, кто с кем спит. Пожалуйста. Нравится – спи хоть с женщиной, хоть с котом, хоть с жирафом, будь некрофилом. Главное, чтобы меня лично это не касалось, чтобы меня не хотели видеть трупом, меня не хотели в раздевалке, когда я просто пришла в душ, переодеться и потом поесть. Это неприятно.

    - Вроде все эти теннисные тусовки на виду, вроде все официально, а потом Гаске рассказывает, как он целовался с девушкой, у которой на губах был кокаин – поэтому у него и нашли допинг.
    - Это полная чушь на самом деле.

    - Неужели у вас там такие развязные тусовки?
    - Думаю то, про что он говорил, не имеет отношения к теннису. Такого никогда не увидишь на турнире. Какими бы тусовщиками теннисисты ни были по характеру, есть момент спортивной сознательности. Ты себя не отпускаешь на турнирах так, как ты можешь это сделать дома, где тебя никто не видит, не знает, где всем все равно. Поэтому все эти смешные рассказы, когда кто-то с кем-то поцеловался, а на губах кокаин… Это прямо классная история. Мне даже интересно, как все это происходит. Она что кокаин ложкой должна была есть?

    - Раз уж речь зашла о поцелуях… Существует расхожее мнение, что секс перед матчем вредит мужчине, а девушкам – помогает чуть ли не лучше допинга.
    - Я с мамой до 26-ти лет ездила – не могу на практике подсказать. Но в целом я скорее соглашусь с этим мнением. В плане мужчин – не знаю. А у женщин где-то что-то проскальзывало. Смотришь – девчонки постоянно ездят, возя за собой мужчин, и у многих результаты растут, они становятся стабильнее. Это факт, который можно проследить по карьерным линиям у девушек.

    - Опять про тусовки. Вы много выпиваете?
    - Много… Что в вашем понимании значит много? Да, я выпиваю. Хожу с друзьями тусоваться. В моем случае это – нормально. Не думаю, что меня это как-то дискредитирует, как спортсмена, как личность. Количество? Я не считаю. Не могу сказать, сколько вешать в граммах, отливать в миллилитрах.

    - В интернете всегда можно найти много фотографий знаменитостей, поставив в поисковой строке рядом с фамилией слово «голая». По-другому обстоят дела с Екатериной Бычковой. В чем дело? Когда мы увидим ваши обнаженные фотографии?
    - Уже поздно, видимо. Эта история взаимозависима. Ты становишься знаменитым – тебе предлагают сняться голой. На самом желе предложений не поступало. Не знаю, приняла бы я их десять лет назад. Сейчас – может быть да. Не знаю. Опять-таки, нет предложений – нет голых фотографий.

    - Всегда удивляет, когда спортсменки, великие спортсменки, снимаются обнаженными. Вроде деньги есть, слава тоже есть. Что их мотивирует?
    - Не знаю. Это обратная сторона спорта. Когда ты спортсменка, ты чувствуешь себя недоженщиной, как бы странно это ни звучало. Это сложно описать. Женщина и спорт в моем понимании – это полная утопия. В этом нет никакой красоты – это мрак, ужас и страх. Когда ты еще молодой, ты играешь и не задумываешься ни о чем, особенно, если вокруг команда, родители. У тебя нет расфокуса в разные стороны. Потом, конечно, природа берет свое. Какие-то вещи приходят. Но все равно та женственность, она не раскрывается. Когда спортсменки становятся взрослее, начинают хотеть приодеться, приобуться. Но даже так сложно побыть настоящей девушкой. У нас у всех даже фигура со своими изъянами.

    - Никто не отменял мастерства фотошопа.
    - Так поэтому и снимаются. И для себя – почувствовать себя женщиной. И другим показать. Это больше возрастная история.

    «Накоплю – сделаю шестой размер»

    - Иногда спортсменки не просто снимаются голыми, но говорят, что делают это ради чего-то благородного: обратить внимание на медицинские проблемы, в качестве протеста против убийства животных, борются против рака груди. Ведь они просто хотели сняться голыми. Зачем еще это объяснять такими вещами?
    - Это больше оправдание для себя, раз ты хочешь сняться голым. Если ты сам для себя не решил проблему, не признался честно, что хочешь видеть себя в журнале с красивыми сиськами и отфотошопленной попой, ты начинаешь придумывать причины – чтобы помочь голодающим в Африке. У тебя есть и оправдание, и красивая картинка.

    - Вот об этом поподробнее, пожалуйста. В отдельных видах спорта девушки рассказывают, что заниматься им можно только с первым или вторым размером груди. Где-то это неважно, а где-то – наоборот. Симона Халеп сделала себе вместо шестого – второй размер.
    - Если честно, я ее не видела до операции. Когда я смотрела ее юниорские фотографии – действительно это выглядело нелепо, просто странно. Если бы она была чуть повыше… Ей это наверняка мешало. Та же Серена Уильямс нормально себя чувствует. Это вопрос конституции тела. Причина еще может быть в голове. Если у тебя засела мысль, что причина в этом, ты не сможешь перестать об этом думать. Я никогда не смогу авторитетно рассказать об этом по одной причине – у меня никогда не было шестого размера.

    - Есть какие-то комплексы по этому поводу?
    - Нет, никаких. В конце концов, это можно решить за определенную сумму денег. Накоплю – сделаю шестой размер. (смеется)

    - Перед тем, как закрыть тему груди и всего остального, и перейти к более серьезным вопросам, немного поковыряемся в ней…
    - А есть что-то более серьезное (смеется). Давайте только не о геополитике.

    - Нет, конечно, мы не будем спрашивать о Трампе и Обаме. В нашей стране бесполезно спрашивать, за кого вы голосуете. Вопрос – про белье. Что на первом месте, удобство или красота? Вы продумываете этот вопрос? Беспокоитесь, что из под юбочки будет что-то выглядывать?
    - Да там не будет ничего выглядывать. У нас вся одежда заканчивается в основном на лосинах, шортах. Там не важно – в белье ты, или без белья. Надеваешь шорты и забываешь про это.

    - Какой важный момент! А есть кто-то, кто играет без белья?
    - Почему бы и нет. Всем по-разному удобному…

    - Спросим напрямик: с бельем или без белья?
    - То есть так? Я – без (смеется). Юбка у меня совмещенная с шортами. Это очень удобно. Ничего лишнего не надо. Тебя все обтягивает, прилипает. Шорты длинные – ничего больше и не нужно. Юбки, может, коротковаты, но в длинных играть просто невозможно – они прилипают, особенно, когда ты играешь в Австралии, в других странах, где очень влажно и жарко. Бывают даже моменты, когда девочки заправляют юбки в шорты. Они не выпендриваются – это просто неудобно. Двигаемся мы, мягко говоря, активно – это мешает. Это обычный бытовой спортивный момент.

    «При мне никто не делал себе укол, приговаривая, что хочет бегать быстрее»

    - Вы будете вести у нас конференцию. Есть ли какие-то пожелания по вопросам? Ожидания?
    - Нет. Можно спрашивать все, что угодно. Я понимаю, что будут спрашивать и всякую хрень тоже. Но это вопрос относительный. Для кого-то это хрень, а для кого-то – это важно. На самом деле важно. У меня тоже есть много вопросов в каких-то сферах. Мне интересно, а для человека – это быт, обычная жизнь. Меня иногда спрашивают знакомые: «Тебя наверное достали вопросы по поводу тенниса?» Меня они не достали. Это то немногое, что я могу тебе рассказать, то, чем я могу поделиться. Было бы странно отвечать про то, что не знаю. Не отвечу же я на вопросы по квантовой физике. Если у меня есть возможность, если люди действительно чем-то интересуются – я с радостью отвечу.

    - Будут спрашивать, на кого поставить?
    - Я бы закрывала эти вопросы. Честно, я сама могу предугадать в лучшем случае половину результатов. Мы с девчонками прикалывались, пытались предсказать ход турнира. В итоге получалось 50 на 50 – даже не 60 на 40. И ведь я всех знаю, со всеми играю.

    - Правда, что теннис заражен договорными матчами?
    - Теннис – индивидуальный вид спорта. Здесь легче все организовать. Вот и говорят об этом. А бокс что, не заражен? Давайте тыкать пальцем в другие виды спорта. Просто фехтование никому не интересно. Но, может, там тоже можно делать ставки достаточно неплохо и зарабатывать. Просто вид спорта пока не такой раскрученный и там маленькие призовые. Думаю, если кому-то из фехтовальщиков предложить даже небольшие деньги, будут подобные истории.

    - Зато из фехтования потом можно стать высоким чиновником – министром спорта, например.
    - Опять я как-то неудачно пример выбрала. Черт! (смеется)

    - Так как вы в раздевалке со всеми общаетесь… Кто-то нюхает, колется, принимает допинг?
    - Меня часто об этом спрашивают. Но они что, сидят в раздевалке и ложками этот допинг в себя закидывают? Если и принимают, то скрытно. Есть, конечно, слухи, что кто-то где-то происходит. Но при мне никто не делал себе укол, приговаривая, что хочет бегать быстрее.

    - Иногда легкоатлеты говорят, что вот так бежать, как это делают некоторые, без допинга – просто невозможно. В теннисе такое бывает?
    - Это все субъективно. Это могут быть даже какие-то незапрещенные препараты. Можно составить себе витаминную программу, где тебя реально будет мощно поддерживать обычный витамин. Это зависит еще и от возраста. Ты не можешь не поддерживать себя после определенного возраста. Я только после 26-27 начала понимать, что такое восстановление. Ты каждый раз устаешь так, что просто ходить не можешь. В 16-17 ты поспишь и все в порядке. А в 26 на следующий день ты, выходя на корт, думаешь, как бы на нем просто не сдохнуть? Это ужасно. Это не объяснить. Тебя спрашивают: «А почему такой легкий счет?» А против тебя стоит 19-летняя китаянка. Ты поворачиваешься и тебе просто больно. Ты ее либо забиваешь за два удара, либо она тебя съедает. Здесь ты скрипнула, здесь колено отказалось работать. И бежать не можешь – физически не можешь. Вариантов нет. Какой еще может быть счет? Против тебя машина: 19 лет, китаянка. Даже, если она не употребляет запрещенные препараты, у них полно незапрещенных – совсем другая медицина, традиционная. Плюс ко всему она еще и хорошо играет. Вот вам и легкий счет. Это как с похмельем – до какого-то возраста его у тебя просто нет. Но потом ты понимаешь, что к чему.

    Степан Чаушьян, Николай Яременко
    14 февраля 2017, 18:00
    Источник: «Советский спорт»
    Если тебе 17 и ты не революционер - у тебя нет сердца, а если ты революционер в 50, то ты - идиот...

  3. #33
    Супер-модератор Аватар для editor
    Регистрация
    18.09.2011
    Адрес
    Россия
    Сообщений
    807
    «В теннисе всегда будут править деньги, красота и личные симпатии»
    Екатерина Бычкова в своей колонке – о «непонятных» итальянских «уайлд-кард», тайном покровителе и современной истории Марии Шараповой.

    Merry Christmas, Princess!

    Прошло столько лет после моего последнего посещения Италии, а Пьер всё ещё продолжает поздравлять меня с основными международными праздниками и с моим очередным, накатывающим, разрушающим мою юность и задор, днём рождения. Сказать, что это всегда приятно, не сказать ровным счётом ничего.

    Пьер в далёком 2004 году был директором турнира в Фано, маленьком итальянском городишке, притулившемся на побережье Адриатического моря недалеко от более известного в настоящее время массового курорта в Римини. Я играла там отборочные соревнования на 75-тысячнике.
    Помню, прошла тогда квал и круг и снялась в матче с первой сеяной на том турнире Югич-Салкич, потому как уже набегалась и что-то тогда меня начало тревожить в моём организме. Да и судейство, по моему мнению, оставляло желать лучшего. Мне казалось, что меня жутко засуживают, все спорные моменты отходят не в мою пользу. Все судьи тащат эту взрослую тётку (о времена, о наивное отношение к спорту!), возможно, потому что она тут первая сеяная и стоит где-то там в конце второй сотни. Когда начинаешь путь с нуля и только достиг условных топ-300, игроки из топ-200 кажутся какими-то атлантами со сверхспособностями. В общем, всё сошлось воедино: не выдержали ни моё тело, ни нервы. Я сдалась. При всём при этом поведение моё на корте, конечно же, оставляло желать лучшего. Театр одного актёра был разыгран на все 100 баллов от Станиславского. Со слезами, полётами ракеток, матерными словами и дискуссиями с мамой, мечущейся из стороны в сторону за сеткой корта.

    Билет у нас тогда был куплен какой-то непонятный, чартерный. Без возможности смены дат и с вылетом прямиком из Римини. И получилось так, что по-нашему недорасчёту нам оставалось потусить на местности ещё пару дней после моего «эффектного» завершения турнира. Собственно, именно тогда мы и познакомились с Пьером. Точнее, он со мной. Мы с мамой без дела болтались на кортах. Казалось бы, в целом всегда есть чем себя занять помимо тенниса на турнирах, но это приходит только с годами – момент побега с кортов после очередного поражения и желание поскорее сеть на ближайший до дома рейс. Но это всё потом, а пока мы болтались на стадионе. Стадион – очень серьёзное название для клуба, состоящего из пяти грунтовых кортов, небольшого сарая с раздевалками для гостей и крошечного кафе-пиццерии.

    Пьер, невысокий и нетипичный голубоглазый итальянец средних лет с маленькой серёжкой-кольцом в одном из ушей, подошёл к нам и представился. Спросил, как я себя чувствую после вчерашней игры и могу ли восстановиться до следующей недели. Я, удивившись вопросу, ответила, что, скорее всего, смогу, но мы улетаем завтра, поэтому уточнила причину вопроса. На что Пьер мне серьёзно ответил, что наблюдал за моими выступлениями на протяжении всего турнира и ему хотелось бы, чтобы я сыграла на следующем 50-тысячнике в Римини, так как ему очень понравилось, как я играю. Моё удивление возросло до космических пределов. Я и не заявлялась на следующий турнир. Как я могу в него попасть? Да и по финансам тогда это было не совсем нам на руку. Но Пьер уверенно предложил мне «уайлд-кард» и какой-то эконом-вариант проживания бонусом. Причём на том турнире директором соревнований уже был вовсе не он, а его друг, но он ручался за свободную карту и за все остальные вытекающие.

    В мире в целом, во всём профессиональном спорте и в теннисе в частности, всегда будут править деньги, красота, популярность и личные симпатии.
    Пребывая в состоянии лёгкого непонимания и тревоги, мы с мамой взяли время на раздумье. Когда ты всегда делаешь всё сам по себе, сам за себя и в целом ни на кого никогда не рассчитываешь, появление волшебника с «уайлд-кард» где-то на задворках Италии выглядит более чем подозрительно. Получалось, мой обратный билет полностью пропадал и мне нужно было в любом случае оставаться одной, так как двоих тогда невозможно было потянуть – в общем, целый ворох сомнений, проблем и нестыковок выпадал от, казалась бы, такого удачного предложения. Промучившись до вечера, взвесив все за и против, пересчитав несчитаемое и прикинув все повороты событий, мы всё-таки остановились на варианте «Да!».

    Так получилась моя первая история с настоящей «уайлд-кард». Так случилась наша многолетняя, продолжающаяся и по сей день дружба. Так я на много-много лет осталась маленькой принцессой.

    Однажды мы адски напились самбукой на каком-то слёте директоров турниров ITF со всей Италии, и он утром на завтраке признался мне, что больше не любит свою жену.
    И, конечно же, несколькими годами позже всякий раз была куча предположений о том, почему именно мне где-нибудь на «сотке» в Кунео или «75-ке» в Ортизео дают WC, а не многочисленным перспективным итальянским юниоркам, взрослым и уже проявившим себя теннисисткам или возвращающимся после травм назад в тур теннисисткам же из Италии. Если бы они ещё знали, что пока я стояла в топ-100 и приезжала по «уайлд-кард» на эти турниры, мне ещё и расходы на отель иногда покрывали, вопросов было бы в разы больше. Да и вообще на протяжении долгих лет Пьер и дальше по итальянским турнирам помогал мне как мог. Где-то находил жильё дешевле, где-то забирал из аэропортов. Всегда приезжал подбадривать, если имелась такая возможность. Я набирала ему по каждой случающейся у меня на территории Италии проблеме, и они практически всегда решались.

    А однажды мы адски напились самбукой на каком-то слёте директоров турниров ITF со всей Италии, и он утром на завтраке признался мне, что больше не любит свою жену, а любит другую женщину. Нет, ко мне, как могли бы подумать любители всяких пошлостей, это не имело никакого отношения. И спустя несколько месяцев он написал мне, что ушёл от семьи к своей Даниэле, которая так же, как и он, ушла от своего мужа, и теперь они счастливы вместе. С тех пор прошло не меньше семи лет, а я всё ещё могу иногда получить фото с их очередного совместного отдыха где-нибудь в Таиланде. Вот такие в дорогах случаются странные фанатско-дружеские истории. И счёт им не всегда на единицы. Я не была единственной любимицей у этого отзывчивого итальянского мужчины. На протяжении многих лет на турнирах список пополнялся, и он всегда одинаково старался всем помогать и по возможности увидеть своих любимых игроков на каких-то итальянских турнирах.

    Мне казалось, что меня жутко засуживают, все спорные моменты отходят не в мою пользу. Все судьи тащат эту взрослую тётку.
    И если уж у такой Екатерины Бычковой случались желающие увидеть, просто увидеть её выступление на каких-то турнирах, то уж у Марии Шараповой имя им не меньше чем легион. И здесь можно долго гундеть и пыхтеть на тему того, что и как изменится в теннисе с её очередным возвращением после не самой красивой истории. Прикидывать и прикладывать, сколько очередных правил придётся как-то по-другому изложить или применить. Считать, сколько всего свободных карт положено игрокам после любого возвращения. И так далее и тому подобное по списку тоскливого, консервативного и лицемерного снобизма.

    А факт того, что практически каждый турнир будет ждать Машу с распростёртыми объятьями, никуда не затолкать. И сколько бы ни старались игроки с иронией, ревностью или любой другой эмоцией пытаться высказаться по этому поводу, каждый на свой лад, бравируя такими словами как честность, равенство и объективность вне зависимости от персоны, — в мире в целом, во всём профессиональном спорте и в теннисе в частности, всегда будут править деньги, красота, популярность и личные симпатии. Профессиональный спорт. Таков профессиональный спорт.

    Merry Christmas, Pier!
    Источник: «Чемпионат»
    30 марта 2017, четверг. 16:15.

  4. #34
    Супер-модератор Аватар для editor
    Регистрация
    18.09.2011
    Адрес
    Россия
    Сообщений
    807

    «Наконец-то весь этот серпентарий WTA-тура показал своё лицо»

    Екатерина Бычкова в своей колонке – об объединении теннисисток против Марии Шараповой и решении больших турниров не давать ей «уайлд-кард».
    Мария Шарапова всё-таки потрясающая персона. О ком ещё могут столько говорить и столько спорить всевозможные федерации тенниса, СМИ всех стран и идиоты всех мастей и званий в этом мире?! Неужели о Симоне Халеп или Кристине Младенович, да простят меня эти замечательные девочки-игроки. От души, от сердца! Они и правда прекрасны, да и играют здорово. Но даже если они съедят весь допинг на этой планете, прилюдно об этом расскажут, покаются и потом отбудут срок длиною в один год, о них, к сожалению, никто не вспомнит. И говорить так долго не будут. И спорить. И ругаться. И выяснять прецеденты. Всем реально будет всёравно. Без обид, ведь это правда. Да и попиариться все эти девочки сейчас могут за счёт Марии тоже вполне неплохо. Пожалуй, и я попляшу на Машиных костях. Почему бы и нет, когда да.

    Аллилуйя! Я дождалась своего часа! Столько лет меня обливали помоями и отправляли гореть в аду, как только я пару раз посмела выразить своё персональное мнение и при этом очень даже не негативное по поводу всемирно известной прекрасной сибирской Золушки. Как ни странно, у меня, в отличие ото всех, своё мнение и своя правда присутствовали в жизни всегда. За них я платила штрафы, отбывала наказания и имела кучу всяких неприятностей, связанных с тогдашней моей работой в WTA. Я также буду их продолжать иметь и также буду всё высказывать, вне зависимости от желания и настроения людей из активно волнующихся и никому не интересных биомасс.

    В кои-то веки WTA-тур объединился, показав своё истинное прекрасное лицо. Наконец-то прилюдно, да ещё и мирно. Я не имею в виду организацию, конечно. Она как раз сейчас всецело поддерживает Марию, ибо без неё им будет очень и очень невесело в ближайшее время уж точно. И здесь не могу не согласиться с президентом WTA, который правильно заявил, что Мария отбыла наказание, которое ей присудили. Отбыла по полной. Точка. И в целом теперь она такой же полноправный член тура, как и все остальные. Только с одним нюансом в биографии…

    Так вот, говоря про женский тур, я имею в виду весь наш прекрасный серпентарий из игроков, которые на самом деле счастливы только два раза на дню, а иногда и на неделе: в первые пять минут после своей победы и следующие пять, когда кто-то проиграл из тех, кого не любят. Обычно это те, кто зарабатывает больше всех денег в туре. Ну или, по факту, тот, кто зарабатывает больше них. Всё остальное время они ноют, как кому-то повезло, а им не повезло с сеткой, как опять у кого-то какая-то травма и невозможно в полную силу сыграть турнир (а это, по большей части, происходит каждую неделю, то есть «нормально» сыграть соревнования у этих игроков не получается никогда), как опять акклиматизация, как снова не хватает денег (их никогда не хватает и всегда категорически). Ноют и про то, как вот эта заработала на предыдущем турнире столько-то и привезла ещё с собой мужика или бабу, и вообще, очередная спортивная депрессия стучит копытом по темечку, и всё плохо, да ещё опять эта Шарапова жизни не даёт. Как-то так. Казалось бы, при чём тут Мария?

    Чем, собственно, она помешала всем этим прекрасным дамам в женском туре? Тем, что благодаря ей ещё пара-тройка девочек «проскочили» в том же формате рекламы и заработали на контрактах? Тем, что она объективно лучше других выглядит на корте? Тем, что она ни с кем не здоровается? Про последнее – «Вот серьёзно?». Именно это аргумент, чтобы «мочить» её сейчас с позволения более высокостоящих инстанций. Вечные трусишки, которые не могли сказать трёх слов, потому что боялись быть по правилам наказанными, наконец-то смогли вставить свои «пять копеек». Вечные трусишки, которых ни за что не собрать в одну кучу ради того, чтобы попытаться отстоять свои же права и правила в туре. Вечные трусишки, которые трясутся за каждый свой вздох, стараясь быть максимально толерантными, всем угодными и радостными, лишь бы им и дальше давали зарабатывать хорошие деньги. Вот эти самые вечно загадочные, лояльные ко всему и всех любящие в интервью девочки наконец-таки нашли мишень для излива жёлчи. Да ещё какую! Наконец-то они могут верещать на всю Одессу, что Мария Шарапова с ними не здоровается и не прощается, что она высокомерная и заносчивая. Что она такая-сякая-растакая и что на самом деле её никто не любит. Шах и мат! Честно говоря, думаю, Мария по этому поводу не очень печалится. Слава богу, они не могут к этому добавлять «Да кто она вообще такая?». Хотя, конечно, приставка «допингистка» тоже не самая приятная, но всё же хотя бы уж титулованная. Так бы и затоптали в ритме ритуальных плясок, и пепел бы развеяли над Сеной, если бы остался.

    Смех, да и только. Вообще, всё очень забавно. Всё это французское ханжество, о котором я писала пару дней назад в одной из социальных сетей. Теперь ещё и англичане дают идиотов и тоже в кои-то веки присоединяются к мнению вечно неудовлетворённых масс. «Французы не дали WC — и мы не дадим», — прикинули они. Действительно, зачем нам лишние деньги, когда можно и без них прожить, благо у нас всё-таки «Большой шлем» и народ и так идёт. Эти выпады компании HEAD по поводу якобы некорректного решения ВАДА о наказании Марии. Хотя тут они в чём-то правы. ВАДА всегда вызывала вопросы. И зачем WTA и ATP изначально пустили её в теннис, так и остаётся для меня загадкой. Очередная махинационная схема – единственное, что приходит в голову при взгляде на этот тандем. Но это уже совсем другая история и другие детали, опустим до поры. Евгений, опять-таки, Кафельников выступает прям великолепно. Хочется после каждой его фразы аплодировать стоя. Когда надо пиарить Кубок Федерации и нести флаг на Олимпийский играх, так Мария – россиянка, а как «косякнула», так сразу американка, конечно. Ведь россияне так не поступают. Нет-нет-нет, никогда. Милота, да и только. Как написал мне израильский друг: «У вас там вообще весёлые чиновники в России».

    Собственно, что хотела добавить по поводу Марии. Как вы поняли, я ей очень даже симпатизирую в этой ситуации, хотя мне её ни разу не жаль. Так вышло, и так, видимо, по каким-то нам всем не известным причинам должно было случиться. Но мне от души хочется, чтобы она, несмотря на все эти, теперь уже международные, палки в колёса, всё-таки смогла осилить этот непростой путь наверх в совершенно нелёгкие уже за тридцать лет и в очередной раз показать всем, почему именно она и есть Мария Шарапова. Вот уж в следующем году я в очередной раз посмеюсь над тем, как директор «Ролан Гаррос», показавший себя в этом году недобогом, будет прыгать вокруг неё и облизывать со всех сторон, восхваляя её спортивные достоинства.

    Ещё любопытно посмотреть, как Мария будет выступать в отборочных Уимблдона. Если она всё-таки станет их играть. Ибо сочетание кортов Рохемптона и степень узнаваемости игрока сложно себе представить даже при самой богатой и роскошной фантазии. М-да.

    О дивный новый теннисный мир, какое счастье, что я больше не имею к тебе ни малейшего отношения!

    Источник: «Чемпионат»
    20 мая 2017, суббота. 21:31.

  5. #35
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    16,688

    «Все тренируются, готовятся и вкладываются в процесс не меньше звёзд»

    Екатерина Бычкова в своей колонке – о разнице между Уимблдоном и его отборочными, о больших призовых и крутящемся колесе.

    Смотря на Рохемптон по другую сторону экрана, не перестаю удивляться тому, что я когда-то была неотъемлемой и полноценной частью этого процесса. Что вообще имела какое-то отношение к теннису. Что это было моей жизнью 26 лет подряд. Рутиной, которую полтора года назад мне казалось абсолютно невозможным бросить. Но время вносит свои коррективы, и в какой-то степени это прекрасно.

    Пока шли отборочные, я смотрела на знакомые до боли ряды кортов, на зелёные вагоны, исполняющие роль офисов всех мастей, на старую башню с часами на здании главного офиса ITF, в котором я неоднократно была «гостем», нарушившим очередное неозвученное (или озвученное где-то на митинге на одном из турниров «Мастерс», на который игроки с рейтингом 150 не попадают в принципе) и присланное потом по почте (автоматически попадающее в папку спам) правило, которое так и оставалось непрочитанным и неузнанным мной. На дождь, который ежегодно идёт в Рохемптоне по вторникам, как будто погода в Лондоне год за годом следуем сложившемуся вековому расписанию. На допинг-офицеров, трущихся возле некоторых кортов, в охоте за очередным и без того бедным игроком, мучающимся ожиданием каждого матча. На самих игроков и их напряжённые лица. На глаза, по которым порой можно прочитать больше, чем по игре, которую они показывают на корте. Язык тела выдаёт всё с потрохами. Как бы кто это ни скрывал, профессионал заметит любой нюанс, в том числе и эту внутреннюю бесконечную борьбу нервов. На корты, которые мы всей душой недолюбливали за их абсолютное несочетаемое с названием турнира качество.

    Хотя какое тут может быть вообще сочетание, если отборочные одного из самых крутых и красивых турниров в мире – это фактически другой турнир. Он играется в другом клубе, на другого качества площадках, с другим отношением к игрокам. Но порой теми же теннисистами, которые буквально в предыдущем году были участниками основной сетки. Но это жизнь. Это профессиональный спорт и его колесо фортуны, которое, как мы видели, остаётся беспощадным даже к такого масштаба игрокам, как Шарапова.

    Ни тени сожаления или ностальгии не мелькало внутри меня. Ни грамма негатива или ощущения, что я потратила все эти годы зря. Просто когда-то прожитая мною часть жизни. Страница, которая перевернулась и больше не требует эмоциональной отдачи. Это было безумно круто, это было дико интересно, это было чудовищно трудно. В тот жизненный этап было вложено слишком много эмоций, слишком много труда и физических затрат, чтобы потом тебе какие-то странные люди писали, что ты говно, например. Но это лирика.

    Ход времени идёт своим чередом. Спустя полтора года я всё ещё смотрю на тех же девчонок, которые были моими соперницами, и на тех же ребят, с кем когда-то могли вместе сходить на ужин или собраться компанией после окончания турнира и неплохо «отметить» переезд на следующий турнир. Да это такая же жизнь, как все остальные. Только более физически затратная и из-за этого сильнее идеализированная простыми обывателями.

    Уимблдон – событие, которое каждый год ждут миллионы людей. Событие, которое, впервые случившись с игроком, заставляет его сердце трепетать от восторга. Мимолётный всплеск счастья, что ты всё-таки смог сюда добраться. Смог, несмотря на многие препятствия, встречающиеся на пути каждого теннисиста. Чудес не бывает, поэтому даже для достижения не самых крупных целей порой требуются великие жертвы. И знает об этом чаще всего лишь сам игрок и, возможно, кто-то сильно приближённый к его команде. Но вновь колесо продолжает крутиться, и вот уже к пятому выступлению на главном травяном турнире восторг как будто притупляется, и единственное, о чём думает среднестатистическое число участников, – это то, что, попав на этот турнир в основную сетку, ты заработаешь чуть больше денег, чем на остальных «шлемах», потому что получишь призовые в английских фунтах. Вот, собственно, и вся красивая история, о которой мечтают миллионы простых зевак.

    Закончились отборочные. Кто-то, кто уже выбыл в первом круге, давно играет следующий турнир. Как вариант где-то в соседней европейской стране на грунте. Кто-то смог пройти эту мясорубку до конца и попасть в основную сетку самого красивого турнира «Большого шлема». А кто-то уже успел сыграть свой первый круг и ждёт своих следующих соперников.

    Я продолжаю наблюдать за этим событием по другую сторону экрана. Кто бы мог подумать, что, будучи маленькой девочкой с дурацким хвостом на макушке, смотря по телевизору очередной матч Уимблдона с участием Штеффи Граф, Анны Курниковой или Мартины Хингис, который мне на кассеты по ночам записывали родители, я всё-таки однажды окажусь сначала по ту сторону экрана в качестве игрока первой сотни, а впоследствии вновь с другой стороны экрана буду уже комментировать действия своих бывших коллег по цеху. Крутая всё-таки штука жизнь. Моя так и вообще.

    И да, это действительно приятно, что наконец-то хотя бы на «Больших шлемах» стали знакомить зрителей с отборочными этапами. Это правильно. Это нужно и важно не только для игроков, но и для зрителей. Хотелось бы всё-таки доносить до любителей тенниса тот факт, что все игроки работают одинаково. Все тренируются, готовятся и вкладываются в процесс не меньше великих звёзд. И, конечно же, каждому хочется быть тем самым единственным, неповторимым и лучшим. Но конкурс большой, а на главном пьедестале ступенька всегда одна. И колесо всё так же продолжает крутиться, не всегда исключительно по нашей прихоти.

    Источник: «Чемпионат»
    6 июля 2017, четверг. 10:30.
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

  6. #36
    Супер-модератор Аватар для editor
    Регистрация
    18.09.2011
    Адрес
    Россия
    Сообщений
    807

    «Роджер, покидай мне мячики!» Мастер-класс Екатерины Бычковой

    Мастер-класс Екатерины Бычковой для детей из благотворительного фонда «Футболка дарит жизнь» и «народное интервью» читателей «Чемпионата».
    На грунтовых кортах московского Нескучного сада прошёл мастер-класс Екатерины Бычковой. Теннисистка вместе со своей мамой Людмилой Бычковой и тренером Иваном Безруковым сначала целый час обучала азам тенниса детишек, которые благодаря поддержке Благотворительного фонда «Футболка дарит жизнь» приехали из Лотошинского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних (Волоколамский район Подмосковья), а затем столько же тренировала читателей «Чемпионата». После традиционного фотографирования и раздачи автографов состоялось своеобразное «народное интервью», во время которого любители тенниса смогли задать Екатерине вопросы, которые их больше всего волновали.

    Я думала в тот день, как накраситься на матч, как выходить на корт и «Боже, только не два нуля!»
    «Ни разу не играла против Уильямс. Мне повезло»

    — Екатерина, каковы ваши впечатления от двух часов на корте с таким большим числом участников мастер-класса?
    — Мне очень понравилось. Это мой первый такой опыт. Спасибо всем, кто пришёл. Я думала, что вообще никто не придёт, с такой-то «любовью» ко мне (смеётся). Ну, кроме, конечно, детишек из фонда. Они вообще большие молодцы и очень меня порадовали. В конце было видно, что им очень понравилось и они «зажглись». Мне бы хотелось такие мероприятия почаще проводить, и спасибо «Чемпу», что придумали такое. Это очень и очень круто! А все остальные участники мастер-класса тоже большие молодцы. Вы отлично играете в теннис. Желаю вам дальнейших успехов, и будем на связи.

    — Вы выигрывали у Уильямс?
    — Я ни разу не играла против Уильямс. Совершенно точно – ни с одной, ни с другой. Слава богу, мне повезло (смеётся).

    — Что нужно людям, чтобы играть в теннис?
    — Людям нужна ракетка, мяч и муниципальный теннисный корт.

    — Когда поймёшь, что можешь играть на профессиональном уровне?
    — Это на самом деле в детстве закладывается. Смотря что иметь в виду под словом «профессиональный». Если ты начинаешь играть в теннис в 20 лет, то уже не будешь профессионалом. Ты можешь играть любительские турниры, есть специальные Pro&Am-туры, которые ты можешь покорять, но, к сожалению, профессионалом на уровне WTA или ATP ты, конечно, уже быть не сможешь. К сожалению, это невозможно.

    — Сколько уроков нужно, чтобы научиться классно играть?
    — Классно играть для любителя? Вы пока только начинаете, поэтому вам, наверное, нужно хотя бы три раза в неделю основательно, по час-полтора тренироваться, чтобы было понимание и чтобы ничего не забывать. Если раз в неделю – то этого будет мало, тогда у вас займёт очень много времени, чтобы научиться перебивать мяч хотя бы на уровне любителей, просто для себя, а потом играть на счёт.

    — Решение стать профессионалом исходило от родителей или вы сами решили?
    — Родители – это, конечно, основной локомотив. Лично мне понравилось играть в теннис, и у родителей была возможность дать мне заниматься. А дальше, если честно, я не поняла, как я стала профессионалом. Ты просто тренируешься и тренируешься, ходишь в школу и тренируешься, потом тебе оп – и 17 лет. Ты играешь в первой десятке по юниорам и становишься профессионалом. Это становится твоей жизнью, и ты не разделяешь, где ты играешь в теннис и кайфуешь от этого, а где ты профессионал и зарабатываешь на жизнь. Конечно, это тоже нужно уметь разделять, но у нас с мамой была своя лестница, так скажем. То есть лично у меня это как-то неярко произошло. Я не поняла, когда именно стала профессионалом. А потом, когда уже поняла, мне было немножко тяжеловато.

    — А сколько вы заработали?
    — Посмотрите на сайте WTA. Там всё написано.

    Я в Египте начинала играть первые «десятки» — жуткие отели и кошмарные корты, три-четыре человека держат шланг при поливе корта, чтобы сохранить рабочие места.
    «Боже, только не два нуля!»

    — Есть какой-то матч, который вы запомнили больше других?
    — Конечно, много таких. Например, против Шараповой на Кубке Кремля — 2006. Для меня это был тогда первый такой матч. Я тогда выиграла квалификацию, прошла первый круг основной сетки. Это был уже второй круг. И, конечно, играть против Маши, которая к тому времени выиграла и Уимблдон, и другие турниры, – это было вау-вау. Я думала в тот день, как накраситься на матч, как выходить на корт и «Боже, только не два нуля!» (смеётся). Мы вышли на центральный корт, и на самом деле получилось 6:4, 7:5 в её пользу. Во втором сете я вела 5:3 и у меня был сетбол, но не сложилось, потому что, несмотря на то что она меня младше, она в этом смысле опытнее, конечно, выше по уровню и так далее. Ещё помню матч с Патти Шнидер. Она стояла в рейтинге 11-й, это было на турнире в Париже-2007. Это был тот самый матч, от которого кайфуешь, когда выигрываешь. Сложно это описать. Когда играешь во что-то и у тебя есть азарт, и вот ты выигрываешь и получаешь удовольствие от того, что сыграла. Мы играли со Шнидер три сета, боролись, была действительно классная игра. Ей тогда чуть сложнее было, потому что для неё это был первый матч на турнире, а я прошла «квал» и была уже разыгранная. Но всё равно это был такой кайф! Я ещё матч закончила эйсом. Она же левша, а я ей прям косым ударом под две руки. Это было вау! Приятное воспоминание.

    — А с Кузнецовой на US Open-2005?
    — Я тогда не успела понять, что произошло. Там было 6:3, 6:2, и Света его по сути «простояла». Я не понимала вообще, что происходит, потому что у неё плохо шёл весь сезон на американском харде. Мы с ней потом разговаривали на эту тему, она сказала, что у неё плохо всё получалось и на неё очень давило осознание того, что ей надо подтверждать прошлогодний титул US Open, плюс она вышла играть против меня. Мы давно с ней к тому времени не виделись, плотно не общались. Но всё равно мы друг друга отлично знаем с детства, при этом я-то её по телевизору видела, а она меня вообще нет. То есть она была даже не в курсе, как я на тот момент играю, что я делаю на корте, с тех пор как мы в детстве играли с ней в категории до 16 лет. Я в том матче ничего особенного не сделала, чтобы честно сказать, что это именно я его выиграла. Вот против Шнидер – да, это была моя победа. А против Светы – да, это круто, какая-то запись в истории моих матчей, но именно профессионального кайфа от него у меня не было. Просто Света в тот день не очень хорошо играла и, считайте, просто этот матч мне подарила. Но воспоминание, конечно, осталось.

    — На каком месте нужно находиться в рейтинге, чтобы не уходить в минус по затратам?
    — Смотря что под этим подразумевать. Я ездила без тренера – мне всю жизнь помогала мама, с 14 лет. Соответственно на тренеров мы не тратили вообще ничего. То есть если у тебя есть тренер, то в плюс ты попадаешь, то есть начинаешь зарабатывать, только тогда, когда ты в сотне. А если ты без тренера, то в топ-200 спокойно можешь себя обеспечивать, при этом жить вот такой классной жизнью, играть в ту игру, которая тебе нравится, и постоянно путешествовать по миру. Это такие приятные сопутствующие бонусы помимо того, что ты занимаешься профессиональным спортом. Конечно, сильно устаёшь от той же акклиматизации и так далее, но от этого всё равно кругозор становится гораздо шире.

    — Главное, значит, попадать на «Большой шлем», где самые крупные призовые?
    — Да, если ты попадаешь в основу хотя бы на три из четырёх этих турниров, то это вообще здорово и замечательно. Тогда можно даже купить себе сумку «Луи Виттон» или юбку (смеётся).

    — А сколько будет, если пройти первый круг на «Большом шлеме»?
    — Эти данные все доступны – посмотрите в Интернете. Сейчас-то совсем другие деньги, а мы тогда зарабатывали примерно 27 тысяч и минус налоги. Получалось около 20. Я просто сейчас точно не помню, поскольку последний раз играла на «Большом шлеме» в основной сетке в 2011 году.

    «Роджер, покидай-ка мне мячики!»

    — Сколько профессиональные теннисисты тренируются?
    — У каждого это по-разному, но в основном это минимум три часа в день, плюс ОФП. А ОФП хотя бы три раза в неделю, чтобы хотя бы поддерживать себя в форме. Либо это спортзал, либо какие-то беговые упражнения. Это смотря кто что делает. Я вот, например, со Светой потренировалась и поняла, что я до этого вообще никогда в жизни не тренировалась. Я это как-то описывала на «Чемпионате». Это звучит смешно, но для того чтобы быть на таком уровне, на котором они есть, нужно тренироваться основательно. А схемы могут быть разные. Допустим, два раза в день: потренировался час-два потом отдых, какая-то ОФП и час вечером. Либо наоборот – ОФП утром, потом два часа потренировался, отдохнул часа два-три и потом вечерняя тренировка. Опять же можно работать из корзинки, можно разделять на какие-то игровые моменты – много всяких нюансов, которые раскладываются по мере того, насколько ты классный профессионал.

    — Где есть хорошие корты?
    — Мы сейчас про эту страну говорим? Внимание, вопрос! (Смеётся.)

    — Значит лучше за границей?
    — Я никогда не тренировалась за границей, точнее, я тренировалась там всего один раз – две недели в Испании. Конечно, там есть условия. Ты приезжаешь, и там есть несколько кортов в одном месте – несколько грунтовых кортов, несколько хардовых, спортивный зал. Всё рядом. А у нас это всё сложно. У нас очень плохая логистика. Да, есть какие-то клубы, но ты должен поехать на Киевку, чтобы на харде поиграть, потом поехать куда-то на грунт в дутике, допустим, в «Островского», в Химки, для того чтобы поиграть. Но, кстати, это очень неплохая академия, которая в себя всё включает. Я даже удивилась, когда туда приехала – там есть и то, и то, и то. Это один из редких комплексов, в котором всё продумали, но его и строили-то недавно. Вот, допустим, у нас в ЦСКА, где я последние четыре года тренировалась, да, там есть хард, «терафлекс», есть летний грунт, но всё как-то разбросано. Допустим, ты занимаешься на «Песчанке», вроде не так и далеко, но, чтобы тебе там дальше потренироваться, надо одеться и перебраться в тренажёрный зал, который во дворце тенниса, который соответственно уже на Лениградке. Я условно описываю проблему, но в целом вот так всё сложно, всё делаешь сам. Поэтому понятно, почему все едут за границу. Если дети хотят заниматься и родителям надо принять решение, то самое просто – поехать, найти какого-то иностранного тренера, в одном месте сидеть и оттуда по Европе раскатывать и играть юниорские турниры.

    — Вам удавалось на турнирах общаться с Федерером, с Надалем?
    — Ну как пообщаться? Мы же никогда не пересекались в детстве.

    — А спарринг?
    — Ну какой спарринг? «Роджер, покидай-ка мне мячики!» (Все смеются.) Конечно, мы много раз виделись и пересекались. Когда играешь на «Больших шлемах», мы все сидим в одних местах – в столовых и зонах отдыха игроков. Он никуда не ходит отдельно есть, мы все в одном месте. Просто я не особо с ним знакома. Мы все друг другу говорим: «Хай!» — и на этом всё заканчивается: «Бай!». Приблизительно такое общение. И дело даже не в том, знакомы или нет. А просто все настолько сфокусированы, все приезжают на турнир играть и зарабатывать деньги. У всех конкретная цель. Тебе не до приветов и ответов. Конечно, у каждого есть какой-то свой маленький круг, с которым ты ближе общаешься. Но это даже когда ты становишься старше. А вот юниоры вообще все зашорены. Агенты или кто из их окружения настраивают их, и они все – только вперёд к цели.

    Просто Света в тот день не очень хорошо играла и, считайте, просто этот матч мне «подарила». Но воспоминание, конечно, осталось.
    «Мы все «чайники»»

    — Победа Елены Остапенко на «Ролан Гаррос» случайная?
    — Почему? Абсолютно неслучайна. У неё характер такой. Она всегда такой была. Я её видела девочкой, лет 15, мы играли какой-то Pro&Am, и она нам говорила, что мы все «чайники», и как она здесь может проиграть хотя бы два мяча. Есть такие люди, у которых нет уважения к опыту. Я это говорю не в негативном смысле. Наоборот, иногда это нужно для того, чтобы собственно выиграть «Большой шлем». Я когда первый раз тренировалась с Кончитой Мартинес, вы, наверное, такую даже не помните, а я росла на ней, смотрела её матчи. И я на тренировке в Дохе, первый раз туда приехала играть «квал» в 2005 году, и меня записали к ней в спарринг. Так я там вся забегалась – она то один удар играет кручёный, то другой резаный, а я только успеваю отвечать снизу-вверх. Мне в свои 19 это было так круто. Просто ух! Хотя по идее, если посмотреть со стороны – такая же теннисистка, как и я, собственно.

    — Вы сказали, что теннис позволил путешествовать по миру. Какое самое крутое место, в котором удалось побывать благодаря теннису, и какое самое некрутое?
    — Насчет антикрутого могу сказать, что я не люблю Индию. Причём я там играла турнир WTA в Хайдерабаде, в 2005 году. Это был первый и последний раз, когда я была в Индии. Надеюсь, что больше там никогда не буду, хотя мы там жили в хорошем отеле, пять звёзд, нас возили «мерседесы». Но как только ты выходил на улицу – сказка заканчивалась и начиналась реальность (смеётся). Мы поехали менять билеты, и это было ужасно и кошмарно. Плюс ещё весело и забавно вспоминать, как я в Египте начинала играть первые «десятки» — жуткие отели и кошмарные корты, трое-четверо человек держат шланг при поливе корта, чтобы сохранить рабочие места. На «Больших шлемах» столько судей то нет. То есть Египет тоже на меня произвёл угнетающее впечатление. А если из классных – есть просто страны, которые я люблю. Всю Европу люблю, и тот же Париж, Италию очень люблю. У меня там много друзей. Там очень классно, но, к сожалению, я там давно не была. Например, очень люблю Палермо, там был турнир, и мы там все наслаждались. Вообще моё любимое место – Гонконг. Я его обожаю. Я там много походила, приехала туда на экскурсию, когда была уже взрослая.

    — А Новая Зеландия?
    — Нет. Это просто кошмар – 36 часов!.. Нет, сама страна то потрясающая, и Австралия тоже, просто очень уж далеко от Москвы. Это правда классные страны – и я понимаю, почему народ туда переезжает: там комфортно, люди ходят абсолютно расслабленные. Побывать там здорово, просто посмотреть. Но добираться туда очень далеко. Ещё я не очень люблю Китай. Это страна классная, индустриальная, они там всё классно сделали, но мне просто эмоционально там не нравится. Это вообще не моя страна, не мои люди. Люди, которые идут просто сквозь тебя и в упор тебя не видят. Вначале ты пытаешься как-то обратить на себя внимание – бесполезно. Проходит полторы недели, и уже ты сам на вокзале идёшь напролом, кто-то упал, а ты просто ему проехал по ноге чемоданом. Поглядел на него: «А? Ну ладно, встанет и пойдёт». Я, конечно, утрирую, но там действительно так, и это ужасно – тебе никто никогда толком не поможет. По-английски говорят три калеки, и они даже не пытаются его учить, не хотят и никогда не будут.

    — С кем в паре вам нравилось играть?
    — Ой! С кем только я ни играла. В своё время была такая француженка Стефани Форец, когда мы с ней в сотню обе попали, мы с ней очень хорошо дружили. И играли мы со Стэф довольно неплохо. Мы ничего особо не выиграли, но как-то нам комфортно было друг с другом играть. Ещё я в своё время играла с Машей Головизниной – есть такая директор турнира сейчас. Мы с ней тоже «нашлись». Первый раз, когда вместе записались, оказалось, что у нас день рождения в один день. И мы с ней довольно долго вместе играли, пока она не закончила карьеру. А из последнего времени – с Весной Долонц у нас неплохо получалось, нам довольно комфортно было. Но вообще, если честно, то я пару полюбила играть только в конце карьеры. У меня всегда была какая-то внутренняя повышенная ответственность, постоянно казалось, что это только я ошибаюсь, поэтому не любила пару играть. А вот с «одиночкой» больше дружила.

    Источник: «Чемпионат»
    9 августа 2017, среда. 18:30

  7. #37
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    16,688

    «Порой судья на вышке становится твоим злейшим врагом»

    Екатерина Бычкова в своей колонке – о незаметных «героях», которые могут в одночасье сломать игру, и поделать с этим уже ничего нельзя.
    Никоим образом не хочу захлебываться в ностальгических воспоминаниях о былом, но каждый раз мой новый опыт работы радиоведущей настигает меня миллионом осколков прошлого.Что характерно, именно оказавшись в этой самой роли, я поняла, как это круто и ценно – всё то, что со мной происходило без малого 26 лет. Всё то, что я до сих пор понимаю, люблю и продолжаю осваивать уже с других сторон. Теннис многому меня научил, много дал и частично что-то отнял. Но в жизни никогда не бывает так, что ты только получаешь. Всегда нужно отдавать что-то взамен, и жаль, что немногие люди это понимают. Впрочем, это уже раздел философии, а не спорта.

    Так вот, в прошлую среду у нас в эфире разговор зашёл о том, как по-разному могут реагировать спортсмены после матча друг на друга, и в частности речь зашла о рукопожатиях. Мой соведущий Алан спросил, были ли у меня такие случаи, чтобы я не жала кому-то руку или чтобы руку не пожали мне. Помню, конечно, что были. Я так точно не жала пару раз ладошки некоторых дам, но швыряться фамилиями тут не буду, да и не в этом суть.

    У нас, у теннисистов, в отличие от командных видов спорта(а в эфире мы в основном обсуждаем футбол, регби, реже хоккей) конфронтация разделена не только на соперника, но и как-то немного на судей. Порой в сложном моменте они оказываются гораздо более злейшими врагами, чем твой, казалось бы, непосредственный противник. И так это раздражает в игре, и так это обидно иногда, прямо до слез. Потому что как бороться с соперником, ты худо-бедно понимаешь, а вот как бороться с человеком на вышке– понимания ровно ноль.

    И вот я как раз вспомнила одного такого «любимца». Не задались у меня с ним отношения со второго круга US Open 2005 года. Не помню имени и фамилии, помню, что американец. Да и на вышке он уже не сидит. Давно уже перешёл в разряд турнирных рефери. Возможно, сейчас дослужился до супервайзера. И вот тогда этот юный невысокий толстяк сразу меня невзлюбил. Ну, я могу частично его понять. В 20 лет я была абсолютным психом со всеми вытекающими: там и истерики, и мат-перемат, и ракетки в щепки. Не все любят такой формат. Теннис по нелепой случайности попал в разряд «типа» интеллигентных видов спорта. Смешно, конечно, но как есть. Где спорт высших достижений, да ещё закрученный на отличных заработках, и где интеллигенция? Ну да ладно…

    Так вот условный Майкл (как-то же нужно называть того парня), видать, вышел из тех самых образованных первопроходцев. И как-то сразу во втором круге US Open2005 года количество проблем по ходу матча у меня возросло в разы. Помимо своих личных страхов, амбиций, истерик и прочего ещё и добавились постоянные ошибки судьи. И каждый раз линейные говорят в мою сторону, а судья на вышке поправляет. И так в каждом гейме первого сета! Поверьте, когда играешь на корте за каждое очко, а не сидишь и комментируешь где бы то ни было вне его пределов, это очень сильно нагнетает обстановку. Например, у тебя 5:5 в геймах и «ровно» на подаче соперницы, и тут хрясь, линейный кричит «аут» после мяча соперницы, а «вышечник» делает «коррекшн» и вместо заветного брейк-пойнта тебе надо либо переигрывать очко, либо вообще отыгрывать геймбол. Так себе перспективка…

    Этот же прекрасный Майкл в итоге после очередного исправления линейных вывел меня настолько, что я пульнула ракетку в небо. Да не просто в него, а через руку. Так, чтобы она красиво закрутилась наверху и затем упала мне в другую ладонь. Вот когда эмоции оказываются не лучшими товарищами! Ракетка в небо, конечно, улетела, но из-за резкости движения потеряла контроль и… хряпнулась рядом с болбоем, который непонятно зачем пробегал через середину корта и фактически сам на неё налетел. Слава богу, ракетка его не задела, просто упала ровно рядом. Тем не менее началась вакханалия! Майкл остановил игру, вызвал супервайзера, побежал опрашивать мальчика о повреждениях с главной целью – снять меня с этого матча. Собственно, супервайзер, нарисовавшийся минут через 20, это желание погасил на корню, но настроение моё пало смертью храбрых, и я как-то уже без энтузиазма завершила сей поединок. По окончании встречи поплелась стандартно ругаться с родственниками, как обычно бывало после бесславного поражения, а затем страдать по обоим пунктам сразу.

    Не прошло и полугода, как наступил февраль, а вместе с ним и важный турнир в Индиан-Уэллсе. И тут мне выпадает счастье играть матч первого круга с Марион Бартоли. Мы в расписании последним запуском. Погода – серостьи холод, дождь мелькает где-то на горизонте. Рутина. Время близилось уже к полуночи. Большую часть последних матчей перенесли на другой день, но нашей паре выпала удача ждать своего выхода до конца. Папа Марион пошёл узнать, по какой причине нас не переносят на последующий день, на что ему вежливо и спокойно объяснили, что правила разрешают начинать матчи до 12 ночи, и отправили дальше ждать.

    Встали мы в итоге на корт без 10 минут полночь. Холод был как в аду. Мы на пару с соперницей в спортивных костюмах, а из зрителей на трибуне только моя мама, папа Бартоли, смена линейных судей и смена болбоев – всё. А на вышке тот самый Майкл. Не успели мы начать согреваться, как на счёте 15:15 в первом гейме пошёл дождь. Нас перенесли на третий запуск следующего дня, коим наш матч тоже не завершился. При счёте 3:3 в решающем дождь вновь вмешался в ход событий. Майкл опять-таки вносил немалую лепту в нашу прекрасную борьбу. И вновь чем-то я была ему немила по ходу всего поединка.

    Но добить он меня решил в заключительном уже третьем дне нашего многострадального матча. В трёх оставшихся геймах он сморозил несколько (!!!) чудовищно грубых ошибок, доведя меня до слёз, истерики и того самого момента, в котором ты не жмёшь судьям руку после игры. И что характерно, когда я, обменявшись рукопожатием с соперницей, прошла мимо него сразу к скамейке, половина зрителей встала и начала аплодировать. То есть он умудрился настолько дискредитировать себя, что даже простые зеваки не совсем поняли, что это было. Вообще, за то, что ты не жмёшь руку судье после матча, играя на корте с трибуной, полагается штраф. Каково же было моё удивление, когда, получая свои призовые, в расчётах я его не обнаружила. Такое негласное утверждение того, что он действительно был не сильно прав…

    Прошло ещё две недели, и я играю свой следующий первый круг уже на турнире в Майами. И вновь отличный соперник – Анастасия Мыскина. И вновь большая трибуна. И, конечно же, вновь ОН. Майкл… Когда подойдя к сетке, чтобы разыграть жребий (до этого я почему-то не обратила внимания), вновь увидела этого пассажира, у меня задёргались оба глаза. Я начала судорожно семафорить родителям, показывая на него пальцем. Но делать уже всё равно было нечего. Только разделить таким образом боль с близкими. На удивление этот матч прошёл без особых эксцессов, а после него я наконец узнала, что существует функция поставить судью в свой персональный бан-лист. То есть ты можешь прийти в офис WTA и сказать, мол, не хочу, чтобы меня когда-либо судил такой-то и такой-то арбитр. С тех пор Майкла на вышке я не видела. На всякий случай, от греха подальше…

    Источник: «Чемпионат»
    6 декабря 2017, 09:45
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

Страница 4 из 4 ПерваяПервая ... 234

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •