Страница 5 из 5 ПерваяПервая ... 345
Показано с 41 по 50 из 50

Тема: Светлана Кузнецова...возвращение после полугодового отсутствия

  1. #41
    Супер-модератор Аватар для editor
    Регистрация
    18.09.2011
    Адрес
    Россия
    Сообщений
    824

    Кубок Федерации 2016

    Светлана Кузнецова:
    "Меня то включало, то выключало"


    Светлана Кузнецова не смогла переиграть вторую ракетку сборной Голландии Рихель Хогенкамп, уступив ей за 4 часа со счетом 6:7 (4:7), 7:5, 8:10. Российская теннисистка отметила, что ей было тяжело справиться с собственными эмоциями и показать свою лучшую игру.

    – В первом сете я играла исключительно против себя, - заявила Кузнецова. - Я считаю, что девочка сыграла сверх своих возможностей. Она большая молодец. Бегала здорово, тянула все. Думаю, что она прыгнула выше своей головы во много-много раз. Я не могла справиться со своими эмоциями, которых было слишком много. Я не контролировала свою игру, свои ноги, свое тело в целом. Я понимала, что могу включиться в игру и сделала все для этого. Я отдала все сегодня. К сожалению, в каких-то моментах мне очень не повезло. Я не показала свою лучшую игру. Но я боролась.

    Каждый день очень сложно показывать свой лучший теннис. Сегодня я лишний раз убедилась, что теннис он тем и интересен, что чем лучше у тебя форма, тем сложнее играть. Считаю, что у меня сейчас хорошая форма. Но слишком много ожиданий от самой себя. Хотелось сыграть лучше. Так, как получалось несколько дней назад на тренировках. Очень жаль, что я так и не смогла добыть это очень важное очко для сборной. Но так случилось: ей повезло в каких-то моментах больше чем мне. Я боролась, как могла. Но, к сожалению, не смогла справиться с давлением. Может быть, я ошибалась на важных мячах. Меня включало и выключало во время матча. Я это чувствовала. Конечно, мне бы хотелось бы сыграть лучше. Но, к сожалению, я не могла это контролировать.

    – Вы провели на корте 4 часа. Хватит ли сил на завтрашний поединок или будете просить замену?

    – Как Настя решит, так и будет. Я не знаю, что будет завтра. Как будет чувствовать себя мое тело? Мне все же уже не 15 лет, а 30. Я хорошо тренируюсь, на высоких скоростях и, в принципе, довольна своей формой.

    (Газета "С-Э"// 06.02.2016 20:57 | ТЕННИС — Кубок федерации. Мария НИКУЛАШКИНА)

  2. #42
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,101

    Miami Open 2016, WTA Premier

    Светлана Кузнецова вышла в четвертьфинал теннисного турнира в Майами (США), призовой фонд которого превышает 6,1 миллиона долларов.
    Кузнецова, посеянная на турнире под 15-м номером, в четвертом круге одержала волевую победу над первой ракеткой мира американкой Сереной Уильямс со счетом 6:7 (3:7), 6:1, 6:2. Встреча продолжалась чуть более двух часов. Для россиянки эта победа стала третьей в 11 поединках с младшей из сестер Уильямс и первой с 2009 года. Светлана Кузнецова в седьмой раз в карьере одержала победу над действующей первой ракеткой мира.
    Кроме того, россиянка прервала 20-матчевую беспроигрышную серию Серены Уильямс на турнире в Майами.
    Соперница Кузнецовой по четвертьфиналу определится в матче россиянки Екатерины Макаровой (30-й номер посева) и украинки Элины Свитолиной (12-й).
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

  3. #43
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,101

    Олимпиада 2016. Теннис.

    Светлана Кузнецова: "Мы играем как на стройке"
    Лучшая теннисистка страны Светлана Кузнецова начала олимпийский турнир с победы над китаянкой Ван Цян (6:1, 4:6, 6:0). Однако еще более яркое выступление россиянка выдала в микст-зоне.

    – Во втором сете игра у меня немного не сложилась, – начала Кузнецова. – До этого китаянка много ошибалась, и я подсознательно начала действовать менее агрессивно. Но соперница не совершила промахи там, где я на это рассчитывала. Наоборот, рискнула и выиграла несколько важных мячей. Если бы я взяла гейм на 4:2, картина была бы совсем другой… Однако в третьем сете я полностью вошла в игру, окончательно избавилась от зажатости, и все встало на свои места.

    – Как вам атмосфера Игр?

    – Честно говоря, я тут только потому, что это Олимпиада. Хотя пока об этом можно только догадываться. Такой организации я уже давно не видела. Мой тренер Карлос Мартинес – очень позитивный парень, от него слова худого не услышишь. А тут он вдруг заявил: это худший турнир в году! Накладок очень много, устанешь перечислять. Взять хотя бы болл-боев. Говоришь им: кинь мне мяч вон туда. Они ничего не понимают и делают все по-своему. В первые дни был вообще ужас! Девочки стоят и смотрят друг на друга: "Ты побежишь за мячом? Я лично не побегу".

    Когда мы играли пару с Дашей Касаткиной, так телевизионщики просто по корту ходили. Я такого в жизни не видела! Обычно за каждой камерой стоит по одному человеку. А тут – люди ходят взад-вперед, как на базаре. Я им говорю: "Простите, пожалуйста, мы тут в теннис играем. У нас тут Олимпиада вроде". Молодые стесняются высказывать свое мнение, а меня вы знаете. Если меня что-то раздражает, я за словом в карман лезть не буду.

    – А еще что не устраивает?

    – Да практически все. Например, тренироваться можно только 45 минут. Или, допустим, говорят: запись на тренировки начнется в 17 часов. Карлос дежурит там с 16.30, стоит в очереди первым. А в пять ему говорят, что на корт, который мы хотели забронировать, уже записан Нишикори. Какой Нишикори, откуда Нишикори?!

    Есть претензии и по качеству питания. Еда не очень вкусная, никакого выбора нет. К тому же тренеры после четырех часов по талончикам ходить в ресторан не могут. Вчера Тони Надаль, дядя Рафы, из-за этого даже скандал устроил. Испанцев вывело из себя еще и то, что им не дали билеты на матч Рафаэля. Пришлось покупать за собственные деньги. Получается странная история: призовые мы тут не получаем, пригласить никого не можем. И даже поесть нормально не получается.

    – Даша Касаткина накануне жаловалась на покрытие корта. Сказала, что оно грязное и скользкое.

    – Они его моют, но оно все равно пыльное. Тут же все вокруг в стройках! Я вот не понимаю – это завод или стадион? (Показывает на заднюю часть Международного телевещательного центра, всю в металлических лесах.). Такое впечатление, что мы на стройке работаем, а это рабочие идут. У меня нет ощущения, что здесь проходит Олимпиада. Хотя стоило взять трех человек, которые знают, как надо организовывать такие турниры, и все было бы по-другому.

    – В Олимпийской деревне хоть все нормально?

    – Там тоже свои нюансы. По турнирам мы обычно ездим максимум втроем – я, тренер и специалист по ОФП. Концентрация на максимуме, все тихо и спокойно. Я вообще не люблю, когда вокруг много людей. Это мешает сохранять энергию, чтобы потом выплескивать ее в матчах. А в деревне – это такой зоопарк! Я очень хотела жить на частной квартире, так многие теннисисты делают. Серена Уильямс, например, дом снимает. Но нам ничего не гарантировали, включая безопасность. И мы от этого варианта отказались. Приходится создавать искусственный вакуум вокруг себя, чтобы отгородиться от всего ненужного. Но все равно, вчера я пришла на корт, и чувствовала себя просто размазанной. Сохранять психологический настрой в такой ситуации очень нелегко.

    – Выступление с Касаткиной в паре помогло прибиться к покрытию?

    – Да, очень. Я всегда прошу организаторов сначала поставить меня в расписании в парном разряде. Это помогает потом лучше сыграть и в одиночке. Но вот опять к теме организации… Мы вчера закончили играть пару в шесть вечера, а сегодня меня ставят на корт первым запуском, в 11 утра. Я спрашиваю: зачем, почему? Пожаловалась, но мягко. Потому что если пожалуешься жестко, тебя потом специально будут ставить рано утром или поздно вечером.

    – Сегодняшний игровой день был задержан на несколько часов из-за шквального ветра. Как коротали время?

    – Ждала выхода на корт, а тренер бегал, есть мне носил. Еще подремать успела. Я запросто могу прикорнуть даже перед важным матчем, а уж между тяжелыми тренировками – сам бог велел. Это очень помогает, на корт потом выходишь полная энергии.

    – Не могу не восхититься вашим платьем в цвет российского флага.

    – Это юбка, сделана для меня техническим спонсором. Они все делают специально для меня, вот тут даже мой логотип имеется.

    Газета "С-Э" 23:45 7 августа | ОЛИМПИАДА — Рио-2016 — Теннис
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

  4. #44
    Супер-модератор Аватар для editor
    Регистрация
    18.09.2011
    Адрес
    Россия
    Сообщений
    824

    Кузнецова: футболисты за три года получают, как я за всю карьеру

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	1474018573.jpg 
Просмотров:	41 
Размер:	65.1 Кб 
ID:	15230

    Светлана Кузнецова о возвращении в топ-10 и Олимпиаде, Смолове и Газзаеве, Болте и Фелпсе, дружбе и татуировках, а также своей философии.
    10-я ракетка мира Светлана Кузнецова побывала в редакции «Чемпионата». Четырёхкратная победительница турниров «Большого шлема» (два в одиночном разряде, два – в парном), трёхкратная обладательница Кубка Федерации (2004, 2007, 2008), участница трёх Олимпиад, отвечая на вопросы журналистов и читателей, рассказала о непростом возвращении в десятку, Москве, Санкт-Петербурге и Сингапуре, о моде, музыке, путешествиях и тяге домой, о прошлом, настоящем и будущем и о многом-многом другом.

    «Я стала меньше отвлекаться»

    — Светлана, этот сезон у вас проходит на подъёме, вы вернулись в топ-10. Чего стоило вам это возвращение?
    — Я много анализирую, слежу за другими девушками: все меняются. Мне было 16 лет, сейчас – 31. За такой фундаментальный период помимо тенниса в жизни человека происходит множество событий, как личных, так и общественных. Путешествуя по всему миру, сложно создать прочные отношения с людьми. А самое
    сложное – сформировать правильную команду. Если вкратце – наверное, я пересмотрела своё отношение к жизни и стала иначе расставлять приоритеты. Я стала стабильнее в тренировках, ушёл юношеский максимализм. Я перестала сильно расстраиваться из-за поражений. В конце концов, в ходе сезона мы участвуем более чем в 20 турнирах, и едва ли не каждую неделю заканчиваем проигрышем. По семь турниров выигрывает разве что только Серена Уильямс, но это вообще рекорд. А так – среднестатистический хороший игрок выигрывает по три турнира. Всё остальное время ты расстраиваешься. Нам с детства прививают привычку убиваться из-за поражения по несколько дней. Следующее утро после проигрыша – самое ужасное. И вот в январе в Окленде я пообещала себе, что больше не буду так расстраиваться. Есть другие моменты вне теннисной карьеры, которые должны радовать. Когда исчезают такие скачки, появляется стабильность – это позволяется тренироваться с хорошим настроением.

    — В чём изменились ваши приоритеты?
    — В приоритете всегда теннис. Но каждый должен найти для себя правильную меру в жизни, в голове. Многое зависит от психологии. Иногда смотришь на некоторых девочек во время тренировки и думаешь: как они умудряются пробиваться в десятку? Например, если любитель посмотрит на Радваньскую: она не выглядит как игрок топ-10, она не сильно бьёт, но играет так грамотно и с умом, что этот момент компенсирует. Этим и интересен теннис.
    Я стала меньше отвлекаться. У меня есть время, которое я провожу с друзьями, есть время для себя и есть время для тенниса. Я поняла, что надо переставать себя «пилить» за каждую мелочь. Ведь я максималист. Теннис – такая хорошая книга для жизни: ты учишься на своих взлётах и падениях, изучаешь психологию людей, узнаёшь мир по-другому. Со временем я поняла, что люблю спорт и играю не за деньги, не за славу.

    — Как вам удаётся абстрагироваться от поражений?
    — Я стала читать меньше негативной прессы, злых комментариев. Важно понять: наверное, люди, которые оставляют негативные комментарии, больше ничего не делают в жизни. Если у тебя есть цель и ты чем-то занят, тебе не придёт в голову зайти и написать что-нибудь мерзкое. Я, скорее, напишу что-то хорошее.
    Кроме того, раньше на следующий день после турнира мне никогда не хотелось тренироваться. Я лично тренироваться люблю: мне нравится сам процесс. Это нелегко, но мне нравится преодолевать себя, постоянно чувствовать себя в форме, чувствовать мяч, ощущать, что с каждым разом играешь всё ближе к линии. В этом году стало больше раз, когда после проигранных матчей я тренировалась во всю силу. Это для теннисиста нелегко. Те, кто играет, меня поймут.
    Когда я выхожу на матч, делаю всё возможное – чтобы потом сказать, что я сделала всё, что могла. Может получиться хуже, что-то скажет судья или соперник сыграет лучше – мы все люди, не машины.

    — Что для вас значит победа? Как долго длится ощущение эйфории от победы?
    — Когда я выиграла турнир в Сиднее, я не хотела радоваться слишком сильно, «улетать» куда-то в облака. Приятно сохранять эмоциональный баланс. Наверное, когда я завершу карьеру, то буду скучать по одному моменту: по чувству, когда ты преодолел себя на тренировке, сделал всю работу; когда выиграл матч и едешь обратно в отель, слушая любимую песню, и думаешь: какой был хороший день.

    «Хотела бы взять уроки по вокалу»

    — Вы можете назвать себя меломаном? Как меняются ваши вкусы в музыке?
    — Да, я меломан. В детстве мне очень нравилась группа «Алиса», я даже лично познакомилась с Костей Кинчевым, мы поддерживаем общение. Вообще, мне интересно общаться с людьми из разных сфер деятельности. Мне нравятся успешные люди в разных индустриях, от них можно узнать что-то новое. Буквально на днях виделась с Фёдором Смоловым, расспрашивала его о тренировках. Спрашиваю: «У вас, наверное, лафа там?» — «Да нет, у нас по две-три тренировки». Про футбол ходит много шуток и мемов. Мне понравилось, что Федя тоже подходит к этому с юмором, и вообще рада за ребят, что они много тренируются.
    Когда я жила в Испании, слушала только зарубежную музыку. А вернувшись в Москву, стала знакомиться и общаться с новыми людьми, что сподвигло слушать другую музыку. Я не могу сказать, что разбираюсь в голосе, но мне нравится хип-хоп, русский рэп.

    — В День города вы опубликовали песню под названием «Москва». Что вам ближе – Москва или Питер?
    — Вот это провокационный вопрос! (Смеётся.) Это всё равно что спросить, какой турнир я люблю больше – US Open или «Ролан Гаррос». Москва и Питер – разные города. В Питере сейчас мне сложно жить, тренироваться, создавать платформу на будущее. В Москве – центр жизни, всё кипит. А в Питер хорошо поехать летом, покататься на кораблике, пообщаться с друзьями. Он классический и спокойный, в отличие от бурлящей и «развратной» Москвы. Я всегда останусь коренной петербурженкой.

    — Вам в Москве пока более удобно, но вас не отвлекают всевозможные соблазны?
    — Не-е-ет! (Смеётся.) Слава богу, я спортсменка – у меня график, и к себе я отношусь жёстко. Плюс в Питере есть сложности с логистикой: чтобы выбраться из Питера, как правило, требуется лишняя пересадка через Москву. А летая из Москвы, есть большой плюс: какое бы направление ты ни выбрал, всюду есть прямой рейс. Спарринги – тоже. Если я не могу найти никого в Москве, то кого я в Питере найду? Другие девчонки тут тренируются. В Москве хорошо устроена спортивная инфраструктура: у меня рядом с домом есть и корты, и залы, я могу пойти в любой фитнес-центр World Class по всему городу позаниматься. В Санкт-Петербурге мой папа тоже готов сделать всё, чтобы мне было удобно тренироваться, но мне пока комфортнее в Москве по вышеперечисленным причинам.

    — Что вы можете себе позволить, будучи спортсменкой и соблюдая режим?
    — Я прислушиваюсь к мнению тренеров. Последние два месяца были очень напряжёнными – мне сказали, что можно пойти проветриться, отдохнуть. Я могу встретиться с друзьями, выпить несколько бокалов вина и отправиться, к примеру, в караоке. Мне нравится собирать дома гостей, пригласить душевную компанию.

    — Вы поёте в караоке?
    — Я не очень сильна в вокале, но рэп могу прочитать. Я бы очень хотела взять уроки по вокалу.

    «Возможно, заявлюсь на Кубок Кремля в последний момент»

    — Вопрос от читателя. Много ли друзей у вас осталось в Питере?
    — Не сказала бы, что у меня было море друзей. Я же выросла в семье велосипедистов, общалась с ребятами-спортсменами, жила в интернате. Я общалась только с детьми в школе и в секции по теннису. Есть подруга Аня, с которой я училась с первого класса, и есть Полина, с которой мы ходили в детский сад. Есть ребята, с кем я начинала играть. Все мои друзья позитивные и добрые. В общей сложности – 5-7 ребят из Питера, с которыми я всегда встречаюсь, когда приезжаю.

    — Женский турнир в Питере возродился спустя 25 лет. Почему вас там не было в минувшем феврале и появитесь ли вы там в следующем году?

    — Мне бы очень хотелось там сыграть. Но с Санкт-Петербургом у меня связаны не самые позитивные воспоминания. Кроме детского негатива, почти ничего не осталось. Когда я приехала в Испанию, мне все говорили, что там я могу многого достичь. Для меня это было удивительно, ведь дома мне говорили совершенно противоположные вещи.
    Выступить на родине – не самая лёгкая задача. Вспомните, сколько времени мне потребовалось, чтобы собраться с духом в Москве и выиграть Кубок Кремля. Всё-таки матчи за сборную – это одно, а Кубок Кремля – другое. В Питере будет другая ступень.
    С организатором петербургского турнира Александром Медведевым нам не удалось договориться в связи со сложным графиком. Я беседовала сначала с ним, потом с Евгением Кафельниковым. Сначала Австралия, Кубок Федерации, потом Санкт-Петербург, а затем – Дубай и Доха. Я попыталась объяснить, что мне нужно расставить приоритеты. Более крупные турниры уже заявлены, и в последний момент невозможно отменить все планы. По поводу следующего года – пока не знаю.

    — Наконец-то в прошлом году вам покорился Кубок Кремля. Почему вас нет в списке на защиту титула в этом году?
    — В своё время мне не поступало приглашений играть Кубок Кремля. А когда Шамиль Анвярович (Тарпищев, президент Федерации тенниса России. – Прим. «Чемпионата») спросил у Анастасии Мыскиной, почему я не заявлена, к тому моменту я уже договорилась играть в Ухане, Пекине и Тяньцзине. Кубок Кремля идёт после Китая четвёртым, а для участия в нём требуется акклиматизация и многое другое. Затем идёт итоговый турнир в Сингапуре и турнир второй восьмёрки в Чжухае. Я шла на 10-м месте в чемпионской гонке, так что в предстоящих турнирах должно определиться, на какой из итоговых турниров я попаду – и уже от этого плясать. Возможно, в последний момент я заявлюсь на Кубок Кремля, но это очень сложно для календаря.

    — Попадание в восьмёрку сильнейших на итоговый чемпионат WTA в Сингапуре – важная цель для вас?
    — Да, но я не ставлю перед собой конкретной задачи. Моя единственная цель – в каждом матче показывать всё, что я могу, требовать от себя максимума, работать каждый день. А результаты придут.

    «В Деревне очень тяжело сохранять концентрацию»

    — В этом году вы выступали на своей третьей Олимпиаде. Можно ли сравнить ваши ощущения с предыдущими такими турнирами? Как оцените своё выступление в обоих разрядах?
    — Было очень обидно за пару. Я была в шоке. Я бы поняла, если бы мы проиграли хорошей, крепкой паре, но ведь у нас были матчболы! Обидно и тяжело, когда тебе не хватает самой малости. А в одиночке получился очень хороший матч, на мой взгляд. У меня были скрытые матчболы на подаче Конты, но не сложилось. Я была хорошо готова к турниру, но всё как-то не складывается у меня с Олимпиадами. Было тяжело собраться в такой обстановке. Это ни в коем случае не оправдание – соперница сыграла объективно лучше, а я не использовала свои шансы.

    Это другой турнир, к которому надо подходить по-другому. Я очень хотела жить отдельно, а не в Олимпийской деревне, но не получилось это организовать. В Деревне очень тяжело сохранять концентрацию, хотя с учётом опыта прошлых Олимпиад мне было уже не так сложно. Обидно, что я пропустила Игры в Лондоне, а другие турниры, если честно, уже не помню (Афины-2004 и Пекин-2008. – Прим. «Чемпионата»).

    — В чём сложность проживания в Олимпийской деревне?
    — Очень много людей.

    — Все просят сфотографироваться с Кузнецовой?
    — Кстати, вообще нет.

    — А вы сами с кем-нибудь просили сфотографироваться?
    — Нет! Я бы сфотографировалась с Усэйном Болтом. Знаю, что девчонки бегали, кто-то его искал. Говорят, он шёл в очереди с нами на вход, и там ещё был Майкл Фелпс. Я стояла рядом с испанскими баскетболистами, но мне было как-то неудобно подходить и просить фотографию.

    — Вы упомянули матч на Олимпиаде в паре с Дарьей Касаткиной. Как сложился ваш дуэт?
    — У нас не получилось. Изначально пробовали играть пару с Настей Павлюченковой, но не сложилось. Мой промах был в том, что я не уделила должного внимания формированию парной комбинации. Возможно, это изменило бы ход событий. У каждого свой график, очень сложно договориться, все сконцентрированы на одиночке.
    Я успокаивала Дашу, как могла, на правах старшего и более опытного игрока. Но ведь приходилось успокаивать и себя! Ходила с ней всё время и говорила: «Дашка, ничего страшного! Всё хорошо! Играем дальше!» Наверное, я ей за это время даже успела этим надоесть. Помню, как в своё время, когда я играла в паре с Мартиной Навратиловой, на меня оказывалось очень большое давление – я не хотела, чтобы такой же груз лёг на Дашу. Важно было поддержать её в позитивном плане.

    «Ты держишься, у тебя всё хорошо, а потом бум!»

    — Вы – самый титулованный игрок нашей сборной, а Россия в этом году вылетела из Мировой группы Кубка Федерации. Как так получилось?
    — Согласна, это шок. Не все наши лучшие девчонки смогли сыграть в матче за право остаться в группе. Обидное поражение от Нидерландов. Я до сих пор не понимаю, как это всё произошло. Я в первый день билась 4 часа, на второй меня тоже спросили, смогу ли сыграть. Я ответила, что выйду, если надо. Обидно! Надеюсь, со временем мы всё восстановим и снова выйдем в эту группу.

    — Если бы тогда Беларусь вышла без Азаренко, которая вскоре объявила о своей беременности, всё могло бы сложиться иначе.
    — В теннисе всё взаимосвязано. Может всё сложиться, и человек выиграет «Большой шлем». Взять, к примеру, Кербер. Я думала: ничего себе, какой у неё крутой год! Ведь она всегда была крепким середнячком. Вспоминаю, как на Australian Open в первом круге она с матчбола выиграла у Мисаки Дои. Часто бывает, когда сильные игроки в первом круге выбираются из трудных ситуаций, турнир у них дальше идёт хорошо. Из таких деталей складывается многое. Так и у нашей сборной – результат не сложился из-за маленьких моментов.

    — У Кербер получился суперсезон. Как быть внезапно выстрелившему игроку в следующем году, когда надо начинать фактически с нуля, а соперники на него уже будут настраиваться совсем по-другому?
    — С Кербер всё немного иначе. Я прежде не наблюдала такого игрока, как она. Могу привести в пример игроков, которые выстреливают в первые годы в туре. Например, у меня в 19 лет был идеальный сезон, а на следующий год – провал. У кого-то спад держится дольше – вот Эжени Бушар до сих пор не может подняться. Второй сезон самый сложный, потому что на тебя все настраиваются, ты сам от себя многого ждёшь. После неудачного в туре сезона ты показываешь, чего стоишь. А Кербер – уже с опытом. Всё зависит от того, как она всё это воспримет. Помните, сколько первых кругов она проиграла после победы в Австралии?
    Никто не знает, что творится у игрока в душе. «Что случилось с Джоковичем на Уимблдоне?» — кричат заголовки. А на самом деле, может быть, у человека случилось что-то личное. Он же не будет обо всём этом рассказывать.

    — Все спортсмены, кстати, об этом говорят. Что в спорте результат зависит не только от спортивных показателей, но и от психологии, личной жизни.
    — Сто процентов. Очень важно найти этот баланс в личной жизни. Держишься, например, пять месяцев, и у тебя всё хорошо, в семье всё гладко, родные все здоровы. Или, например, ни в кого не влюбляешься, никто сердце не разбивает. Ты держишься, мол у тебя всё хорошо, а потом бум!

    — То есть если у вас какие-то неудачи на личном фронте, значит и результаты…
    — Не надо связывать мои результаты и личную жизнь (смеётся).

    — Когда проще играть — когда влюблён или когда сердце свободно?
    — Каждые отношения складываются по-разному. Вот раньше думала, что влюбиться бы сейчас… А потом понимаю, что вот сейчас будет взлёт, а потом такое падение. Так что лучше посерединке где-то.

    — Вы верите в длинные отношения?
    — В длинную влюблённость не верю. А в любовь верю. В чувства, в отношения и всё самое светлое и красивое. Но я это всё к чему веду: после любого взлёта всегда будет падение или притупление, а потому нужно искать золотую середину. И если ты её найдёшь и начнёшь работать, играть чисто для себя, то будет гораздо лучше. Потому что если ты играешь для кого-то, получается не очень. У меня такое было.

    — Для папы и мамы играли?
    — В детстве. Лет до 14.

    «Чувствую, как мой банковский счёт опустошается»

    — Мы с вами перед Олимпиадой говорили о том, что вы с папой обсуждали поездку в Рио и что его велотрек находится рядом с теннисными кортами. Удалось ли вам там с ним пообщаться?
    — За папу я очень переживала. И мне безумно было обидно за команду, которую не допустили. Он постоянно ходил в какой-то штаб, многое рассказывал, но я сейчас уже даже не вспомню. Существует какой-то пункт, согласно которому федерации могут не объяснять причину недопуска. Вот команду и отстранили. Плюс уже с российской стороны в один день пришло письмо, мол вы уезжаете из Рио и до шести вечера этого же дня должны выселиться из гостиницы. Но потом этот вопрос смогли решить. Всё происходило в такой неразберихе, всё было в подвешенном состоянии. С папой мы общались в основном по вечерам, и когда он мне сказал, что уезжает, я ему предложила прийти на мою игру. Он, конечно же, следит за моими выступлениями, но на играх не был. Боялся, что его появление будет не на фарт. В итоге по дороге на игру папа где-то потерялся. Я переживала, мол, вот, не могу отца на собственную же игру сводить. Созванивалась с ним, искала его. Обидно было, что он так и не попал.

    — Многие спортсмены накануне матчей наоборот выключают телефоны, стараются ни с кем не связываться и не общаться. А у вас есть какая-то подобная система?
    — Всё зависит от матча. Парный матч или одиночный. Чем важнее матч, тем сильнее концентрация.

    — Бывают и обратные случаи, когда, например, Маркос Багдатис во время игры достал телефон, чтобы проверить смс, а в итоге его судья оштрафовал.
    — Конечно, нельзя так делать. Хотя я так делала тоже. Мне было лет 17. Играла в Польше с Винус Уильямс и переписывалась с Аранчей Санчес по тактике.

    — В тот раз ограничились просто предупреждением без штрафа?
    — Да. Ну, это же всё, по сути, детский возраст. Бывало такое, что ждёшь от кого-то сообщение очень сильно. Или мальчик тебе какой-нибудь пишет. А тебе надо матч играть. Матчей много, а мальчик один (смеётся).

    — Вы говорили, что часто о новых штрафах, которые вводят ITF и WTA, вы узнаёте, только уже когда попадёте на них. Можете вспомнить случай самого нелепого штрафа? Или у каких-нибудь подруг или знакомых.
    — Непонятно за что давали штраф на Уимблдоне в этом году. Судей ты уже всех знаешь. Женщина на вышке с самого начала матча говорила мне: твой тренер с тобой разговаривает. Тренер не может во время игры тебе подсказывать. Я спрашиваю её: тренер может говорить мне что-то типа «вперёд-вперёд» или «давай-давай»? Мне ответили, что может. Я поинтересовалась, в чём проблема, и тогда женщина мне ответила, мол он слишком много тебе говорит. Такие вещи раздражают.

    — В матче же ещё и паузы короткие, нужно успеть за минуту собраться после таких диалогов.
    — Да. И вот я иду, меня подбадривает мой тренер на испанском: «Vamos! Vamos! Vengo! Vengo!». И тут я слышу: «Warning coach» — и чувствую, как мой банковский счёт опустошается. Я успокаиваюсь, иду к вышке и интересуюсь, в чём дело. Мне снова отвечают, что мой тренер просто слишком много говорил. И в такие моменты очень сложно себя контролировать и то, что можешь ляпнуть. Я пошла в ITF оспаривать, и мне говорят, что штраф они полностью не убирают, а только уменьшают до минимума. Ещё два штрафа есть, причём с одной и той же судьёй. Я ошиблась на подаче и громко крикнула на испанском «en pista». Это означает «в корт». Ну и спокойно иду себе в другой квадрат и слышу, что мне опять дают замечание за нецензурную лексику. Я спрашиваю: за что? И судья заявляет, мол ей послышалось, как я другое слово сказала на русском. Как я могу на весь стадион крикнуть то, что ей послышалось? Кстати, на том же корте Вера Звонарёва как-то раз сказала «блин». И ей сделали замечание. Она потом объясняла судье, что «блин it`s a pancake» (показывает ладонями, как их пекут. – Прим. «Чемпионата».) Она ещё такая смешная, когда злится.

    — У нас тут есть вопрос читателя о Вере Звонарёвой. Следите ли вы за ней? У неё очень много событий произошло сейчас в жизни.
    — Конечно. О том, что она беременна, я узнала чуть раньше, чем пресса. Она, конечно, немного пропала с наших радаров, но у меня есть её номер. Я безумно за неё рада. Она очень хорошая девушка, и я её поздравляю!

    «Мой тату-мастер недавно ездил к Феде Смолову»

    — В этом году дождь словно преследует теннис. Практически на каждом турнире. Чем вы занимаетесь в эти паузы?
    — Я сериалы смотрю. Всегда собираю с собой побольше одежды, сериалов, книжку беру. Иногда вообще в перерывах между матчами мне хочется поспать и зарядиться энергией, и я это себе позволяю. И потом всё так хорошо идёт.

    — То, что на стадионах сейчас появляются крыши, это как-то спасает ситуацию или же получаются разные матчи, настрой?
    — Это помогает, потому что у «Большого шлема» остаётся такое же внимание на время дождя. Есть центральный корт с лучшими игроками, но другие так сидят в раздевалке и ждут своих матчей, и их расписание получается ещё сложнее. Я играла в этом году на Уимблдоне под крышей два матча, и получается другая атмосфера.

    — На US Open вам тоже удалось поиграть на главном корте. Как крыша поменяла там атмосферу? По телекартинке тень идёт на полкорта, потом на треть корта и так далее. К тому же говорят, что получается очень шумно.
    — Тень действительно есть. Шумно? Да. Появляется такая аура, как будто ты в яйце. Но, с другой стороны, лучше шумно, чем когда ты играешь, а все вокруг молча пьют и кушают. В этом смысле я восхищаюсь артистами, которые поют, а все вокруг едят и пьют. Мне кажется, это чуть-чуть неприятно. Ты тужишься, бегаешь, весь в седьмом поту, а кто-то на трибуне с пивком сидит. Иногда хочется не играть, а просто присоединиться к ним и посмотреть.

    — Вам вообще интересно теннис смотреть?
    — У меня спрашивают про суперсилу, но я никогда никому не отвечала. Так вот, я бы хотела посмотреть свой матч, но не на видео. Потому что на видео — это совсем другое.

    — Я вам так скажу: это круто.
    — Спасибо. А так, мне очень интересно смотреть на мужской теннис.

    — Вам было бы интересно когда-нибудь прокомментировать теннисный матч?
    — Да, я уже думала об этом. Потому что это кажется очень легко, когда ты сидишь и не понимаешь, зачем комментатор это говорит. Ну почему такой негатив? Кто-то комментирует хорошо. А я как-то раз не могла заснуть и слушала, как Аня Чакветадзе саркастично комментировала, и я даже писала ей смс. У каждого свой стиль. Мне сложно судить, не попробовав, как это делается. Мне удалось как-то раз послушать, как американцы комментируют своих атлетов. И это очень здорово, они так хвалят своих спортсменов.

    — Как вы относитесь к тому, что комментаторы иногда начинают какими-то психологическими моментами заниматься? Разбираться в том, кто что чувствует, например? Насколько хорошо они понимают то, что творится на корте?
    — Смотря кто комментирует. Не будем говорить по именам. Но я не знаю, как они меня комментируют. Мне кажется, я бы вообще взорвалась. Знаю, что люди хорошего мнения обо мне, и они думают, что вот Света-то всё может и ей всё легко. Спасибо вам, конечно, большое за доверие, но мне совсем нелегко, и всё не совсем так, как вам кажется.

    — У нас в гостях был Фёдор Смолов и у него спрашивали, к кому он обращается за татуировками…
    — Мастер, который мне «бил» спину, недавно ездил к Феде.

    — Вопрос читателей. Какой символизм вы вкладываете в нанесённые татуировки?
    — В каждой татуировке есть какой-то глубокий смысл, связанный с кем-то или чем-то. Посыл есть какой-то. Например, слон. Я люблю слонов. Если вы полезете в Google и начнёте читать про то, какое это животное, то многое станет более понятным.

    — А сколько у вас татуировок?
    — Штук 15, наверное.

    — Расскажите, пожалуйста, про звезду.
    — Это мне делали логотип. Мне сделали звезду с теннисным мячиком, с числом 27 и моими инициалами. (Светлана родилась 27 июня. – Прим. «Чемпионата»). Мне он очень пришёлся по вкусу.

    «Наилучший результат показываешь, когда ты этого не ждёшь»

    — Вернёмся к теннису. Сейчас есть такая тенденция, что игроки стали задерживаться в туре подольше. Например, Иво Карлович в 37 лет показал свой лучший результат на US Open. С чем это связываете?
    — В 37 лет играть US Open я не собираюсь, это точно (улыбается). На самом деле это здорово. Сейчас в спорте стало больше физических нагрузок, люди стали больше травмироваться, но в то же время люди стали заниматься намного больше всякими физиотерапевтическими вещами. Например, если раньше ты приходил в зал и там не было никого, то сейчас любой зал битком, люди находятся там часами, делают упражнения до и после тренировки, чтобы мышцы не травмировались. У каждого есть свои слабые места, и каждому составляется индивидуальная программа.

    — Вопрос читателя. Как долго, на ваш взгляд, может продлиться ваша профессиональная карьера? Сколько сил вы ощущаете в себе и чем бы хотели заниматься после окончания карьеры?
    — Комментировать я бы стала только в качестве хобби. Сколько буду играть? В том году я уже намучилась. Пять лет была 20-25-й и не получала удовольствия. Я понимаю, что многие бы мечтали стать 20-й ракеткой мира, но знаю, что могу добиться большего. Для себя решила, что я в этом году попробую что-то сделать по-другому, а в конце года решу. Мне даже стало не так сложно ездить. Раньше для меня был кошмар и ад куда-то уезжать, пропускать все праздники и возможности заниматься тем, чем занимаются обычные люди. Меня спрашивают, чем я люблю заниматься в свободное время. Я отвечаю, что люблю ходить в кино. На меня смотрят как на странную, мол, ну в кино все ходят и всегда. А я не могу. Потому что у тебя то тренировка, то одно, то другое. Когда ты многим жертвуешь, а у тебя всё ещё и не идёт, то начинаешь задаваться вопросом: а зачем тебе это всё надо? Но я вроде бы поймала волну, мне нравится играть, а насколько это всё затянется, я не знаю.

    — Какая-то глобальная цель есть перед вами или какой-то титул, который вы никогда не выигрывали?
    — Никогда таких целей перед собой не ставила. Я могу сейчас соврать и сказать, что я в детстве мечтала выиграть US Open, но такого нет. Я когда не зацикливаюсь, то играю лучше. Допустим, я всегда приезжала на «Ролан Гаррос» в лучшей форме, с особым настроем хорошо сыграть, а потом вылетала на ранних стадиях. Никогда не знаешь, как пойдёт. Это настолько всё выходит абсурдно и нелепо, что наилучший результат ты показываешь, когда ты этого не ждёшь. Поэтому я просто решила, что буду выкладываться на каждой тренировке и игре, а там как пойдёт.

    — То есть вас удерживают эмоции в теннисе?
    — Эмоции и любовь к игре. Настроение и позитив. Когда у меня в команде идёт кто-то с кислой миной, то мне хочется подойти и сказать: «Тебе что-то не нравится? Езжай домой. Мы тут никого не держим!» Но у всех бывают сложные моменты вдалеке от дома и близких, и порой надо тоже поддержать.

    «У нас гастролирующий цирк»

    — А вы можете рассказать об опыте создания вашей командой? Для нетеннисных людей ваша команда – это загадка. Кто это? Сколько в ней человек?
    — В теннисе такая ситуация: я оплачиваю своего тренера, а он мне говорит, что делать. Естественно, ни один работодатель не хочет выслушивать в свой адрес претензии, мол, ты чего прохлаждаешься, козёл, иди тренируйся! Пока ты найдёшь правильного человека, плюс на каждой стадии тебе нужен такой тренер, который будет именно наставником, а не просто максималист. Это очень сложно. Сложнее найти тренера, чем бойфренда, как говорят. Девочки объясняли это так: вот с мужчиной ты спишь ночами и просыпаешься по утрам. А с тренером ты целый день и каждый день. Все твои кризисы, победы и поражения, путешествия всё переносит тренер. На данный момент мой идеальный баланс – это Карлос Мартинес и Анастасия Мыскина.

    — А не бывает такое, что можно совместить и тренера, и бойфренда?
    — Бывает.

    — У вас было такое?
    — Нет. У меня не было. Я видела, как всё это происходит. Столько романов. У нас же такой гастролирующий цирк. У нас все здоровые, без плохих привычек, но есть эмоциональные стрессы. У всех свои тараканы в голове. Почти все начинают ездить ещё с малых лет. У кого-то доминируют родители, кто-то кого-то бьёт, у кого-то какие-то романы. Об этом можно столько всего рассказывать и так и не рассказать всё. Но это и не моё дело. У каждого своя жизнь и свои проблемы.

    — То есть своя команда — это не количество, а какое-то эмоциональное состояние?
    — Смотря кто её создает. У меня бывало по-разному. Есть девочки, которые говорят мне, что мне не нужен тренер. Но мне нужен не только тренер, мне нужен тренер по физподготовке, физиотерапевт. Это всё самовложение. Это проект, который составляю только я. Я зарабатываю и понимаю, что эти деньги я кладу не в копилку, на время после карьеры. Когда тренеры слышат фамилию «Кузнецова», то размер зарплаты сразу увеличивается процентов на 40.

    — Почему?
    — Для них Кузнецова – элита мирового тенниса, игрок десятки. Неважно, что я долгое время там не находилась и соответственно столько не зарабатывала. Ценник всё равно тот же. И дальше идут запросы – летать только в бизнес-классе и жить только в отдельных номерах. Слава богу, сейчас мне с командой повезло, я знаю, что всех условия устраивают и все довольны.

    — Как в футболе, когда слышат «Россия», ценник сразу поднимается.
    — Верно, всем известно, что в России, чтобы добиться результата, хорошим тренерам готовы платить очень много. Но когда очень крутые тренеры приезжают работать в Россию, их рейтинг в глазах мировой общественности падает, поскольку, к сожалению, у нас не такой высокий уровень футбола.

    — Спарринг-партнёры же тоже разные. У каждого свой стиль.
    — Найти сильного спарринг-партнёра очень сложно. Нужно, чтобы все подходили по характеру. Плюс кто играл хорошо, тот может тренировать и зачем ему быть спарринг-партнёром. Он может кидать мячики из корзинки «чайникам» и зарабатывать больше денег в Москве, чем ездить и кряхтеть на корте на одном физическом уровне со мной. Но очевидно, что для него самого будет больше роста, если он находится рядом с профессионалом.

    — С кем вы работали из спаррингов?
    — Я работала с Александром Красноруцким и с Романом Кислянским, но сейчас я без спарринга. Не могу себе позволить такую большую команду.

    — А вот футболисты ничего не платят – у них есть и тренеры, и массажисты, и врачи, и всё это за счёт клуба.
    — К сожалению, у нас нет такой возможности. В теннисе нет таких спонсоров. Но это стимулирует нас на лучшие результаты, ведь если ты не будешь выигрывать, то не будешь и зарабатывать. Вот если бы ребятам-футболистам частично самим вкладываться в тренера, тогда бы у них было больше стимула выигрывать.

    — Считается, что вы тоже много зарабатываете.
    — Конечно, мне очень повезло с выбором вида спорта и моими заработками. Тут жаловаться грех, но те призовые, которые официально указывают, очень далеки от действительности. Когда вычтешь налоги и все затраты, то не остаётся и половины. Ну, вот и выходит, что итог моих заработков за карьеру примерно равняется тому, сколько топ-футболисты России зарабатывают за три года.

    — А с Валерием Георгиевичем Газзаевым не обсуждали? Он сейчас баллотируется в президенты РФС. Может, вы ему что-то подсказали?
    — Что касается Валерия Георгиевича, я очень люблю общаться с разноплановыми людьми. Он недавно оказался случайным гостем в моём доме, и я очень порадовалась нашему общению. Он рассказал, что собирается баллотироваться в президенты РФС и подарил мне свою книгу, сказал, чтобы я почитала и что-то из неё почерпнула.

    Вторую часть интервью читайте 17 сентября

    Беседовали Самвел Авакян, Наиль Байков, Галина Козлова, Никита Кузин, Даниил Сальников, Дмитрий Шахов
    Источник: «Чемпионат»
    16 сентября 2016, пятница. 13:00

  5. #45
    Супер-модератор Аватар для editor
    Регистрация
    18.09.2011
    Адрес
    Россия
    Сообщений
    824
    Кузнецова: я патриот до мозга костей
    Во второй части интервью Светлана Кузнецова рассказывает о психологии, испанском детстве, своей собаке и спонсорах.

    «Большинству психологов нужен свой психолог»

    — Вернёмся к теме команды…
    — Да, и вот я взяла очень большую команду, приехала на обычный турнир и понимаю, что у меня бюджет команды огромный. И мне надо сыграть минимум полуфинал, чтобы оплатить эту команду! И, конечно, это тяжёлый груз на психологию. Ты пашешь, результатов нет, тренеры от тебя требуют, потому что им нужен результат, чтобы не потерять своё имя. В общем, я решила, что для меня это слишком. И с того момента сократила команду, начала ездить только с Карлосом Мартинесом
    . Он мой, наверное, лучший тренер за всю жизнь. Чуть позже к нам присоединилась Анастасия Мыскина. Она помогает мне на тренировках в Москве и иногда ездит на турниры. Со временем, когда я поднялась в рейтинге, стала брать с собой ещё физиотерапевта и тренера по фитнесу. Правильная команда – это твоя опора, это 2-3 человека, с которыми ты реально можешь поделиться в сложные моменты.
    Постоянно находясь вне дома, очень важно, чтобы надежные люди тебя поддерживали и знали, как помочь тебе в нужный момент. Ведь, кроме них и родителей, мало кто может понять твоё состояние. Любые отношения строятся нелегко, с Карлосом тоже было непросто, я даже его увольняла, потому считала, что он был со мной мягок. Поначалу всё было здорово, а потом я сказала: «Я в двадцатке, но хочу дальше. Ты что такой мягкий? Заставляй меня». Он говорит: «Ну, я не могу тебя заставлять». Я ответила: «Нет, ты должен действовать жёстче». Очень сложный был момент, потому что я не могу диктовать и командовать. Но, в конце концов, он меня лучше узнал, мы открылись друг для друга. Ведь любые отношения – это огромная работа, это беседа, прежде всего надо разговаривать.

    — А нужен ли спортивный психолог, помимо тренера, который смог бы манипулировать вашим настроением, решать какие-то конфликтные ситуации с тренером?
    — Знаете, нет идеальных людей. Кому-то поможет психолог, кому-то нет. У каждого своя позиция. Я люблю экспериментировать – у меня были разные диеты, психологи, тренеры. Мне интересно, я хочу всё попробовать, мне нравится узнавать, сравнивать менталитет – российский, испанский, других стран. Я могу много что рассказать по этому поводу. У меня были психологи, но большинству психологов нужен свой психолог. Ну это реально факт, это даже они сами рассказывают. Плюс возникает зависимость, и я не считаю, что это правильно. Порой вклинивается денежный вопрос. И поскольку ты зависим, то приходится платить больше денег. Не считаю это логичным. У многих моих знакомых требовали очень большие суммы, но в конце все разочаровывались. Но теперь я работаю с личным тренером – это иной опыт.
    Также очень важны взаимоотношения с тренером. Тренер должен быть своего рода психологом и знать хорошо своего игрока. Карлос меня очень хорошо чувствует и знает, может по моему лицу с утра понять, какое у меня настроение. Я перегибаю всегда палку с тренировками – хочу больше, больше, больше. В любом состоянии понимаю, что никто за меня этого делать не станет. Но иногда перебарщиваю, а потом страдаю, потому что я устала, или потом мне не хочется уже ничего делать — через день я «наемся» теннисом. И тут он меня тормозит, говорит: «Света, вот тут стой, тут стой». Очень важно, когда человек тебя знает. То же самое тренер по физподготовке. Под каждого человека нужна индивидуальная программа, мы все разные. Посмотрите на Цибулкову, посмотрите на Винус Уильямс, которая вообще другого телосложения. Кто-то работает больше, кто-то меньше. И каждый человек должен понять, какую именно нагрузку тебе давать. Это настолько уникальный сложный вид спорта, чтобы ты правильно психологически подошёл к турниру. Если я начну себя строить полностью, отказывать во всём – я могу, — но потом у меня просто мозг взорвётся к турниру. Я подойду к нему в неправильных кондициях. Всю жизнь, 16 лет я в туре и постоянно узнаю что-то новое. Мода постоянно меняется, сейчас пришла мода на безглютеновую пищу.

    — Джокович сильно похудел в последнее время, сидя на этой диете.
    — Возможно, это помогает Джоковичу, но не факт, что поможет другому человеку. И также на месте Джоковича было бы абсурдно выдавать свой секрет успеха полностью. Но что делать – тому, что говорят первые номера рейтинга, уделяется большое внимание. Люди копируют и верят, что если они будут делать точно так же, то им это поможет. Никому не интересен человек, который не так успешен, и даже многие родители заставляют детей копировать топ-игроков. Все мы имеем тенденцию учиться у лучших, но очень важно понимать, что ты – есть ты. Тебе нужно найти свой особенный подход к себе.

    «Чтобы судить человека, надо пройти в его тапках его жизнь»

    — Светлана, видно, как вам интересна эта тема. Не думали написать книгу или диссертацию, может, защитить?
    — Мне очень интересны разные темы, и, возможно, в какой-то день я возьмусь написать книгу. В последнее время очень много думаю, анализирую. Но возникает много вопросов. Если бы я стала писать, то какую бы часть, с какой стороны стала рассматривать, как постаралась бы это изложить, чтобы все меня поняли? Потому что часто не так понимают. Ты говоришь одно, а воспринимают совершенно иначе. Какая цель книги? Передать мой опыт? Какой именно опыт, для чего? Растить ребёнка? Я не могу, потому что я не мать. Опыт, как я поднялась из Санкт-Петербурга от простой девочки из велосипедной семьи до теннисистки, проездив весь мир и вернувшись в Россию? Тоже возможно. Нужно понять, для какой аудитории писать, для какой страны.

    — Со многими спортсменами общаешься – они как роботы. Шаблонные вопросы – шаблонные ответы. Вы же – очень открытая девушка. Вы только в редакции такая или всё время?
    — Вы знаете, мы как раз обсуждали, какие вопросы нам нельзя задавать на пресс-конференциях. Я сказала: «Пожалуйста, не задавайте вопрос, почему я выбрала не велоспорт, а теннис». Потому что меня об этом спросили уже миллион раз. Журналистика – это ведь тоже искусство. Я тоже считаю, что меня можно назвать человеком искусства. На корте я творю, я не робот. Мы – не самые умные люди в мире, мы не отучились в самых крутых учебных заведениях, каждый по-своему развивается. Но мне всё интересно – мне хочется пообщаться с людьми, походить на мероприятия. Поэтому вот пусть ребята скажут, которые со мной общаются, насколько я открытая.

    — По поводу роботов и творцов на корте. В этом часто обвиняли Марата Сафина, что он творил на корте, чем испортил себе карьеру. Вы в свой адрес наверняка тоже слышали подобные упрёки от специалистов тенниса.
    — Да, слышала. Люди могут разговаривать, меня часто просят прокомментировать чьи-то слова. А комментировать – это значит судить. Чтобы судить человека, надо пройти в его тапках его жизнь. Разобраться в его психологии, почему человек сказал такие слова. У нас есть люди, у которых есть имя, а как это имя было сделано в принципе все знают. А я всегда дорожу своим словом. Я не буду кому-то говорить хорошие вещи, если так не считаю, но я не буду говорить плохо. Только если меня распирает прям вообще, тут я не могу молчать. Я всегда за правду, но корректную. Я за репутацию. Не хочу кого-то судить, кого-то оскорблять. Зачем? Меня и так все судят, я прекрасно понимаю, каково это. Творить на корте и вести не совсем спортивный образ жизни, на который вы намекаете – это немного разные вещи. У меня был такой опыт в жизни – я открытый, общительный человек.
    Мне, как воздух, нужно общение. Я приезжаю в Россию и дышу этим воздухом. Я езжу на соревнования – мне здорово, но мне важно между ними возвращаться домой. Потому что мне в Испании постоянно говорят: «Ты русская, с русским менталитетом». Мне это так надоело. И дома я всё поняла – мне комфортно. После пребывания дома я восстановила силы и готова играть снова. Нужен баланс. У меня был опыт – один раз меня взяли в тиски, под жёсткий контроль и сказали: «Света, ты с этими людьми не общаешься, то-то не делаешь, то-то не делаешь», — и свобода моя пропала. Я перестала прислушиваться к себе. Соответственно пропал мой внутренний стержень. Если Марат так поступал и так поступает, то ему так надо, это его выбор. Зачем его судить? Если будешь всего себя оберегать, никуда не ходить и ничего не делать, ты не будешь собой. Марата все любили за харизму на корте. Но он уже не будет Маратом, если будет сидеть дома на диване, ни с кем не общаться, никуда не ходить. Такой у него характер.

    — Задаёт читатель вопрос: когда вы приехали в Испанию в возрасте 14 лет, к чему сложнее всего было привыкнуть? Может быть, к менталитету, к образу жизни, поведению местных людей?
    — У меня ситуация была такая. Во-первых, в России было очень дорого заниматься. В Москву когда приезжали – ну, может, маме так казалось, а может быть, на самом деле было так – нас воспринимали так, как будто мы не отсюда, чужаки. И мне было некомфортно, на меня оказывалось давление. Я очень мягкий человек в том плане, что со мной нельзя грубо общаться. И если человек повышает голос, то я включаю блок. В России я сейчас наблюдаю, как тренеры работают с детьми и повышают голос – орут. Почему ты не объяснишь ребёнку? Мне, конечно, легко так говорить, а когда ребёнок 55 раз неправильно сделает, тоже хочется, наверное, на него наорать. Конечно, кому-то так подойдёт. Мне было комфортнее в Испании. Все на позитиве, все работают. Я сразу открылась, поняла, какой кайф работать. Как хорошо, когда ты приходишь на корт, а тебе все улыбаются. Они не стремятся настолько сильно заработать деньги, там в этом плане чуть-чуть другой менталитет. У меня семья не особенно богата, и в Санкт-Петербурге мне давали тренироваться бесплатно в свободные часы – в не очень удобное время – ночью или рано-рано утром в холодных залах без отопления. В Испании я научилась получать удовольствие от тренировок, от которых раньше закрывалась.
    Мне говорят, что я была очень стеснительной – всегда смотрела в пол, когда люди мне что-то говорили. Плюс я ничего не понимала, что они говорят – не говорила ни на испанском, ни на английском. Но там особо нечего было учить, потому что там было девять упражнений, которые не изменились за все шесть лет. Сложно было без моей собаки – у меня была немецкая овчарка. Первый месяц я жила в испанской семье с бабушкой и дедушкой, который по ночам с закрытыми глазами ходил по дому. Ты ребёнок, всё абсолютно новое. Я не понимала, что они говорят, думают, что они от меня хотят. Мы приехали туда без знакомств. Случайно я попала именно в эту академию. Мы ехали в Валенсию, потому что там тренировалась Динара Сафина. А Испанию выбрали, потому что это Европа, а у отца там велоклуб. Но в клубе в Валенсии оказалось два дня выходных. Мне кажется, мне очень помог случай, поскольку в Валенсии два лидера не смогли бы ужиться. Месяц я там пробыла. И после того как в России ты делаешь, ну, может, 300 ударов за тренировку, а тут 1500 – я приехала просто на другом уровне. За полтора месяца на таком уровне так «набилась», что родители решили оставить меня в Испании.

    «У нас медведи по улицам ходят, и водку за завтраком пьём»

    — Вам когда-нибудь предлагали испанское гражданство, и стоял ли когда-нибудь вопрос о выборе, за какую сборную выступать?
    — В моей семье такой вопрос не мог стоять. Мой отец вырастил семь олимпийских чемпионов для России. Эмилио Санчес в своё время предлагал играть за Испанию, он даже предложил главе федерации тенниса мою кандидатуру, на что тот сказал: «Да нет, она вообще не заиграет». Но это было и неважно, кто что сказал, я патриот до мозга костей. Когда играет российский гимн, когда вижу русских людей – я радуюсь. Как только я переехала в Россию, в пробке рассматривала лица людей, складывала цифры на номерах машин – мне нравилось, что у многих такие красивые номера. Даже когда лечу не российскими авиакомпаниями, мне уже грустно. Я не могу сказать, что у нас суперпозитивный народ, но это всё наше родное. Иностранцы вообще спрашивают: «У вас медведи по улицам не ходят?» Я отвечаю: «Ну, почти. И водку за завтраком пьём». (Смеётся.)
    В 2004 году я прилетела из Барселоны на Кубок Федерации. У меня был билет эконом-класса, стоил он долларов 200-300. У меня был перевес, который стоил столько же, сколько билет. Команда оплачивает, но всё равно думаешь: «Деньги же!». И я говорю: «Знаете, я еду за сборную играть, это вещи команды. Пропустите, пожалуйста!» И знаете, как-то пропустили. Я еду обратно, у меня стоит этот кубок, но я его накрыла – не люблю привлекать внимание. Например, ракетки всегда кладу в чемодан. Как только я еду с чехлом, сразу начинаются вопросы: «А ты теннисистка? А ты с Шараповой играла? С Уильямс играла?» Вообще, для задающих такие вопросы людей я уже стала волейболисткой, потому что девчонок там много и мало кто может их запомнить всех. И вот я летела обратно, и мне снова сказали платить за перевес 200 долларов. Когда я попыталась объяснить, что у меня спортивная экипировка, девушка, уточнив, какой вид спорта, с удивлённым лицом сказала: «Так вы же зарабатываете миллионы, ты что, не можешь заплатить? Что для вас эти 200 долларов?» Вот такое отношение иногда ранит. Но я это тоже стараюсь понять — людям живётся тяжело.

    — Разница в призовых между ATP и WTA вас обижает?
    — Я всегда отстаиваю WTA, но, если честно, не обижает вообще. Потому что я понимаю, что ребята зарабатывают больше на билетах, выше посещаемость, и они играют пять сетов. Но я считаю, что мужчинам вообще не надо играть пять сетов, и тогда вопрос о равенстве в деньгах исчерпает себя частично. Я месяц назад задала себе вопрос: а сколько я вообще матчей досмотрела от самого начала первого сета и до пятого? Ни одного. Включил, пошёл, и он неинтересный! Потому что начинаются качели – один проиграл, другой выиграл. Это не надо никому. И нам задержки матчей. И плюс, думая, почему мы должны столько же зарабатывать, я пришла к выводу, что мужчина, когда играет в туре, может жить нормальной жизнью – иметь семью, детей, возить их с собой. Им гораздо проще это сделать. А вот девушка не может нормальных отношений. Очень редкий молодой человек будет ждать меня всё это время в Москве. Ты восемь месяцев в году ездишь. У людей жизнь идёт, а я 70% времени играю в теннис. У меня приоритеты. У других девочек есть молодой человек, который с ними ездит. То есть они его содержат. Но это тоже тяжёлая психологическая ситуация для обеих сторон.

    — Вы говорите о приоритетах. Какие у вас цели?
    — Я не хочу ставить конкретные цели, чтобы не травмировать себя, потому что я — максималистка, я буду расстраиваться очень сильно, это будет меня выбивать из колеи. Я понимала, что в этот год или буду в топ-15, или больше не буду играть, то есть в принципе у меня цель есть подсознательно, но я не могу как девчонки, которые говорят: «Моя мечта – выиграть US Open, быть номер один». Это здорово. Я рада за них. Но мне это несвойственно: если ты цели не добился, то ты не существуешь? Для меня цель – это то, чего ты должен добиться, несмотря ни на что. Но я не могу пройти по головам. Это абстрактно, понимаю. Я просто стремлюсь сыграть хорошо. Стремлюсь улучшить свою физподготовку. Это важно. Это стремление моё. Цель жизни? Не знаю. Говорить абстрактно? Я не могу конкретно сказать.

    — Большая семья, двое детей? Лабрадор?
    — Нет. У меня американ булли, у этой породы выведен ген агрессивности. Ну, куда мне лабрадор? Я очень хочу семью. В этом году в Дубае у меня вообще не складывалось. И у меня была мысль — потратить все свои сбережения и купить домик. Буду жить у моря, на берегу, в тепле. У меня будет семья, дети, собаки. И будет тишина и спокойствие. Но если серьёзно, конечно, это крайность и я так не смогу. Я вот вчера думаю: надо копить на дом в Подмосковье, но с другой стороны – что я там буду делать, пока нигде не осела и нет семьи?

    «Развитие тенниса в России – очень тяжёлая работа»

    — А теннису есть место в ваших мыслях по окончании карьеры?
    — Да, конечно, есть. Мне бы очень хотелось передать свой опыт.

    — Например, передавать опыт маленьким детям.
    — А как мой опыт может им помочь? С детьми до 12 лет, как мне кажется, должны работать специальные тренеры, кому дано работать с детьми — это уже отдельное искусство. Потому что когда не специалисты берутся за детей, то у них, как правило, потом начинаются проблемы. Понимаете, у любого человека есть свои комплексы. Обычно они идут из детства. И очень важно, чтобы будущий теннисист начинал путь с правильным тренером, с правильной техникой, чтобы дальше были возможности. Но кто играет в теннис? Дети богатых родителей. Всё стоит очень дорого. А зачем детям богатых родителей пахать на корте по пять часов, если у них всё дома есть? Моя идея: должны играть дети из бедных семей, у которых есть стимул, которые хотят добиться чего-то. Соответственно должна быть финансовая поддержка для этих детей. Вот где важно правильно организовать.

    — Представьте: вы делаете свою школу, и вы будете просто давать деньги малоимущим детям? Ведь так не бывает. Вы же их не печатаете. Рано или поздно они закончатся.
    — Я всю жизнь наблюдала за своим отцом, который в спорте тянет 30 велосипедистов. Это титаническая работа. Ребята становятся олимпийскими чемпионами, чемпионами мира, ни копейки не платя. Мой отец этим занимался всю жизнь, тянул российский велоспорт, и никто ему никогда спасибо не сказал. Порой и палки в колёса вставляли, причём свои же. Такого, конечно, мне бы не хотелось. Понятно, что я не святая, финансы нужны всем, и на этом многое построено. Но я хочу что-то делать разумное, то есть поддерживать спорт. И тот, кто это будет организовывать, должен прежде всего иметь план. Когда будет план развития тенниса в любом городе России, тогда будет понятнее. А развитие тенниса в России – очень тяжёлая работа. О том, кто этим занимается, я не могу говорить, потому что я нейтральна, у меня моя карьера и я наблюдаю за всем со стороны. И конечно, мне хотелось бы передать опыт подрастающему поколению, ребятам, которые очень хотят играть. Когда я думаю о том, как бы мне хотелось всё это реализовать, то в первую очередь понимаю, что очень сложно найти тренеров, настоящих профессионалов. Их очень мало.

    — А что, тренеров нет? Где у нас сейчас хорошо учат теннису? Вопрос от читателя: «Хочу, чтобы дочь научилась играть в теннис. Ей годик. Живём в Иркутске. Есть возможность переехать внутри России».
    — Дешевле стоит в Европе тренироваться.

    — Вы предлагаете переехать в Европу?
    — Опять же проблема. Ребёнка одного не отправить. Сложно ему одному тренироваться. Или же они переезжают с ним, бросают все дела. Ребёнок играет, родители сидят и ждут, когда же он начнёт зарабатывать. Поставить всю свою работу на кон. Представляете, какое на ребёнка давление? И он тянет маму, папу, бабушку. Так же неправильно?

    — Ну, они же не из Барселоны в Сургут переезжают, а наоборот.
    — Суть в другом. Родители теряют цель. У них цель – ребёнок. У меня один человек спросил: «Вот будут у тебя дети. Чему ты будешь учить детей? Что нужно вложить в детей? Прежде всего, ты будешь заставлять их спортсменами становиться?» Ребёнок сам не понимает. Я до 14 лет не понимала. Спасибо моим родителям, что они заставили меня играть в теннис, потому что я могла чем-то другим заниматься. У меня не было конкретного представления, почему я так хочу делать, почему хочу играть. И в 14 лет я поняла. В какой-то период должны заставлять. Но это должно быть в меру. Потом у ребёнка должна быть свобода, человек должен выбирать. Нельзя предохранять ребёнка, как яйцо, потому что когда ребёнок заканчивает карьеру, он уже взрослый человек. И он должен параллельно учиться жизни.

    — Что бы вы делали со своей дочкой? Живёте вы в Москве, дочка говорит, что хочет играть в теннис.
    — Я не уверена, что хотела бы, чтобы мои дети выросли в Москве.

    — То есть они будут заниматься в Испании?
    — Нет, необязательно. Да, в Испании есть определённый фундамент, но когда меня сейчас спрашивают про академии, то я не готова их порекомендовать. Качество обучения с тех пор ухудшилось.

    «Логотип как бы говорил: Мы в тебя верим»

    — А какие европейские академии вы можете посоветовать?
    — Так трудно сказать. Понимаете, если я что-то советую, то за это ручаюсь, а чтобы ручаться, нужно знать. Лучше всего иметь тренера с группой детей. Сложно сразу начинать индивидуальные занятия, лучше совмещать. Мне трудно посоветовать конкретного тренера, но ехать в Москву, в этот зоопарк, где родители стоят за кортом, словно за клеткой. и орут… Это нездоровая обстановка.

    — Ещё ведь дело в том, что и у родителей между собой начинается конкуренция.
    — Да. Родители начинают сходить с ума, а ребёнок может и не заиграть. И ребёнок может получить стресс на всю жизнь. Я понимаю, что это легко говорить. Кто знает, может, и я лет через 10 буду так же стоять и переживать за своего ребёнка.

    — Вы уже упомянули про ближайшую связку китайских турниров. У вас есть китайский спонсор, который поставляет вам необычную нестандартную одежду. Насколько для вас это важно? Вы сами принимаете какие-то решения в процессе разработки тех или иных нарядов?
    — Я всегда за индивидуальность. Nike, конечно, одна из лучших мировых фирм, но когда все носят одно и то же… Да, у них потрясающее качество. Но у каждого человека своё телосложение, свои плюсы и минусы, поэтому трудно сделать так, чтобы всем подходил один наряд. Мне очень повезло с моим спонсором. Фирма называется «Цяодань». В переводе с китайского это значит «Джордан». И у них значок похож на Майкла Джордана, поэтому некоторые путаются и спрашивают: «А это твоя фирма?». Я говорю: «Нет, это мой спонсор». Некоторые теннисисты хотят тоже играть под этой маркой, но я им сразу говорю, что вам эта фирма не подойдёт. Мне нравится, что я одна. Конечно, это был огромный риск подписать контракт с фирмой, которая вообще не работала в теннисе. Мы продолжаем подбирать хорошие кроссовки, потому что это очень затратно и нелегко. Сейчас расскажу, чем они меня покорили. У меня была травма колена. Я не играла шесть месяцев. Если честно, я была счастлива. Шесть месяцев поспать дома в своей кровати — это было самое большое счастье.
    Мне был нужен такой период в моей карьере. Когда я возвращалась, то агент мне говорил, что с «Филой» не получается, нас что-то не устраивало. И добавил, что в моих услугах заинтересованы китайцы. А мой агент ещё не очень организованный. Он мне сказал название, я ответила, что вообще даже о такой фирме не слышала. В общем, мы решили, что пусть они пришлют пробную одежду. Качество было хорошим. Кроме того, они специально для меня изготовили логотип. Там были мои инициалы и бабочка, а это символ восхождения, возвращения. Логотип как бы говорил: «Мы в тебя верим». И вот эта персонализация мне очень понравилась. Мне важно отношение. Я сказала, что хочу с ними работать. Да, у нас есть сложности в понимании друг друга. У них совсем другой менталитет. Я сказала: «Мне нравятся звёзды». Моя следующая коллекция была с огромными звёздами на всё платье. Я сказала им, что да, это всё хорошо, но давайте будем это делать более эстетично и стильно. Или, например, я им говорила, что не могу надевать только оранжевое платье. То есть я им указывала на какие-то базовые вещи. Кроме того, я сама что-то придумываю. Мне нравится камуфляж, поэтому я была очень рада, когда увидела свою форму для Кубка Кремля.
    Изначально они мне присылают файл с линией, которую они поставляют. Я говорю, что мне понравилось, и добавляю свои пожелания, они прислушиваются. В принципе, я получаю всё то, что хочу, но на это требуется время. И они это делают по своим китайским понятиям. Но всё красиво, очень оригинально и качественно. Все мои друзья носят эту одежду, а их друзья спрашивают, где это можно купить, почему они не продают. Я уже подумываю открыть магазин здесь, в Москве, и самой это продавать. Мне бы очень хотелось это сделать, но времени не хватает. Просто я не вижу качественной спортивной одежды, а у меня, я считаю, все наряды интересные и яркие.

    — На какой срок у вас с ними контракт?
    — Я точно не помню сроки. Обычно, когда он подходит к концу, мы обсуждаем варианты продления. При этом мне было бы интересно найти российских дизайнеров, которые бы мне нарисовали оригинальную форму, а китайцы бы сшили.

    — Как вы выбираете себе ракетку?

    Иностранцы вообще спрашивают: «У вас медведи по улицам не ходят?» Я отвечаю: «Ну, почти. И водку за завтраком пьём».

    — У меня ракетка, которой я играю с 19 лет. Она должна быть определённого веса, с определёнными струнами. Всё на ощущении.

    — То есть с 19 лет вы играете одной ракеткой?
    — Фирма одна и та же, но сами ракетки чуть-чуть меняются. Я на одной тренировке с Настей Мыскиной порвала струны на всех ракетках и взяла попробовать её ракетку. У неё удлинённая ракетка, и теперь я тоже стала ими играть, хотя такой переход — это не быстрый процесс. Со временем я меняла вес и баланс. Там очень много нюансов. Если сверху грузики, то больше силы. Если сбоку, то больше вращения.

    — Ещё есть струны с подкруткой.
    — Да, струн миллион. Но я тоже пользуюсь одними и теми же с 19 лет. В прошлом году они перестали их производить. Я скупила по всему миру, что только могла найти, но потом нашла для себя ещё более удобные струны того же производителя.

    «Мне нужно, чтобы у меня были развязаны руки»

    — В повседневной жизни вам кто-то помогает с нарядами? Вы появляетесь в таких разных и красивых платьях на мероприятиях.
    — Спасибо. Одного стилиста у меня нет, но есть группа помощников, моих друзей, которые помогают мне одеваться для тех или иных мероприятий. Могу сказать вам, что это на самом деле очень тяжело. Да, в теннис играть привычнее, но я знаю, что надо быть разноплановой и что для моей дальнейшей жизни это тоже важно.

    — Ну вот, к примеру, у вас какое-то событие вечером. За вас всё решают ваши помощники, или вы сами говорите, что я пойду в этом красном платье?
    — Начнём с того, что мне трудно ходить по магазинам, так как очень мало времени. Кроме того, мне очень сложно заранее подтвердить мероприятия, потому что у меня всё зависит от турниров. Мне хочется сделать какой-то график мероприятий, но это не всегда получается. То же самое с открытием секции: я не могу браться наполовину. Если что-то делаю, то хочу заниматься этим основательно. Так что если у меня фотосессия, то мне приносят какие-то платья, и что-то из них может подойти. Или же приходится в последний момент бегать по магазинам и искать.

    — Вы вообще часто с собакой ездите на турниры?
    — Только в Америку.

    — Насколько трудно всё это с точки зрения организации, самолётов, прививок?
    — Я уже всё знаю. Папа говорит, что скоро книгу смогу про это написать. Не очень сложно. Надо не забывать ставить вакцину от бешенства, а я иногда пропускаю, поэтому всё это долго делается. Перед аэропортом заезжаешь в медпункт на Ленинградке, получаешь бумажку и улетаешь. Проблема в том, что моя собака боится всего, особенно перелётов. Как только я вхожу с Дольчиком в здание аэропорта, он разворачивается и пытается вырваться. Он ненавидит это. У меня есть специальное разрешение для перелётов в Америке, и он может летать со мной в ногах. Я получила специальную справку. Да, он весь трясётся, но в США я его беру, потому что там очень лояльно и хорошо относятся к собакам. Очень много площадок, где он может поиграть с другими собаками.

    — А сколько ему лет?
    — Четыре.

    — По окончании карьеры вы себя видите в политике? Государственная Дума, Совет Федерации?
    — Вообще, мне было бы комфортно в своём деле. Я хорошо дружу со Светланой Хоркиной, она настоящая молодчинка. Когда мы встречаемся, я у неё всё время спрашиваю, а почему это так, а почему тут так… Она рассказывает, и я понимаю, как много она знает, сколько всего она выучила. Не знаю, как другие спортсмены работают в политике, но я считаю, чтобы быть настоящим профессионалом в своём деле, надо всё знать от «А» до «Я». Нужен очень большой опыт. Нужно шишки набивать. Понимаете, я не смогу с вами, с журналистами, работать на одном уровне, потому что ничего в этом не понимаю. Но если я реально смогу что-то сделать не для статуса, а для спорта, то почему нет. Однако, повторюсь, в этом надо очень хорошо разбираться.

    — В партию не приглашали?
    — Я где-то пару раз слышала что-то подобное, но так и не поняла, это шутка или нет.

    — Нет, эти ребята не шутят.
    — Ну, политика на самом деле очень тяжёлая штука. Совсем другие правила.

    — А поработать чиновником?
    — Я себя комфортно ощущаю в том, что я делаю, в том, что я знаю. Я хорошо разбираюсь в своём виде спорта. Если смогу чем-то помочь в другой области, то, возможно, попробую, но это будет лишь экспериментом.

    — Было бы интересно попробовать себя когда-то в будущем в роли капитана сборной?
    — Конечно, это интересная должность, но, смотря на Анастасию, я понимаю, как тяжело на этом посту, очень сложно что-то изменить, поскольку связаны руки. Я ей не завидую совсем, но всегда поддержу. Если у меня будет такое предложение, то тогда я буду думать. Обязательно спрошу совета у Анастасии и её разрешения. Конечно, как спортсмен, я вижу возможности в улучшении и изменении всего, но не всё зависит только от капитана.

    — То есть вы понимаете, как спортсмен, что можно изменить?
    — Ну, я за этим наблюдаю. Мне уже не 15 лет. Я езжу на Олимпиады, постоянно приезжаю в сборную, так что знаю, как мне хотелось бы, чтобы всё это было устроено. Любые перемены очень сложны и должны быть обстоятельно продуманы. И, конечно, во главе всего должны стоять опытные и разумные люди.

    Беседовали Самвел Авакян, Наиль Байков, Галина Козлова, Никита Кузин, Даниил Сальников, Дмитрий Шахов.
    Источник: «Чемпионат» 17 сентября 2016, суббота. 12:00.

  6. #46
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,101

    Kremlin Cup 2016, Moscow, Russia

    Светлана Кузнецова – чемпионка 27-го Международного теннисного турнира «ВТБ Кубок Кремля»
    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	1111154361.jpg 
Просмотров:	21 
Размер:	23.7 Кб 
ID:	15329

    Светлана Кузнецова стала победительницей теннисного турнира Кубок Кремля в Москве, призовой фонд которого составляет более 750 тысяч долларов.
    В субботу в финале российская теннисистка, первый номер посева, в двух сетах переиграла Дарью Гаврилову из Австралии – 6:2, 6:1. Поединок продолжался 1 час 12 минут.
    Кузнецова сделала один эйс, тогда как ее соперница - ни одного, а также реализовала 6 брейк-пойнтов из 8. Счет личных встреч соперниц стал 3-0 в пользу уроженки Санкт-Петербурга.
    Кузнецова, второй год подряд победившая на Кубке Кремля, выиграла свой 17-й титул на турнирах WTA в одиночном разряде.

    Интервью победительницы представил сайт турнира:

    Вопрос: Поздравляем вас с победой в финале и с тем, что вы смогли защитить титул. Со стороны казалось, что финал сложился для вас очень легко. Так ли это?

    Светлана Кузнецова: Перед матчем у меня всё болело, я чувствовала себя очень усталой, не понимала, как буду сегодня играть. Но я концентрировалась, осознавала, что мне нужно отложить усталость, что могу быть выше и сильнее этого, и перед матчем, когда я вышла на разминку, я почувствовала в себе энергию и желание играть - хотела показать свой лучший теннис. Рада, что у меня всё получилось.

    В: Расскажите, почему вы во второй раз выиграли «ВТБ Кубок Кремля»?

    С. К.: Потому что я боролась, старалась выиграть каждый матч. Были очень тяжёлые поединки, так как я чувствовала себя не в своей тарелке, но понимала, что даже с плохим теннисом могу выиграть. Я улучшила свой уровень игры за этот год, стала играть более уверенно, и это мне помогло. В прошлом году я была ниже уровнем, тогда удалось хорошо подготовиться.

    В: Во втором сете, вы подавали мягко и неглубоко. Вы не хотели давать сопернице силу на приёме или не хотели сами ошибаться? И постоянно играли во время розыгрыша под лево. Правильно?

    С. К.: У меня была одна и та же тактика, как в первом, так и во втором сете: подавать ей больше под лево, так как она оттуда мало что могла сделать, и забегать под удар справа. Не было разницы между первым и вторым сетом. Надо было играть с первой подачи.

    В: ATP пришла в конечном счёте к тому, что между Парижем и итоговым турниров в Лондоне у них сложилась неделя перерыва. Как вы думаете, необходима ли это неделя и в женском туре, показывает ли это несовершенство календаря?

    С. К.: Конечно, это не справедливо, мне играть завтра матч. Это неправильно, было бы проще перенести на неделю попозже, например, сделать параллельно Чжухаю. Считаю, что не нахожусь в тех же условиях, что и остальные теннисистки.

    В: Какие у вас ощущения от попадания в Сингапур?

    С. К.: Я даже не рассчитывала, что туда поеду, просто хотела играть и показывать свой теннис. Сейчас это как дополнительный бонус. На самом деле самый большой приз то, что мне не надо играть Чжухай, на неделю больше отдохну. Я очень устала за два года, в прошлом году получилось всего 5 дней отдыха.

    В: Вы сказали, что выросли как игрок. Но относительно чего – своего максимального уровня, или того, к чему приближаетесь? На ваш взгляд, на каком вы уровне играете сейчас? Свой лучший теннис [показываете] или пока ещё нет?

    С. К.: Сложно сказать, это не прыжок в длину, где я могу знать свой лучший результат. Это не дистанция, где я буду знать своё время. Это совершенно другое. Прежде всего, психологическая устойчивость и уверенность в своих силах. Играть стабильно на протяжении многих недель – вот, в чём я в принципе прибавила. Это самое главное, сейчас я вообще не сравниваю себя с прошлым. Раньше я пыталась, думала, что мне нужно сделать, чтобы выйти на тот уровень. Но того уровня больше нет, он в прошлом. В будущем мне нужно выйти на хороший уровень, и сейчас я каждый день работаю над этим.

    В: На корте вы сказали, что приедете на следующий год в Москву. Значит ли это, что вы пересмотрите свой календарь? Четыре недели подряд, вот еще и пятая, без остановки.

    С. К.: Я не знаю, что будет в будущем, [буду] смотреть календарь. Я не жалею, что поехала играть в Тяньцзин, у меня был хороший график и вот в конце Москва. Изначально заявляться на четыре турнира подряд было не очень хорошей идеей. Когда уже придёт время, будем думать.

    В: Ваш первый матч в понедельник должен быть против Агнешки Радваньской…

    С. К.: То есть я в воскресенье не буду играть?

    В: Нет, не будете.

    С. К.: Фух! (смеется). Я уже и не знаю, что такое отдых.

    В: У вас хорошие личные встречи с ней, что вообще можете сказать про грядущий матч?

    С. К.: Опять будет тяжелый поединок, другого я и не жду. Буду бороться и играть.

    В: На протяжении всего турнира вы говорили о психологии: что «копаетесь в себе, давите». Сегодня вы достаточно легко выиграли. Это было из-за того, что вы нашли гармонию с собой, прибавили в игре или ваша соперница была слабее, чем обычно?

    С. К.: Первые два пункта, как вы и сказали – я нашла внутреннюю силу, некий внутренний стержень и стала играть лучше, договорилась с собой, почувствовала игру. Это и вчера проблескивало в первом и третьем сете, сегодня я смогла играть полностью два сета с этим настроем.

    В: Сегодня Даша [Гаврилова] немного всплакнула. Тяжело ли видеть спортсменам-профессионалам то, как их соперник плачет?

    С. К.: Понимаете – спорт, одиночный, он на то и спорт, что плачет кто-то другой или плачешь ты. Другого не дано, не бывает двух победителей. Конечно, я командный игрок, и порой жалко [человека], но это мне мешает, и нужно эту жалость куда-то убирать. Но сегодня понимала, что я тут фаворит, и мне больше нужна победа. У Даши ещё много лет впереди, надеюсь, что она ещё успеет выиграть!
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

  7. #47
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,101

    Кузнецова: на необитаемый остров возьму собаку, ножницы не нужны

    Светлана Кузнецова рассказала о стрижке на корте, успехах в матчах с Радваньской, выборе в пользу тенниса и многом другом.
    Практически сразу после победы на Кубке Кремля Светлана Кузнецова вылетела в Сингапур. С утра в воскресенье, 23 октября, она провела пресс-конференцию. А уже в понедельник россиянка вышла на корт. Матч первого тура группового этапа Итогового турнира против Агнешки Радваньской получился потрясающим. Несмотря на усталость (Светлана играет уже пятую неделю подряд), Кузнецова смогла добиться победы со счётом 7:5, 1:6, 7:5. Она рассказала о решении подстричься на корте, значении татуировки, своём опыте и многом другом.

    — Светлана, в первую очередь хочется спросить про момент, когда вы отстригли себе волосы. Мы не так часто видим подобное на корте.
    — Я только что опубликовала видео в «Инстаграме» и написала, что периодически тебе приходится делать
    стрижку не у лучших парикмахеров и не в лучшее время. Эти волосы мне сильно мешали. Я пыталась убрать их под мою бандану, но у меня очень толстые и тяжёлые волосы. Каждый раз, когда я наносила удар справа, они били меня в глаз. Меня это раздражало. Тогда я подумала: «Что важнее: волосы, которые могут отрасти, или матч?». И я сказала себе: «Я должна это сделать прямо сейчас». Решение далось быстро, я не слишком долго думала. Просто хотела сделать всё, чтобы мне ничего не мешало.

    — Завтра вы пойдёте к парикмахеру и сделаете нормальную причёску или оставите как есть?
    — Когда я вернулась на корт, то почти заплакала, потому что я люблю свои волосы. Что касается вашего вопроса, я пока не знаю. На данный момент я всё оставлю как есть. Посмотрим, что вышло, я ещё не проверяла.

    — Можете рассказать о ваших эмоциях по ходу матча? Показалось, что у вас в голове было много разных мыслей.
    — Я старалась вести себя как профессиональный спортсмен. Мне хотелось оставить все мысли об усталости и акклиматизации в стороне. Я хотела думать о том, что матч начинается со счёта 0:0, что мы обе вышли на корт бороться, так что давайте просто играть. Все остальные мысли надо выбросить из головы. Просто с утра, когда я вышла на тренировку, я вообще не знала, как буду играть. Может быть, подобные мысли мне даже помогали. Я как могла боролась и старалась просто играть.

    — По личным встречам вы были впереди 12-4. Как вам удаётся так успешно играть с Радваньской?
    — Не знаю. Зато я знаю, что выиграла у неё две встречи, отыграв матчбол. Очень сложно сказать, почему ей трудно играть со мной. Я просто стараюсь показать свой лучший теннис в матчах против Агнешки. Она очень трудный соперник. Полька занимает то ли третье, то ли четвёртое место в рейтинге. Вам лучше задать ей этот вопрос, потому что я не знаю. Мы всегда проводим упорные встречи, но кто-то должен выиграть. Да, чаще побеждаю я, но шансы есть и у неё, а сами матчи получаются яркими.

    — Вы настоящий боец. Это качество пришло с опытом, благодаря огромному количеству проведённых встреч или подобный характер у вас был с рождения? Может быть, что-то передалось от мамы, которая была первоклассной велогонщицей?
    — Я думаю, самое главное — это то, что находится внутри тебя. То, что есть в твоём сердце. Я всегда очень много работала. На корте я знаю, что нужно бороться до конца, потому что в любой игре есть шанс совершить «камбэк». На Итоговом турнире играют только лучшие теннисистки мира. В каждом матче ты должна выкладываться по полной и бороться. Иногда это не приносит результат, иногда ты всё равно проигрываешь.
    Когда я была начинающей теннисисткой, некоторые мне говорили, что ничего не получится, потому что у меня не было такого сильного желания играть в теннис. Примерно до 14 лет я рассуждала так: «Ну хорошо, мама хочет, чтобы я играла. Ладно, я поиграю». В 14 лет я отправилась в Испанию. Я поняла, как много мои родители вложили в то, чтобы я стала успешной теннисисткой. Тогда я захотела их отблагодарить, потому что знала, сколько сил они на меня потратили. Я сказала себе: «Я постараюсь доказать, что они не напрасно верили в меня. И хочу доказать скептикам, что они ошибались». Но в первую очередь я хотела это сделать ради своих родителей. А примерно с 15 лет я просто влюбилась в теннис. Я с удовольствием тренировалась и играла. У меня бывали спады на протяжении карьеры. Я знала, что недостаточно сражаюсь, потому что мыслями я была не на корте. Но когда я повзрослела, когда смогла сосредоточиться на теннисе, то стала бороться за каждое очко. Иногда это приносит результат, иногда нет.

    — Когда вы приехали сюда в воскресенье, то думали о том, сколько сил у вас осталось на этот турнир?
    — Я не задавала себе подобных вопросов. Я сказала себе, что надо постараться отдохнуть и не слишком думать о предстоящей встрече. Просто ещё перед финалом Кубка Кремля мне сказали, что сетка уже готова, так что мои потенциальные соперницы известны. Я сказала: «Дайте мне сначала выиграть в Москве, я хочу играть матч за матчем». Когда я летела в Сингапур, я всё равно не хотела знать, с кем буду играть. Сначала я просто хотела долететь сюда. Когда я вышла на корт, то поняла, что покрытие очень сильно отличается от того, на котором я играла в Москве. Но я уже здесь, в Сингапуре, так что просто надо выйти на площадку и показать свой лучший теннис.

    — Ещё один вопрос про стрижку. Вы всегда носите с собой ножницы в теннисной сумке?
    — Нет, я попросила принести мне ножницы, при этом не обычные, а большие. Я знала, что у меня влажные и толстые волосы, так что отрезать их будет непросто. Я даже не знаю, сколько я отрезала.

    — Агнешка сказала, что она в решающие моменты допустила грубые ошибки. Как вы считаете, за счёт чего вам удалось взять верх?
    — Я тоже допускала много ошибок. То, что обычно у меня получается, сегодня не проходило. Не думаю, что я показала свой лучший теннис. Но я просто боролась. Иногда теннис — это своеобразные шахматы. Даже на матчболе Радваньской я думала, что могу выиграть. Я должна была сделать всё возможное, чтобы осложнить её задачу. Сейчас трудно сразу после игры анализировать матч. Порой у меня отлично проходила подача, иногда я допускала двойные, которые обычно не совершаю. В общем, это был равный матч. Наверное, мы обе не играли в свой лучший теннис, но кто-то должен был выиграть.

    — Вы уже очень опытный игрок. Наверное, за время карьеры вы уже узнали о теннисе всё. Но может быть, в течение нескольких недель вы узнали о себе нечто новое? Я имею в виду то, что вам надо было по заказу выиграть Кубок Кремля.
    — Я бы хотела, чтобы на более раннем этапе карьеры я по-настоящему поверила в себя. Сейчас я больше верю в себя. Теперь я просто двигаюсь шаг за шагом.

    — Вы единственный член семьи, который не занимается велоспортом. Это ваш выбор?
    — Это, наверное, самый частый вопрос, который мне задают. Каждый раз я сама для себя пытаюсь найти ответ на этот вопрос. Попробую ответить так. Мой папа отдельно работал с мужчинами и женщинами. Моя мама была частью женской команды. Когда они поженились, мама решила закончить карьеру, а папа продолжил тренировать только мальчиков, ему так было проще. Просто я помню, что когда я росла, то он работал с мальчиками, так что я общалась только с ними. Моей карьере это очень помогло, потому что я с детства видела спортсменов. Сейчас дети делают то, делают это, им трудно объяснить, что такое профессиональный спорт. Ребёнку сложно донести, почему он должен постоянно тренироваться и не иметь выходных. У меня их не было, но я видела профессионалов, которые только и делали, что работали.
    И в какой-то момент папа мне сказал, что я не обязана всё время находиться с велогонщиками, потому что, наверное, я их отвлекала. Он не собирался заново открывать женскую секцию, поэтому просто сказал, что есть теннисные корты и я могу проводить время там. Вот, пожалуй, поэтому я и не пошла в велоспорт.

    — Наверняка вам уже задавали этот вопрос, но не могли бы рассказать о значении ваших татуировок?
    — Вообще это личное. Та татуировка, о которой вы спрашиваете, не самая важная. Я сделала её очень быстро. Я, кстати, хочу её удалить. Да, она значима для меня, мне нравится смысл: «Боль меня не убивает. Я убиваю боль». Мы можем быть сильнее и побеждать наши слабости. Когда у тебя есть боль, ты можешь её преодолеть. Я считаю, что человек может быть намного сильнее, чем ему кажется. Я приехала сюда уставшей, пришлось приспосабливаться к другому часовому поясу, но я не хотела об этом думать.

    — Когда вы отыграли матчбол, то подумали, что это дежавю? Я имею в виду ваш матч с Агнешкой в Ухане.
    — Нет. Если честно, я не помнила об этом. Тренер после игры напомнил, что я отыграла матчбол и в той встрече. Сегодня я думала только о том, что, даже несмотря на усталость, я хочу играть и бороться до конца.

    — На этом Итоговом турнире четыре теннисистки не старше 25 лет. Это какая-то тенденция для женского тенниса?
    — Мне трудно сказать. Серена и некоторые другие взрослые девочки показывают сейчас хороший теннис. Вообще, молодым теннисисткам сейчас трудно прорваться. Опыт очень важен. Нужно понимать, когда наступают ключевые моменты матча, как правильно выбрать стратегию и так далее.

    — Вы сказали, что корты в Москве и Сингапуре сильно отличаются. Вы смогли к ним так быстро приспособиться как раз за счёт опыта?
    — Я думала об этом. Я выступала на турнире в Тяньцзине и проиграла в полуфинале. Там выступала и Радваньска, которая снялась после двух раундов. Мы поговорили с ней, и она сказала, что полетит уже в Сингапур, чтобы приноровиться к корту и мячам. Кроме того, она хотела пару дней отдохнуть. Я же полетела в Москву и провела полноценный турнир, а только затем приехала сюда. Так что у нас совершенно разные подходы.
    Но вообще, я думала, что этот корт больше подходит Агнешке, потому что мяч не так хорошо отскакивает. Но я была уверена в себе и знала, что у меня есть некоторые преимущества. Конечно, я опытная теннисистка. Меня не так просто вывести из себя.

    — Если вы окажетесь на необитаемом острове, какой один предмет вы захотите взять с собой?
    — А могу я взять какую-то еду?

    — Наверное, нет.

    Другой журналист предложил: «Может быть, ножницы?».

    — Нет, ножницы не нужны, волосы меня там волновать не будут. Знаю, это очень скучно, но, наверное, телефон. А, нет, извините! Моя собака Дольче! Не нужен телефон, я готова провести остаток жизни со своей собакой. Меня это устраивает!

    Источник: «Чемпионат»
    25 октября 2016, вторник. 11:45.
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

  8. #48
    Супер-модератор Аватар для editor
    Регистрация
    18.09.2011
    Адрес
    Россия
    Сообщений
    824

    BNP Paribas WTA Finals 2016; Singapore, SINGAPORE

    Светлана Кузнецова заявила, что ей не хватило агрессии в полуфинале итогового турнира WTA со словачкой Доминикой Цибулковой.
    В субботу Кузнецова в полуфинале уступила Цибулковой со счетом 6:1, 6:7 (2:7), 4:6.
    "Доминика играла очень агрессивно, а я не смогла реализовать свое преимущество при счете 4:2 в третьем сете, я подавала недостаточно хорошо, поэтому такой результат, - сказала Кузнецова на пресс-конференции, видео которой опубликовано на странице WTA в Facebook. - В целом Доминика провела очень агрессивный матч, а мне, наоборот, в каких-то моментах агрессии не хватило. Я не думала об усталости, просто пыталась показать все, на что способна. Смысла думать об усталости нет, и я не собираюсь искать каких-то оправданий. Я сделала все, что смогла, но мне чуть-чуть не хватило в самой концовке".

    Также россиянка, занимающая девятое место в рейтинге WTA, подвела итог своему выступлению в нынешнем сезоне.
    "Я очень горда тем, чего я добилась, так как не ожидала, что так хорошо завершу этот сезон. В прошлом году у меня был отпуск длительностью всего в 5 дней, в этот раз он будет подольше. После такого завершения сезона у меня прибавилось уверенности в себе, и я думаю, что могу многого добиться, но при этом не хочу питать слишком больших надежд. Я просто попытаюсь начать 2017 год так же, как и этот, и стабильно показывать свою игру", - отметила Кузнецова.

    МОСКВА, 29 окт - Р-Спорт.

  9. #49
    Супер-модератор Аватар для editor
    Регистрация
    18.09.2011
    Адрес
    Россия
    Сообщений
    824
    Кузнецова под давлением
    Светлана Кузнецова не сумела четвертый раз в карьере преодолеть четвертьфинал Уимблдона в одиночном разряде

    Все-таки Светлана Кузнецова слишком редко бывает в родном Петербурге. Дождь — не ее погода. Столкнувшись с фирменным уимблдонским ливнем, 32-летняя россиянка была смыта из одиночной сетки.

    Щелкай зонтиком

    Жаркий, солнечный Уимблдон без дождя — это какой-то Australian Open. Что характерно, оба эти турнира не покорялись Светлане Кузнецовой в одиночных разрядах. Во вторник первая ракетка России столкнулась-таки с британским климатом во всей его красе. Прямо на выходе из подтрибунного помещения их с испанкой Гарбинье Мугурусой встретило дружное щелканье болельщицких зонтиков. Мелкий, но назойливый дождик отсрочил матч почти на час. Вот это настоящий британский Шлем. Лондонский колорит и проверка на стрессоустойчивость.

    К сожалению, Мугуруса выглядела собраннее во время матча и до него. На пресс-конференции испанка деловито рассуждала о своей победе над Кербер, а Кузнецова неожиданно произнесла речь о роли прессы в жизни знаменитости.
    «Вы задаете нам вопросы, которые нужно обдумывать, а мы не хотим думать о посторонних вещах, не хотим общаться. Мы хотим одного — играть, — признавалась Светлана. — Я прекрасно понимаю, что это часть работы спортсмена и что люди хотят много знать о нас. Я очень ценю работу прессы и вообще-то обожаю поболтать, но все-таки давление мешает. Чем меньше перед матчем отвлекаешься, тем легче выступать». Это сжатый пересказ долгого, пылкого признания одной из самых интересных и добродушных собеседниц мира женского тенниса. Заодно Кузнецова упомянула Марию Шарапову, которую обижают хейтеры в соцсетях. Словом, петербурженка слишком сильно переживала, а для нее эмоции — это главная движущая сила. На корте чувственности не хватило.

    Мугуруса играючи ловила ветер, разбушевавшийся на первом корте, постоянно обостряла, не ввязывалась в длинные розыгрыши и пользовалась каждой чужой ошибкой, которых и было-то немного. Броский атакующий стиль Гарбинье производит потрясающее впечатление, пока толковая соперница не подстраивается под него. Кузнецова имела несколько шансов переломить игру, но все упустила, заметно злясь на саму себя. Может, ей правда давать обет молчания на время больших турниров? Хотя куда там! Поговорить со Светланой все любят, а организаторы не примут отказов от пресс-конференций.

    Кошелек или толерантность?

    «У меня были шансы на чужой подаче в начале матча, но вместо того чтобы их использовать, я глупо упустила свою, — повинилась Кузнецова. — Мелкие эпизоды очень много значат».

    «Безусловно, Кузнецова — очень сложный соперник, — похвалила Мугуруса россиянку. — Светлана давно была и остается выдающейся теннисисткой. Мне пришлось сыграть очень хорошо, и я заслужила победу».

    Грустно за Свету, хотя она не покидает Уимблдон и, более того, имеет хорошие шансы задержаться до самого конца лондонского пира. В паре с француженкой Кристиной Младенович они прошли сложных оппоненток и прорвались в четвертьфинал, где их ждет оригинальный чешско-японский дуэт — Макото Ниномия/Рената Ворачова. В конце концов, не может Кузнецова проигрывать все британские четвертьфиналы...

    11 июля 2017, 23:35
    Олег Евстифеев, корреспондент «Спорта День за Днем»

  10. #50
    Супер-модератор Аватар для editor
    Регистрация
    18.09.2011
    Адрес
    Россия
    Сообщений
    824

    Кузнецова: для меня главное — чувствовать силу внутри себя

    Светлана Кузнецова рассказала о восстановлении после операции на запястье, а также о своих целях, увлечениях вне корта и многом другом.
    Светлана Кузнецова возвращается. Россиянка, не игравшая с октября прошлого года, готовится вернуться в большой теннис в Индиан-Уэллсе. Светлана уже прилетела в Калифорнию, а несколько дней назад закончила сбор в Дубае. Именно там она дала интервью порталу Sport360.com. Кузнецова рассказала о процессе восстановления после прошедшей в начале декабря операции на левом запястье, из-за которой она пропустила Australian Open, а также поздравила Каролину Возняцки и Роджера Федерера с победой на Australian Open, поделилась эмоциями от встречи с Ким Клейстерс в её бельгийском доме и призналась, что ставит перед собой большие карьерные цели.

    «У каждого врача было своё мнение»

    — Как ваше запястье реагирует на нагрузки на тренировках?
    — Я уже начала выполнять удары слева, так что рассчитываю в ближайшее время бить в полную силу. На самом деле восстановление идёт хорошо. Я думала, что будет сложнее. Да, пока не могу сказать, что готова на сто процентов, но я получила очень важный опыт. Раньше у меня никогда не было операций.
    Я очень боялась перед тем, как её делать. Всё время спрашивала себя: «Как это всё будет?». Мы часто слышим, что люди делают операции, в спорте это происходит постоянно, но когда это случается с тобой, испытываешь странные ощущения. Кроме того, я поняла, что найти своего доктора очень непросто.

    — Как вы получили травму?
    — Я травмировала запястье на US Open, и врачи сказали, что нужно две недели отдохнуть и всё будет в порядке. Две недели прошло, я полетела в Китай, но ощущала ту же самую боль, что и в Нью-Йорке. Затем я послала результаты магнитно-резонансной томографии разным врачам и получила чуть ли не пять различных мнений. Принять решение было непросто. Когда я прилетела в Москву, встретилась ещё с несколькими врачами, затем проконсультировалась с бельгийскими специалистами. Мне предлагали прилететь в США, в Германию… Это сложно, потому что каждый даёт тебе свой совет. Но я приняла собственное решение и ни о чём не желаю. Надеюсь, скоро смогу сказать, что оно было правильным.

    «Отлично провела время с Ким»

    — Где в итоге вам провели операцию?
    — В Бельгии у доктора Фредерика Верстрекена, который оперировал Ким Клейстерс и Белинду Бенчич. Я говорила с ними обеими до операции. С Ким мы поужинали, я посмотрела, как её дочка играет в баскетбол. Затем мы посетили матч баскетбольной команды, которую тренирует супруг Ким. Они пригласили меня к себе домой.
    Мы сидели на кухне, и Ким сказала: «Это невероятно! Я не могу поверить, что ты сидишь в моём доме в Бельгии!». В общем, всё было очень весело. Она кормила своего поросёнка, у неё дома и свиньи, и куры, и другие животные. Когда мы пошли на баскетбол, то Ким кто-то позвонил и сказал, что она забыла закрыть ворота и свинья выбежала на улицу. Это было очень забавно. Я прекрасно провела там время. Было чудесно.

    — Ким сказала вам что-то, чтобы успокоить?
    — Она пошутила, сказала, что у меня будет крошечное запястье, мы посмеялись. Мы вспомнили прошлое, когда только делали первые шаги в теннисе. Я поделилась с ней своими любопытными историями, она своими. Это было очень интересно.

    «Быть ведущей музыкальных новостей — это интересно»

    — Как вы справляетесь психологически? Сначала вы получили травму, затем вам сделали операцию, потом началась долгая дорога к возвращению в тур.
    — Мне очень повезло, что по ходу карьеры я редко получала травмы. А когда это всё-таки происходило, то я в любом случае считала, что мне надо сделать паузу и не играть какое-то время. Так что я хорошо проводила время, занималась разными вещами за пределами корта. Когда ты вынужден пропускать какую-то часть сезона, то понимаешь, что жизнь — это не только теннис. У меня появилась возможность поучаствовать в каких-то проектах и заняться чем-то другим.

    — Например?
    — Я вела программу о музыкальных новостях на телевидении. Я не была постоянной ведущей, просто пару раз попробовала себя в этом качестве на российском музыкальном канале. Я участвовала и в других шоу на телевидении, даже исполняла рэп. У меня был ещё один проект, но он так и не был реализован. Но в принципе я люблю появляться на экранах и общаться с ведущими и слушателями на радио. Мне нравится говорить, затрагивать интересные темы, разговаривать с успешными людьми в самых разных отраслях.

    «Надо прислушиваться к своему телу»

    — Недавно вы вновь вышли на корт. Чувствуется, что отдохнули и перезарядили батарейки?
    — Немного иначе. Когда делаешь большую паузу в выступлениях, то думаешь, что у тебя полно энергии. Тебе действительно очень хочется вновь играть. Но ты выходишь на первую тренировку и вскоре понимаешь, что сил вообще нет. Чем ты старше, тем труднее вновь набрать форму. Каждый раз всё немного по-другому, потому что твоё тело по-разному реагирует, тебе надо прислушиваться и вносить коррективы в тренировки и вообще в распорядок дня. Я просто пыталась подготовить своё тело к большим нагрузкам. Посмотрим, как у меня это получилось.

    — Запястье до сих болит?
    — Я не чувствую той боли, что была раньше, но ощущаю запястье. Но доктор сказал, что это нормально. Постепенно и эти ощущения должны пройти.

    — Какой главный вывод вы сделали из всей этой истории?
    — Что жизнь продолжается. Ты сталкиваешься с какими-то препятствиями и пытаешься их преодолеть. Я поняла, что, когда закончу карьеру, мне нужно искать что-то другое, ставить перед собой новые цели. Мне понравилось смотреть Australian Open на диване и не потеть на 40-градусной жаре. Иногда приятно избежать попадания в это пекло, но при этом я скучала по Австралии — очень люблю эту страну.

    «Если всё в жизни идёт хорошо, то играть становится легче»

    — Кстати, об Австралии. Каролина Возняцки завоевала там первый титул на турнирах «Большого шлема». Вы заметили какие-то изменения в её игре?
    — Не думаю, что она что-то меняла. Мне кажется, она осталась такой же. Иногда ты чуть больше в себе уверен, иногда чуть меньше. Бывает, что тебе везёт с сеткой, а бывает, что и нет. Её победа — это был лишь вопрос времени. Вот сейчас оно прошло, все кусочки мозаики сложились в Мельбурне. Я очень рада за неё. Я её поздравила с этим большим достижением. Приятно, что она наконец этого добилась.

    — Когда ты занимаешь первое место, при этом не имеешь побед на «Шлемах», то сталкиваешься с негативом в прессе и среди болельщиков. Ей приходилось непросто...
    — Это случается со многими. Если она счастлива в жизни, то она не обращала на это внимание. Мне кажется, сейчас она точно счастлива. Каролина помолвлена, она выиграла «Шлем», всё получается. Если за пределами корта всё идёт хорошо, то, мне кажется, играть становится легче.

    — В Индиан-Уэллсе вам предстоит защищать очки за финал. Вам удаётся об этом не думать и сосредоточиться только на восстановлении?
    — А в чём смысл думать об очках, что я могу сделать? Сейчас я думаю о своём запястье и о теле в целом. Я хочу подвести себя к турниру в лучшей форме. А мысли об очках ничего не дадут.

    — Хотелось ли бы вам вернуться в прошлое и что-то поменять на каком-то этапе своей карьеры?
    — У меня был ужасный сезон-2005. Я отлично сыграла в 2004-м, а затем полностью провалилась. Я всё равно находилась в топ-20-30, но это был очень трудный год. Мне тогда было 20 лет. Я бы хотела, чтобы тогда мне помог тот опыт, который у меня есть сейчас. Или чтобы рядом были нужные люди, которые смогли бы меня направить в нужное русло.

    «Если бы я стала мамой, то мне было бы тяжело продолжать карьеру»

    — Есть ли у вас какие-то цели, которые вы ставите перед собой? Может быть, вам хочется стать первой ракеткой мира.
    — Конечно, это было бы прекрасно, но я не хочу думать об этом как о единственной цели в своей жизни. Потому что в таком случае я сама усложню себе жизнь. Я не зацикливаюсь только на этом. Но в принципе стать первой, конечно, это большое достижение.

    — Когда вы смотрели Australian Open, думали ли вы, что можете побороться за титул в отсутствие многих больших звёзд?
    — Чтобы на что-то претендовать, нужно быть в хорошей форме, потому что сейчас все отлично готовы. Когда я получила травму, то чувствовала себя очень уставшей. Нужно иметь большой запас сил, чтобы хорошо играть, и не так важно, сколько было звёзд в сетке. Я верю, что могла бы побороться и могла бы выиграть. Для меня главное — это чувствовать силу внутри себя. Надеюсь, что вынужденный перерыв мне поможет.

    — Серена Уильямс и Виктория Азаренко стали мамами и вернулись в тур. Вы допускали несколько лет назад, что такое возможно?
    — Отлично, что у них есть желание играть в теннис после рождения детей. Думаю, что если бы я стала мамой, то сидела бы дома с ребёнком. Мне было бы тяжело путешествовать вместе с ним. Но если у них это получается, то замечательно.

    — Вы знаете, когда проведёте свой первый турнир?
    — Я постараюсь сыграть в Индиан-Уэллсе, таков мой план. Врач сказал, что я чуть тороплюсь, но посмотрим.

    «Федерер — лучший. Он умеет на корте всё»

    — Роджер Федерер победил в Австралии в 36 лет и вернулся на первую строчку. Как вы на это отреагировали?
    — Роджер — лучший. Это невероятное достижение. Я очень горжусь, что являюсь его болельщиком. Не без помощи Мирки и его замечательной команды Роджеру удалось правильно организовать свой календарь. Он выглядит свежим и не испытывает многих проблем, с которыми сталкиваются другие игроки. Он очень талантлив, он умеет всё на теннисном корте. Правильный календарь и грамотная команда помогают оставаться на таком уровне в его возрасте.

    — Вы любите, когда с вами на турниры приезжают друзья и родственники?
    — Мне всегда трудно находить баланс. С одной стороны, я хочу, чтобы рядом со мной были люди, иначе мне одиноко. С другой, чем меньше людей, тем проще концентрироваться на работе. Я пытаюсь найти золотую середину. Иногда я прошу друзей полететь со мной на тот или иной турнир, но всё зависит от того, как я ощущаю себя в данный момент.

    — Есть какой-то один человек, от которого вы больше всего зависите?
    — Я не хочу ни от кого зависеть, в том-то и дело. Конечно, мой тренер Карлос Мартинес меня очень поддерживает, но я не думаю, что завишу от него. Он знает мою игру, он очень хорошо знает меня. Это полезно, поскольку это позволяет ему давать мне прямые и чёткие советы.

    «Хочу играть меньше, но лучше»

    — Вы собираетесь играть меньше турниров, чтобы так не нагружать своё тело?
    — Да, я ещё раньше начала сокращать свой график. Проблема в том, что если меньше играешь, то должен далеко проходить на тех турнирах, в которых участвуешь, чтобы сохранять рейтинг. Я хочу выступать в каких-то маленьких соревнованиях, чтобы получать уверенность и лучше играть на важных стартах.

    — Мужчины пытаются добиться от организаторов турниров «Большого шлема» более солидных призовых. Как вам кажется, должны ли то же самое делать женщины?
    — Я слышала. Я на самом деле никогда не знала точных цифр. Знаю, что мы получаем маленький процент от общего дохода организаторов. Но я спортсменка, это не мне решать. Если другие девушки придут к мнению, что надо что-то делать, я, конечно, их поддержу.

    — В последнее время было несколько допинговых скандалов, в частности с Сарой Эррани и Томасом Беллуччи. Вы следили за ними?
    — Обычно я люблю поговорить лично со спортсменом, потому что прессе не всегда можно всё рассказывать, а иногда журналисты переиначат то, что ты сказал. Если я знаю теннисиста, которого в чём-то подозревают, то сама подойду и поговорю. Сейчас с допинг-контролем всё стало очень строго: ты можешь принять какой-то препарат от простуды и провалить допинг-тест. Кроме того, надо всегда сообщать, где ты будешь находиться, с указанием точного времени, а иногда я вообще не знаю, где и когда буду ночевать. Перед тем как использовать какой-то крем, я 100 раз подумаю и, скорее, не стану этого делать. Даже когда я покупаю чай, держу в голове, что там в теории что-то может быть. Но при этом считаю, что тот, кто намеренно принимает допинг, должен нести наказание за это.

    Источник: «Чемпионат»
    2 марта 2018, 03:39

Страница 5 из 5 ПерваяПервая ... 345

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •