Страница 4 из 4 ПерваяПервая ... 234
Показано с 31 по 40 из 40

Тема: Всё о теннисе, как процессе, в беседах с Анной Скородумовой...

  1. #31
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,473

    Всё о теннисе, как процессе, в беседах с Анной Скородумовой...

    Читаем, анализируем, обсуждаем...



    Вице-президент ФТР, профессор и доктор наук Анна Скородумова рассказала о развитии тенниса в Казахстане и проблемах в нашей стране.

    — Анна Петровна, расскажите о своей недавней поездке в Астану, где вы проводили семинар для местных тренеров. Какие впечатления остались от общения с казахскими специалистами?
    — Действительно, не так давно мне выдалась возможность съездить в Астану, чтобы провести там семинар для тренеров. До недавнего времени казахи в основном привлекали игроков – Ярослава Шведова, Михаил Кукушкин, Галина Воскобоева и многие другие. Им там были созданы такие условия, в которых ребята раскрылись. Достаточно вспомнить "Ролан Гаррос" этого года и выступление там Ярославы. Она играла на уровне первой десятки мира. У нас она бы никогда не сумела достичь такого уровня. Шведова сосредоточена на игре, она умеет всё, хорошо готова физически и функционально. Она просто испугалась выиграть у Петры Квитовой в четвертьфинале. Выиграла первый сет, но затем её сковало, и она просто перестала играть. Ярослава испугалась того, что может победить такую именитую соперницу. Также помимо взрослых игроков в Казахстан переехали девочки помоложе.

    Насколько я поняла, в данный момент вектор развития несколько изменился – всё, хватит покупать иностранцев, надо растить своих. Кстати, у каждого из тех, кто стал выступать под флагом Казахстана, в договоре есть определённый пункт, согласно которому он должен играть какие-то турниры в этой стране. Зачем? Догадаться не сложно – если уж перед федерацией стоит задача вырастить своих теннисистов, то надо, чтобы они соревновались с игроками высокого класса. На этих ребятах как раз и можно проверять юные кадры.

    Для того чтобы растить своих теннисистов, надо иметь квалифицированные тренерские кадры. Они занялись данной проблемой. Как раз именно для этого я и была приглашена – чтобы прочесть курс лекций. Судя по всему, они знают, чем я занимаюсь, следят за публикациями. Заранее был оговорён круг вопросов, о чём я буду говорить.

    — Сколько человек было на ваших занятиях?
    — Если честно, я думала, что их будет не больше 15-20, но на деле в аудитории было больше 50 тренеров. Я там отработала три дня по шесть часов. Когда же завершился последний час моей работы, я всех поблагодарила за то внимание, с которым они меня слушали. Когда тебя так слушают, тебе интересно рассказывать, ты готова говорить и отвечать на любые вопросы. Мне было очень приятно.

    Что меня ещё поразило!? Они всю основную методическую литературу, которая издаётся Международной федерацией тенниса, переводят на русский язык. На каждой книге написано – "Издано в Казахстане". Вы и сами знаете, что ITF регулярно выпускает пособия о технике, тактике и многом другом. Это действительно очень хорошие большие публикации. Так вот, у казахов есть специальный человек, который переводит всё это, и они издают книги. Это значит, что им интересно всё то, что происходит в мире, они изучают это. Причём впоследствии книги развозят по всей стране, ибо теннис там реально культивируется.

    У нас такого, естественно, нет. Хотя нужно всё-таки отметить, что мы недавно возродили научно-методический сборник "Теннис: Теория и Практика", который ещё в Советском Союзе выходил на протяжении долгих лет. Это был именно методический журнал о теннисе. Он раскупался, его читали, люди интересовались. Там было несколько разделов, в том числе и научный. К слову, я сама не раз в нём публиковала вои статьи. Так вот, недавно мы решили возродить это издание, и Шамиль Тарпищев поддержал нашу идею. Мы долго собирали материал для первого номера и в итоге сделали это. Он вышел прямо к началу Кубка Кремля, в преддверии всероссийской конференции тренеров.

    — Какое впечатление произвёл на вас теннисный центр федерации в Астане?
    — Самые положительные. Там занимаются специально отобранные дети, у которых есть задатки для того, чтобы играть в теннис, причём делают это абсолютно бесплатно. Те ребятишки, которые хотят играть в теннис просто для себя, конечно, платят. При такой постановке вопроса они подготовят хороших игроков, вне всяких сомнений.

    Тренерам, которые непосредственно работают со спортсменами, они платят такую сумму, при которой тренеру не нужно подрабатывать. Он отзанимался со своими учениками, и после этого ему уже не надо бежать к частнику и подкидывать ему мячики. Скорее всего, в контракте есть ещё и специальный запрет на работу на стороне. Тогда тренер задумается: стоит ли игра свеч? Целесообразно ли ему рисковать своим основным заработком и сколько в этом случае надо "наподбрасывать" мячей, чтобы получить такую же зарплату? Казахи все вопросы решили и подсчитали, сколько точно надо, чтобы тренер был полностью в этой работе, чтобы он мог самосовершенствоваться, читать, учиться, расти. Они продуманно создали все условия, чтобы вырастить высококлассных теннисистов. Печально, что у нас всё совсем не так.

    С одной стороны, я приехала из этого вояжа с самыми позитивными впечатлениями, а с другой стороны, мне было безумно больно. Особенно больно потому, что даже сами люди у нас в стране не хотят учиться. Мы накопили большое количество знаний, которые интересны во всех уголках мира. Наши знания действительно нужны всем. В этом году я дважды летала в Минск, где читала лекции в Высшей школе тренеров. Здесь, в Москве, мы проводим конференции, а тренеров-москвичей на них просто нет! Приезжают люди с любых концов страны, из далёкой дали, но только не из Москвы. Причём в основном наши конференции посещают люди, которые хотят сменить свою специальность на нашу. То есть они уже имеют высшее образование, были инженерами, докторами или кем-то ещё, но теперь хотят стать тренером по теннису. А те специалисты, которые получили специальное образование и трудятся в спортивных школах или клубах, вообще не приходят! Им это не надо, некогда или нет желания, я не знаю. Всё это грустно. Лично я не знаю, как заинтересовать тренеров и как надо перестроить систему.

    Сейчас разрабатываются новые стандарты для спортивных школ, ведущих подготовку на результат. Мы в этом принимаем активное участие. Первое, на чём мы настаиваем, это снижение количества занимающихся в группе. Нереально одновременно обучать теннису 15 человек. Мы изо всех сил стараемся внести различные установки, которые бы позволили тренерам лучше вести подготовительный процесс. Однако этого мало. Им надо повышать заработную плату, чтобы они выкладывались именно в этих группах, а не думали о том, как заработать на жизнь. У нас есть большое количество хороших тренеров, но они замучены теми условиями, в которых ведут свою работу.

    В нашей стране построили большое количество кортов, однако в основном они принадлежат частным клубам. А ведь хозяева этих клубов ведут такую политику, которая нужна только им самим. Зачем же они будут сокращать количество занимающихся в группах? Чем меньше детей, тем меньше денег они получат. Интересы расходятся – корты есть, их много, но тренироваться негде. Уже тысячу раз говорили о том, что нам нужен теннисный центр для Федерации. Он строится, но до сих пор никак не построится.

    — Одни проблемы, а выхода не видно…
    — Лично я выход действительно не вижу. Сложности понятны, но как их решать и устранять?

    В этом году на Олимпийских играх мы завоевали две медали – серебро и бронзу, что само по себе очень неплохой результат. Однако стоит подумать о том, что будет в 2016 году. Кто будет играть за нашу команду?

    — Андрей Кузнецов и Евгений Донской уже вошли в топ-100 и провели неплохой сезон. Правда, они пока отличились только на челленджерах.
    — Да, они молодцы. Но тут вы правы – в "сотню" можно войти разными путями, и оставаться там тоже можно разными путями. Можно играть много-много соревнований, за которые получать какие-то небольшие очки, но итоговая сумма будет солидной. А можно играть выборочно, но настолько хорошо, чтобы получать высокие баллы в рейтинг. Посмотрите на Серену Уильямс, которая полноценно проводит от силы 10 турниров в год. И где она? Она выигрывает мэйджоры, два золота на Олимпиаде, да ещё и Итоговый чемпионат. Я думаю, ей наплевать, какая она в мире по рейтингу.

    Посмотрим, ребята талантливые, но нужно время, чтобы понять, каков их реальный максимум. Мне очень нравятся Андрюша и Женя. Надеюсь, что у них всё сложится хорошо и они составят достойную конкуренцию мировым лидерам. Увы, и у них есть свои сложности.

    — С другой стороны, у того же Казахстана вообще не видно никаких молодых перспективных юниоров.
    — Я согласна, полностью. Однако у них созданы все условия, чтобы через несколько лет они появились, и они обязательно появятся. Что касается нас, то у нас всё хорошо и много ресурсов, однако при наличии методической системы не выстроена организационная. Мы можем многое, но не знаем, как этого добиться.

    — Многое, наверное, зависит от финансов…
    — Конечно, это одна из причин. Вот вам пример – в ноябре мы должны были лететь на сбор в Испанию. Уже были сделаны планы, всё подготовлено, и даже визы в паспортах стояли, но в последний момент его отменили. А потом Тарпищева спрашивают сверху о том, сколько медалей мы заработаем. Он объяснял, что при той ситуации, которая сейчас есть, нам нужно "столько" денег, а у нас есть "столько". Как он может что-то гарантировать? Что получится, то и получится. К счастью, в итоге получилось неплохо.

    Мы к этим сборам готовились заранее, освоили новую полученную аппаратуру. Хотели взять с собой два прибора. Один из них позволяет пульс абсолютно каждого спортсмена видеть у себя на экране в одном месте. Допустим, в один момент на 5 кортах работают 10 спортсменов, к каждому прикреплён специальный спорт-тестер. Тренер даёт одно и то же задание всем, которое они одинаково выполняют. Проанализировав результаты, мы получаем чёткий ответ – на каком пульсе каждый выполняет задание и чего это ему стоит. Сразу же идёт ясное представление о том, кто и насколько хорошо функционально готов к этому моменту. Плюс, нам становится понятно, как можно управлять процессом. Допустим, планируется, чтобы работа в какое-то время шла на пульсе 180, потом нужно сделать перерыв до пульса 120, затем вернуть его снова на уровень 180 и так далее. Ты смотришь, кто и в каком пульсе трудится, и если его не хватает, то просишь тренера ввести какие-то изменения в тренировочный процесс. Коррекция вносится сразу, прямо во время тренировки. Могу привести один пример, который повторяю уже много лет. Когда спортсмен подаёт во время матча, он делает это на пульсе не ниже 160 ударов в минуту. Когда идёт тренировка подачи, пульс у спортсмена равен 120. Потом от теннисиста требуют: "Почему не подаёшь!? Ты столько тренировался, столько работал, а почему подать сейчас не можешь?". Да потому что он работал не в тех условиях! Значит надо грамотно организовать тренировочный процесс. Благодаря этому прибору можно следить за выполнением каждого задания.

    Если первая аппаратура не только тестирующая, но и помогающая управлять тренировочным процессом, то вторая скорее тестирующая. Мы планировали уже на второй день сбора провести тренировку скоростно-силовой направленности. На ней каждому спортсмену дать задание – кто из вас выше выпрыгнет, кто сделает 10 прыжков подряд и как, кто может выпрыгнуть вполсилы, потом чуть-чуть прибавить, потом еще прибавить и т.д. Кстати, этот прибор настолько мал, что на спортсмена надевается обычный пояс с липучкой, на который закреплен специальный аппарат. С его помощью можно определить высоту выпрыгивания, которая позволяет судить о скоростно-силовых качествах. Также можно судить о выносливости к скоростно-силовым качествам. Это два разных метода тренировки. В общем, каждому ты даёшь одно и то же задание, но меняешь паузу отдыха, и каждый тренирует то, что надо ему, а не в общем. Мы планировали сделать эти измерения в начале и затем в конце сбора, после чего посмотреть на результаты. Мы смогли бы оценить работу на сборе. Если у всех показатели улучшились, а у одного нет, то значит, методы были применены правильные, но дело в самом спортсмене. А если вдруг никто не улучшил, значит, были подобраны не те методы. Тут идёт сразу контроль и за спортсменом и за методами, которые используются во время тренировочного процесса.

    Мы подготовились, но в последний момент нам сказали, мол, не ждите, денег нет. Таким образом, вместо полноценного тренировочного сбора один поехал играть соревнования, другой сидеть дома, третий готовиться своими силами и т.д.

    Мы проводили исследование и анализ на тему того, что было сделано спортсменами за определённый промежуток времени, чуть меньше года. Оказалось так – на сборе, за счёт централизованный подготовки, они провели меньше 20% общего времени, но при этом выполнили больше 30% от всего объёма выполненной работы. Следовательно, во время индивидуальной подготовки они выполняют тренировочную работу хуже, чем во время сборов. Значит необходимо увеличить централизованную подготовку. К тому же, у каждого спортсмена должен быть тот тренер, который разбирается во всех нюансах подготовки, а не только научит его выполнять удары справа и слева. Для того чтобы они в этом разбирались, они должны учиться, повышать уровень своих знаний. Здесь мы возвращаемся в начало нашего разговора… Нельзя жить только тем, что ты знал раньше, нужно постоянно совершенствоваться.


    30 ноября 2012 года, пятница. 15:00
    Источник: "Чемпионат.com"
    Автор:Роман Семёнов

  2. #32
    Мэтр Аватар для OVG
    Регистрация
    11.06.2012
    Адрес
    Санкт-Петербург
    Сообщений
    625
    Да. вот эта статья меня очень поразила..дала ответ ею людям, которые говорят. что что бы быть тренером- самому нужно быть теннисистом...но это часто не так! Как показывает жизнь)))

    Цитата Сообщение от editor-n Посмотреть сообщение
    Читаем, анализируем, обсуждаем...



    Вице-президент ФТР, профессор и доктор наук Анна Скородумова рассказала о развитии тенниса в Казахстане и проблемах в нашей стране.

    — Анна Петровна, расскажите о своей недавней поездке в Астану, где вы проводили семинар для местных тренеров. Какие впечатления остались от общения с казахскими специалистами?
    — Действительно, не так давно мне выдалась возможность съездить в Астану, чтобы провести там семинар для тренеров. До недавнего времени казахи в основном привлекали игроков – Ярослава Шведова, Михаил Кукушкин, Галина Воскобоева и многие другие. Им там были созданы такие условия, в которых ребята раскрылись. Достаточно вспомнить "Ролан Гаррос" этого года и выступление там Ярославы. Она играла на уровне первой десятки мира. У нас она бы никогда не сумела достичь такого уровня. Шведова сосредоточена на игре, она умеет всё, хорошо готова физически и функционально. Она просто испугалась выиграть у Петры Квитовой в четвертьфинале. Выиграла первый сет, но затем её сковало, и она просто перестала играть. Ярослава испугалась того, что может победить такую именитую соперницу. Также помимо взрослых игроков в Казахстан переехали девочки помоложе.

    Насколько я поняла, в данный момент вектор развития несколько изменился – всё, хватит покупать иностранцев, надо растить своих. Кстати, у каждого из тех, кто стал выступать под флагом Казахстана, в договоре есть определённый пункт, согласно которому он должен играть какие-то турниры в этой стране. Зачем? Догадаться не сложно – если уж перед федерацией стоит задача вырастить своих теннисистов, то надо, чтобы они соревновались с игроками высокого класса. На этих ребятах как раз и можно проверять юные кадры.

    Для того чтобы растить своих теннисистов, надо иметь квалифицированные тренерские кадры. Они занялись данной проблемой. Как раз именно для этого я и была приглашена – чтобы прочесть курс лекций. Судя по всему, они знают, чем я занимаюсь, следят за публикациями. Заранее был оговорён круг вопросов, о чём я буду говорить.

    — Сколько человек было на ваших занятиях?
    — Если честно, я думала, что их будет не больше 15-20, но на деле в аудитории было больше 50 тренеров. Я там отработала три дня по шесть часов. Когда же завершился последний час моей работы, я всех поблагодарила за то внимание, с которым они меня слушали. Когда тебя так слушают, тебе интересно рассказывать, ты готова говорить и отвечать на любые вопросы. Мне было очень приятно.

    Что меня ещё поразило!? Они всю основную методическую литературу, которая издаётся Международной федерацией тенниса, переводят на русский язык. На каждой книге написано – "Издано в Казахстане". Вы и сами знаете, что ITF регулярно выпускает пособия о технике, тактике и многом другом. Это действительно очень хорошие большие публикации. Так вот, у казахов есть специальный человек, который переводит всё это, и они издают книги. Это значит, что им интересно всё то, что происходит в мире, они изучают это. Причём впоследствии книги развозят по всей стране, ибо теннис там реально культивируется.

    У нас такого, естественно, нет. Хотя нужно всё-таки отметить, что мы недавно возродили научно-методический сборник "Теннис: Теория и Практика", который ещё в Советском Союзе выходил на протяжении долгих лет. Это был именно методический журнал о теннисе. Он раскупался, его читали, люди интересовались. Там было несколько разделов, в том числе и научный. К слову, я сама не раз в нём публиковала вои статьи. Так вот, недавно мы решили возродить это издание, и Шамиль Тарпищев поддержал нашу идею. Мы долго собирали материал для первого номера и в итоге сделали это. Он вышел прямо к началу Кубка Кремля, в преддверии всероссийской конференции тренеров.

    — Какое впечатление произвёл на вас теннисный центр федерации в Астане?
    — Самые положительные. Там занимаются специально отобранные дети, у которых есть задатки для того, чтобы играть в теннис, причём делают это абсолютно бесплатно. Те ребятишки, которые хотят играть в теннис просто для себя, конечно, платят. При такой постановке вопроса они подготовят хороших игроков, вне всяких сомнений.

    Тренерам, которые непосредственно работают со спортсменами, они платят такую сумму, при которой тренеру не нужно подрабатывать. Он отзанимался со своими учениками, и после этого ему уже не надо бежать к частнику и подкидывать ему мячики. Скорее всего, в контракте есть ещё и специальный запрет на работу на стороне. Тогда тренер задумается: стоит ли игра свеч? Целесообразно ли ему рисковать своим основным заработком и сколько в этом случае надо "наподбрасывать" мячей, чтобы получить такую же зарплату? Казахи все вопросы решили и подсчитали, сколько точно надо, чтобы тренер был полностью в этой работе, чтобы он мог самосовершенствоваться, читать, учиться, расти. Они продуманно создали все условия, чтобы вырастить высококлассных теннисистов. Печально, что у нас всё совсем не так.

    С одной стороны, я приехала из этого вояжа с самыми позитивными впечатлениями, а с другой стороны, мне было безумно больно. Особенно больно потому, что даже сами люди у нас в стране не хотят учиться. Мы накопили большое количество знаний, которые интересны во всех уголках мира. Наши знания действительно нужны всем. В этом году я дважды летала в Минск, где читала лекции в Высшей школе тренеров. Здесь, в Москве, мы проводим конференции, а тренеров-москвичей на них просто нет! Приезжают люди с любых концов страны, из далёкой дали, но только не из Москвы. Причём в основном наши конференции посещают люди, которые хотят сменить свою специальность на нашу. То есть они уже имеют высшее образование, были инженерами, докторами или кем-то ещё, но теперь хотят стать тренером по теннису. А те специалисты, которые получили специальное образование и трудятся в спортивных школах или клубах, вообще не приходят! Им это не надо, некогда или нет желания, я не знаю. Всё это грустно. Лично я не знаю, как заинтересовать тренеров и как надо перестроить систему.

    Сейчас разрабатываются новые стандарты для спортивных школ, ведущих подготовку на результат. Мы в этом принимаем активное участие. Первое, на чём мы настаиваем, это снижение количества занимающихся в группе. Нереально одновременно обучать теннису 15 человек. Мы изо всех сил стараемся внести различные установки, которые бы позволили тренерам лучше вести подготовительный процесс. Однако этого мало. Им надо повышать заработную плату, чтобы они выкладывались именно в этих группах, а не думали о том, как заработать на жизнь. У нас есть большое количество хороших тренеров, но они замучены теми условиями, в которых ведут свою работу.

    В нашей стране построили большое количество кортов, однако в основном они принадлежат частным клубам. А ведь хозяева этих клубов ведут такую политику, которая нужна только им самим. Зачем же они будут сокращать количество занимающихся в группах? Чем меньше детей, тем меньше денег они получат. Интересы расходятся – корты есть, их много, но тренироваться негде. Уже тысячу раз говорили о том, что нам нужен теннисный центр для Федерации. Он строится, но до сих пор никак не построится.

    — Одни проблемы, а выхода не видно…
    — Лично я выход действительно не вижу. Сложности понятны, но как их решать и устранять?

    В этом году на Олимпийских играх мы завоевали две медали – серебро и бронзу, что само по себе очень неплохой результат. Однако стоит подумать о том, что будет в 2016 году. Кто будет играть за нашу команду?

    — Андрей Кузнецов и Евгений Донской уже вошли в топ-100 и провели неплохой сезон. Правда, они пока отличились только на челленджерах.
    — Да, они молодцы. Но тут вы правы – в "сотню" можно войти разными путями, и оставаться там тоже можно разными путями. Можно играть много-много соревнований, за которые получать какие-то небольшие очки, но итоговая сумма будет солидной. А можно играть выборочно, но настолько хорошо, чтобы получать высокие баллы в рейтинг. Посмотрите на Серену Уильямс, которая полноценно проводит от силы 10 турниров в год. И где она? Она выигрывает мэйджоры, два золота на Олимпиаде, да ещё и Итоговый чемпионат. Я думаю, ей наплевать, какая она в мире по рейтингу.

    Посмотрим, ребята талантливые, но нужно время, чтобы понять, каков их реальный максимум. Мне очень нравятся Андрюша и Женя. Надеюсь, что у них всё сложится хорошо и они составят достойную конкуренцию мировым лидерам. Увы, и у них есть свои сложности.

    — С другой стороны, у того же Казахстана вообще не видно никаких молодых перспективных юниоров.
    — Я согласна, полностью. Однако у них созданы все условия, чтобы через несколько лет они появились, и они обязательно появятся. Что касается нас, то у нас всё хорошо и много ресурсов, однако при наличии методической системы не выстроена организационная. Мы можем многое, но не знаем, как этого добиться.

    — Многое, наверное, зависит от финансов…
    — Конечно, это одна из причин. Вот вам пример – в ноябре мы должны были лететь на сбор в Испанию. Уже были сделаны планы, всё подготовлено, и даже визы в паспортах стояли, но в последний момент его отменили. А потом Тарпищева спрашивают сверху о том, сколько медалей мы заработаем. Он объяснял, что при той ситуации, которая сейчас есть, нам нужно "столько" денег, а у нас есть "столько". Как он может что-то гарантировать? Что получится, то и получится. К счастью, в итоге получилось неплохо.

    Мы к этим сборам готовились заранее, освоили новую полученную аппаратуру. Хотели взять с собой два прибора. Один из них позволяет пульс абсолютно каждого спортсмена видеть у себя на экране в одном месте. Допустим, в один момент на 5 кортах работают 10 спортсменов, к каждому прикреплён специальный спорт-тестер. Тренер даёт одно и то же задание всем, которое они одинаково выполняют. Проанализировав результаты, мы получаем чёткий ответ – на каком пульсе каждый выполняет задание и чего это ему стоит. Сразу же идёт ясное представление о том, кто и насколько хорошо функционально готов к этому моменту. Плюс, нам становится понятно, как можно управлять процессом. Допустим, планируется, чтобы работа в какое-то время шла на пульсе 180, потом нужно сделать перерыв до пульса 120, затем вернуть его снова на уровень 180 и так далее. Ты смотришь, кто и в каком пульсе трудится, и если его не хватает, то просишь тренера ввести какие-то изменения в тренировочный процесс. Коррекция вносится сразу, прямо во время тренировки. Могу привести один пример, который повторяю уже много лет. Когда спортсмен подаёт во время матча, он делает это на пульсе не ниже 160 ударов в минуту. Когда идёт тренировка подачи, пульс у спортсмена равен 120. Потом от теннисиста требуют: "Почему не подаёшь!? Ты столько тренировался, столько работал, а почему подать сейчас не можешь?". Да потому что он работал не в тех условиях! Значит надо грамотно организовать тренировочный процесс. Благодаря этому прибору можно следить за выполнением каждого задания.

    Если первая аппаратура не только тестирующая, но и помогающая управлять тренировочным процессом, то вторая скорее тестирующая. Мы планировали уже на второй день сбора провести тренировку скоростно-силовой направленности. На ней каждому спортсмену дать задание – кто из вас выше выпрыгнет, кто сделает 10 прыжков подряд и как, кто может выпрыгнуть вполсилы, потом чуть-чуть прибавить, потом еще прибавить и т.д. Кстати, этот прибор настолько мал, что на спортсмена надевается обычный пояс с липучкой, на который закреплен специальный аппарат. С его помощью можно определить высоту выпрыгивания, которая позволяет судить о скоростно-силовых качествах. Также можно судить о выносливости к скоростно-силовым качествам. Это два разных метода тренировки. В общем, каждому ты даёшь одно и то же задание, но меняешь паузу отдыха, и каждый тренирует то, что надо ему, а не в общем. Мы планировали сделать эти измерения в начале и затем в конце сбора, после чего посмотреть на результаты. Мы смогли бы оценить работу на сборе. Если у всех показатели улучшились, а у одного нет, то значит, методы были применены правильные, но дело в самом спортсмене. А если вдруг никто не улучшил, значит, были подобраны не те методы. Тут идёт сразу контроль и за спортсменом и за методами, которые используются во время тренировочного процесса.

    Мы подготовились, но в последний момент нам сказали, мол, не ждите, денег нет. Таким образом, вместо полноценного тренировочного сбора один поехал играть соревнования, другой сидеть дома, третий готовиться своими силами и т.д.

    Мы проводили исследование и анализ на тему того, что было сделано спортсменами за определённый промежуток времени, чуть меньше года. Оказалось так – на сборе, за счёт централизованный подготовки, они провели меньше 20% общего времени, но при этом выполнили больше 30% от всего объёма выполненной работы. Следовательно, во время индивидуальной подготовки они выполняют тренировочную работу хуже, чем во время сборов. Значит необходимо увеличить централизованную подготовку. К тому же, у каждого спортсмена должен быть тот тренер, который разбирается во всех нюансах подготовки, а не только научит его выполнять удары справа и слева. Для того чтобы они в этом разбирались, они должны учиться, повышать уровень своих знаний. Здесь мы возвращаемся в начало нашего разговора… Нельзя жить только тем, что ты знал раньше, нужно постоянно совершенствоваться.


    30 ноября 2012 года, пятница. 15:00
    Источник: "Чемпионат.com"
    Автор:Роман Семёнов
    – Вы знаете, когда вас нет, о вас та-а-акое говорят... – Передайте им, что когда меня нет, они могут меня даже бить...)

  3. #33
    mnv
    Гость
    Скородумова А.П. МС СССР по теннису .....

  4. #34
    Цитата Сообщение от OVG Посмотреть сообщение
    Мы к этим сборам готовились заранее, освоили новую полученную аппаратуру. Хотели взять с собой два прибора. Один из них позволяет пульс абсолютно каждого спортсмена видеть у себя на экране в одном месте. Допустим, в один момент на 5 кортах работают 10 спортсменов, к каждому прикреплён специальный спорт-тестер. Тренер даёт одно и то же задание всем, которое они одинаково выполняют. Проанализировав результаты, мы получаем чёткий ответ – на каком пульсе каждый выполняет задание и чего это ему стоит. Сразу же идёт ясное представление о том, кто и насколько хорошо функционально готов к этому моменту. Плюс, нам становится понятно, как можно управлять процессом. Допустим, планируется, чтобы работа в какое-то время шла на пульсе 180, потом нужно сделать перерыв до пульса 120, затем вернуть его снова на уровень 180 и так далее. Ты смотришь, кто и в каком пульсе трудится, и если его не хватает, то просишь тренера ввести какие-то изменения в тренировочный процесс. Коррекция вносится сразу, прямо во время тренировки. Могу привести один пример, который повторяю уже много лет. Когда спортсмен подаёт во время матча, он делает это на пульсе не ниже 160 ударов в минуту. Когда идёт тренировка подачи, пульс у спортсмена равен 120. Потом от теннисиста требуют: "Почему не подаёшь!? Ты столько тренировался, столько работал, а почему подать сейчас не можешь?". Да потому что он работал не в тех условиях! Значит надо грамотно организовать тренировочный процесс. Благодаря этому прибору можно следить за выполнением каждого задания.

    Если первая аппаратура не только тестирующая, но и помогающая управлять тренировочным процессом, то вторая скорее тестирующая. Мы планировали уже на второй день сбора провести тренировку скоростно-силовой направленности. На ней каждому спортсмену дать задание – кто из вас выше выпрыгнет, кто сделает 10 прыжков подряд и как, кто может выпрыгнуть вполсилы, потом чуть-чуть прибавить, потом еще прибавить и т.д. Кстати, этот прибор настолько мал, что на спортсмена надевается обычный пояс с липучкой, на который закреплен специальный аппарат. С его помощью можно определить высоту выпрыгивания, которая позволяет судить о скоростно-силовых качествах. Также можно судить о выносливости к скоростно-силовым качествам. Это два разных метода тренировки. В общем, каждому ты даёшь одно и то же задание, но меняешь паузу отдыха, и каждый тренирует то, что надо ему, а не в общем. Мы планировали сделать эти измерения в начале и затем в конце сбора, после чего посмотреть на результаты. Мы смогли бы оценить работу на сборе. Если у всех показатели улучшились, а у одного нет, то значит, методы были применены правильные, но дело в самом спортсмене. А если вдруг никто не улучшил, значит, были подобраны не те методы. Тут идёт сразу контроль и за спортсменом и за методами, которые используются во время тренировочного процесса.
    А это вообще полный бред! В теннисе взять и всех унифицировать!!!!!! Когда у всех разные циклы подготовки, разное развитие спортивной формы!, разные исходные данные как по уровню квалификации, разные методы подготовки,которое применялось до этого, разный адаптационный резерв, как на структурном уровне так и на обще-функциональном, разное морфологическое строение тела, то же МСК (мышечно-структурная композиция).
    Тут работаешь с двумя сестрами (хотя оба мастера спорта) и совершенно разые подходы и методики вынужден использовать!
    Кто умеет делать - делает, кто не умеет - тот учит ( Бернард Шоу)

  5. #35
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,473

    На «Кубке Кремля-2015» наука встретилась с практикой

    Каждый год в первые дни «Кубка Кремля» проходит научно-методическая конференция ФТР для тренеров и специалистов. В то время как на кортах «Олимпийского» разворачивалась борьба за главный теннисный трофей России, ведущие российские специалисты и тренеры делились своими знаниями и опытом с молодыми коллегами из разных регионов России.

    Как и в прошлые годы, работу по организации конференции возглавила профессор Анна Петровна Скородумова, руководитель Комплексной научной группы ФТР (КНГ), ведущий авторитет российской теннисной научно-методической школы. С ней встретился корреспондент TW Виталий Яковенко в один из игровых дней «Кубка Кремля-2015».

    Tennis Weekend: Анна Петровна, как мы убедились, конференция и в этом году вызвала большой интерес тренеров из самых разных регионов...

    А. Скородумова: Да, к счастью, это так. Мы с удовольствием отметили, что интерес к конференции растет из года в год. В этом году в ней приняли участие около ста тренеров и специалистов из разных уголков нашей России. Только одно обстоятельство настораживает — почти не было представителей из Москвы!

    TW: Как это можно объяснить?

    А.С.: Это трудно понять. Мне всегда казалось странным, что москвичи как будто не замечают, что происходит в столице. Думается, здесь необходимо поработать и Тренерскому совету, и Федерации тенниса Москвы. Зато, как я уже говорила, интерес в регионах очень большой, и это радует.

    TW: Подготовка подобных мероприятий занимает немало времени. По каким принципам выстраивается тематика докладов? И как учитываются при этом интересы тренеров? Какие темы были главными в этом году?

    А.С.: В прошлом году мы попросили самих тренеров определить, какие темы их особенно интересуют. Если на прошлой конференции одной из главных тем была программа ITF «Теннис10s» по подготовке детей младших возрастов, которая тогда делала у нас свои первые шаги, то на этот раз, идя навстречу пожеланиям тренеров, мы уделили больше внимания таким темам, как психология и работа с детьми более старших возрастов. Мы пригласили тренеров сборных команд страны, которые работают и с детьми, и со взрослыми. Евгения Куликовская, например, показала, как нужно работать с детьми 12-14 лет, рассказала об основных технических ошибках детей в этом возрасте. Владимир Горелов и Андрей Кесарев посвятили свои выступления проблемам перехода юношей в профессиональный теннис. Надежда Дроздова провела показательное занятие в «Олимпийце» с девочками 12-14 лет. И, конечно, не могу не назвать капитана женской сборной России Анастасию Мыскину, которая также с успехом выступила на нашей конференции. Были и интересные, важные доклады от специалистов по психологии, питанию.

    В этом году впервые в конференции приняли участие специалисты Всероссийского научно-исследовательского института физической культуры (ВНИИФК). Хотела бы выразить большую благодарность руководству и сотрудникам института за помощь в подготовке и проведении конференции. Так, Дмитрий Бриль очень интересно рассказал об организации питания теннисистов. Он потом немного посетовал на то, что большую часть своего доклада посвятил теоретическим вопросам, а не практике. Но выступивший после доктор нашей сборной Сергей Ясницкий прекрасно дополнил его своими практическими советами по питанию спортсменов и по профилактике травматизма. Александр Головачев говорил об энергетике тенниса. Проблемам спортивной психологии было посвящено выступление Алексея Лапина и Игоря Бабичева, которые применяют свой опыт и знания в работе с детьми ДЮСШ «Теннис-Парк». А об организации работы этой школы, в том числе, об уникальных методиках медицинского и психологического сопровождения юных воспитанников, рассказала спортивный директор «Теннис-парка» Ольга Жихарева. Психолог, доктор медицинских наук Вадим Гущин давно работает с сильнейшими теннисистами страны, и его доклад «Психология убеждения» вызвал большой интерес слушателей.

    TW: Похоже, что кого-то одного, самого «яркого» докладчика, выделить просто невозможно...

    А.С.: Практически все, что говорилось на этой конференции, было интересно и ново. И если вы меня спросите, что было интереснее и важнее всего, скажу прямо — мне понравились все выступавшие. Ну, например, Андрей Ольховский — он вышел... без темы. Он заранее просил сформулировать вопросы к нему. Но он был прекрасно готов! Его общение с аудиторией - а он отвечал на вопросы по самым разным аспектам технической подготовки теннисистов - очень понравилось всем участникам.

    ТW: Кое-кто не пожалел даже собственного здоровья, чтобы донести свои знания до молодых тренеров...

    А.С.: Да, Александр Богомолов (Александр Николаевич Богомолов-старший, заслуженный тренер России — прим. ред.) получил травму прямо в начале своего выступления — оступился и, как выяснилось, сильно надорвал ахилл. Я и все присутствовавшие страшно переволновались. Мы вызвали «скорую», но Александр категорически отказался покидать зал и продолжал, несмотря на сильную боль, свое выступление, пока не приехали медики. Хотела бы отметить и нашего известного тренера Бориса Собкина, который, несмотря на занятость, пришел и рассказал о своей работе с теннисистами высшей квалификации — конечно же, это было очень интересно всем.

    TW: На конференции присутствовал представитель ITF. Каковы были его впечатление об увиденном?

    А.С.: Представитель от Международной Федерации тенниса Хрвое Змаич сам сделал интересное сообщение в «Олимпийце» о научно-методическом подходе к тренировке. Хрвое признался, что не ожидал увидеть такой высокий уровень выступлений. Тут необходимо подчеркнуть, что ITF с особым интересом следит за тем, что у нас происходит в области работы с тренерами. Мы со временем должны войти в европейскую систему подготовки тренерских кадров и уже предпринимаем ряд шагов. Так, одним из условий ITF было создание при Федерации тенниса России департамента по обучению тренеров. Мы его недавно создали. Сейчас в Федерации ведется большая работа по дальнейшему согласованию с ITF нашей работы в этой области.

    TW: Анна Петровна, вы тоже выступили с сообщением на конференции. Чему оно было посвящено?

    А.С.: Я говорила от лица научной группы ВНИИФК и сотрудников Комплексной научной группы ФТР. А доклад был посвящен теме, утвержденной министерством спорта на три года - «Физическая подготовленность детей, отобранных для занятий теннисом». Мы должны будем определить нормативы и подготовить оценочные таблицы физической подготовленности детей девяти возрастов — от 6 до 14 лет. О уже проделанной работе мы и отчитывались в нашем выступлении. Если говорить коротко, смысл нашей работы состоит в том, чтобы, во-первых, определить уровень подготовленности детей в каждом конкретном возрасте. А во-вторых, и это главное — провести факторный анализ. Это значит, мы должны выделить основные, доминирующие факторы, влияющие на степень подготовленности детей по возрастам. Это необходимо, чтобы впоследствии, на основании полученных данных о структуре тренированности, правильно выстроить структуру тренировок, учитывающую особенности разных возрастов.

    И еще одно я хотела бы отметить, говоря о конференции в целом. Все докладчики не повторялись ни в чем, а показывали новые, необычные упражнения с различными комбинациями. Например, Евгения Куликовская показала, как работать с большим количеством детей на одном корте — а это ведь у нас обычные условия для большинства тренеров, когда не хватает кортов. У Куликовской свой метод, когда никто из детей не простаивает, все в работе, в игре...

    Я очень благодарна всем, кто приехал на конференцию. Было приятно слышать слова от молодых тренеров: «Не зря приехали!». Особая благодарность всем выступавшим, нашедшим время и возможность поделиться своим опытом, знаниями. И, конечно, большое спасибо руководству теннисной школы «Олимпиец», лично ее директору Сергею Лакомкину за предоставленную возможность провести практические занятия в рамках конференции, а также заместителю спортивного директора школы Олесе Кузнецовой за помощь в проведении практической части конференции.

    По материалам .tennisweekend.ru/history.
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

  6. #36
    Супер-модератор Аватар для Лиза
    Регистрация
    16.10.2006
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    8,542

    "К большим победам ведет только по-настоящему серьезный мотив"

    Руководитель научной группы российских сборных, профессор Анна Скородумова перед стартом Roland Garros 2016 рассказала "СЭ", какие качества важны в теннисе и как статистика способствует успехам на корте

    РАСКАЧАННЫЕ МЫШЦЫ УЖЕ НЕ В МОДЕ

    – Если нарисовать обобщенный портрет современного теннисиста, это будет атлет с накачанными мышцами вроде Рафаэля Надаля и Серены Уильямс или сухой, поджарый типаж а-ля Новак Джокович?

    – Сейчас в числе лучших игроков мира раскачанных атлетов практически нет. Надаль – скорее, исключение, к тому же он уже на сходе. Это и понятно: таскать такой вес по корту непросто. К тому же теннисистам с такой фактурой сложнее восстанавливаться, поскольку кровь не успевает насытить мышцы кислородом.
    Отдельный случай – Серена Уильямс с ее богатейшей фактурой. Но помимо очевидных плюсов в виде мощнейших ударов она имеет и свои минусы. Обратите внимание: американка избегает длительных розыгрышей. Обмен ударами она старается завершить быстро, к десятой секунде. Зато когда ей навязывают долгую борьбу, она начинает делать ошибки.

    – Какие качества превалируют в современном теннисе – скорость, сила, выносливость?

    – Мы провели исследования, которые дают представление о связи физических качеств с уровнем мастерства игрока. Оцениваем его скоростно-силовые, координационные и другие способности. Выяснилось, что самую большую связь с успешным выступлением теннисиста имеет его аэробная производительность. И этому есть свое объяснение: вы выиграли на корте очко, но тут же надо разыгрывать следующее. Спринтер пробежал стометровку, теперь на старт он выйдет в лучшем случае через пару недель. А теннисисту нужно играть прямо сейчас, уже через несколько секунд. Во время предыдущего розыгрыша он истратил креатинфосфат; чтобы восстановить его запасы, он должен потребить как можно больше кислорода.
    Поединок завершился, нужно восстанавливаться к следующему матчу. За счет чего? Опять-таки за счет потребляемого кислорода. И так – от матча к матчу, от турнира к турниру. Получив эти данные, мы сразу же разработали комплекс рекомендаций для тренеров.

    – В чем они заключаются?

    – Раньше мы даже не знали, на каком пульсе теннисисты проводят матчи. Установить это мешала устаревшая аппаратура. Чтобы сделать необходимые замеры, к груди игрока нужно было прикрепить три датчика, которые были очень неудобными и затрудняли движения. Немногие соглашались прицепить их к себе во время матча. Тут нам очень помог Шамиль Тарпищев, который в качестве старшего тренера сборной СССР всегда с готовностью откликался на просьбы научных работников. Вслед за ним начали идти нам навстречу и игроки.
    Впервые удалось замерить пульс теннисистов по ходу матча в начале 1990-х годов. Оказалось, что он составляет 180 – 200 ударов в минуту. Тогда стало ясно, что для успешных выступлений игроки должны проводить и тренировки подобной интенсивности. Можно, конечно, отрабатывать подачу на пульсе в 120 ударов. Но что это даст? Только работа в условиях, максимально приближенных к соревновательным, принесет необходимый эффект.
    Можно повысить на тренировках и аэробную производительность спортсмена. Я провела не одну неделю в библиотеках, провела массу экспериментов, прежде чем выяснила, работу какой интенсивности и с каким количеством повторений для этого нужно делать.

    КАК СТАТИСТИКА ПОМОГЛА ЗВЕРЕВУ

    – Кто из теннисистов, в разное время проходивших тестирование у вас, выделялся своими физическими качествами?

    – Когда я еще только начинала свою научную деятельность, на стадионе "Шахтер" в Сокольниках регулярно проходили соревнования с участием представителей социалистических стран. Мне разрешили привезти туда велоэргометр и всю остальную аппаратуру, необходимую для проведения тестирования аэробной производительности. Как только кто-то из теннисистов вылетал из турнира, я просила его пройти со мной. Одним из участников был румын Илие Настасе, который тогда еще не был знаменитым теннисистом. Когда он открутил педали велоэргометра, приборы показали удивительные цифры. Настасе потребил около 6,5 литров кислорода – при том, что у теннисиста среднего уровня этот показатель намного меньше 5 литров. Просто фантастика!

    Я обнародовала эти цифры, но один очень уважаемый в спортивном мире человек охладил мой пыл. "Ну и что?! – вопросил он. – Этот теннисист никогда не добивался больших побед. Соответственно, и ваша теория практикой не подкрепляется". Признаться, я немного скисла. Но уже через несколько месяцев Настасе в паре с Ионом Цириаком выиграл Открытый чемпионат Франции, и я сразу взбодрилась. Потом попросила сесть на велоэргометр Алика Метревели – лучшего на тот момент советского теннисиста. У него тоже получились очень большие значения. Вот тут я поняла, что нахожусь на верном пути.

    – Корректно ли сравнивать данные игроков прошлого с нынешними теннисистами?

    – А почему нет? Больше того, мы так и делаем. Как-то Шамиль Тарпищев попросил нас протестировать девочек из юниорской сборной страны. Мы сравнили их показатели с данными предшественниц и ужаснулись, такая была пропасть между ними. Это потому, что сейчас многие физической подготовкой толком не занимаются. Между тем ОФП – это как фундамент при строительстве дома. Можно замахнуться и на дворец, но, если основание у него никчемное, – ничего не получится.

    – Помимо тестов по общефизической подготовке ваши сотрудники занимаются еще и статистическим сопровождением теннисных матчей. Как это выглядит?

    – Во время матча наш специалист сидит на трибуне или у экрана телевизора и фиксирует удар за ударом. Подача – значок, обводящий по линии – значок, укороченный – еще значок… Потом специальная программа обрабатывает эти данные, и на выходе мы получаем полный статистический портрет игроков. Не просто данные по количеству нанесенных ударов – эйсы, бэкхенды, форхенды, а точный расклад, кто и как действует в том числе и в стрессовой ситуации. Например, теннисист Х при счете "меньше" обычно совершает уходящую подачу, а его коллега Y – наоборот, направляет мяч по центру.

    – Для чего нужна такая информация?

    – Она может быть очень полезна тренерам и капитанам сборных. Особенно часто ею пользовался Шамиль Тарпищев. Когда наша команда выступала в Кубке Дэвиса, в перерыве перед началом третьего сета мы всегда передавали ему на скамейку такую статистику. Помню, сборная проводила очень тяжелый матч в Юрмале, на корте находился Саша Зверев. Перед решающими розыгрышами Шамиль Анвярович глянул в нашу "разблюдовку", и она полностью совпала с его собственными наблюдениями. Тарпищев говорит: "Подашь и закрывай линию!" Саша начал возражать: мол, вдруг соперник направит мяч в другой угол? Тарпищев повторяет: "Держи линию! Все остальное я беру на себя". Зверев подает, смещается к линии, как было сказано, – и мяч прилетает ему точно на ракетку. Потому что противник в стрессовой ситуации сыграл так, как мы предсказали.

    В ДЕТСТВЕ ВЕСНИНА ЛИДЕРОМ НЕ БЫЛА

    – Знаю, что вы тестируете детей, в том числе еще совсем маленьких. Могут ли эти данные помочь определиться, каким видом спорта им стоит заниматься, а каким – не надо?

    – Вот прямо так "не надо" мы стараемся не говорить. Потому что даже точные цифры могут быть весьма относительны. С одним семилетним спортсменом регулярно занимается папа, с другим – нет. Естественно, первый ребенок по своим физическим показателям будет превосходить второго. Более показательным получается тестирование в динамике. Сделали замеры, через год – еще одни.

    – Можете привести пример, когда ребенок был маленьким и слабеньким, а потом вдруг вырос в большого чемпиона?

    – У меня сохранились данные Елены Весниной еще с тех времен, когда она принимала участие в соревнованиях "Олимпийские надежды". Тесты по физподготовке, вот они (достает тетрадь). Как видите, запись была сделана в мае 1995 года. Смотрите, в беге на 30 метров Лена показала результат 6,06 секунды. А некая Орешкова пробежала дистанцию за 5,22, почти на секунду быстрее. Потом те, кто по всем показателям были лидерами, закончили с теннисом, а Веснина стала известной спортсменкой, победительницей турниров "Большого шлема".

    – Насколько важны при воспитании теннисистов морально-волевые и мотивационные факторы?

    – Очень важны. Я скажу больше: многие родители неправильно воспитывают своих детей-спортсменов, просто гробят их. В структуре мотивов на первом месте должны находиться социальные факторы. Например: я хочу быть первым. Или: я хочу прославить свою семью, клуб и страну. Некоторые же папы и мамы говорят так: "будешь выигрывать – сможешь купить квартиру или машину. Станешь миллионером. Будешь купаться в роскоши". Такая постановка вопроса совершенно неправильна.
    Знаете, когда я в первый раз поехала в научную командировку за рубеж, то попала на доклад немецкого профессора Ричарда Шонборна. Он рассказывал, как они набирают ребят в теннисном центре в Ганновере. По его словам, они тестируют не уровень физической подготовленности кандидатов, а только структуру мотивов. Потому что если человеку до пятнадцати лет в голову уже что-то заложили, то потом это не выбьешь ничем. Если в структуре мотивов претендента появлялось что-то материальное, его тут же отправляли домой. Таким образом, в тренировочном центре оставались лишь те, кто хотел стать именно чемпионом.
    В качестве примера Шонборн назвал фамилии нескольких человек, которые продемонстрировали наивысшую степень мотивации. Вернувшись домой, я рассказала об услышанном коллегам. "Кто это? Мы никогда об этих людях не слышали", – ухмыльнулись некоторые. Спустя несколько лет имена двух ребят из ганноверского центра узнал весь мир. Это Борис Беккер и Штеффи Граф, которые на протяжении всей своей карьеры отличались огромным желанием стать лучшими в своем деле и сумасшедшим трудолюбием.

    – Вместе с тем многие западные спортсмены стали знаменитыми только потому, что они выросли в бедных семьях и мечтали просто вырваться из вечной нищеты.

    – Нет, у них было другое стремление: я буду первым! Тот же Тайсон мечтал стать чемпионом мира, чтобы этот титул помог ему разбогатеть. Если бы он рассчитывал с помощью бокса заработать себе на машину, ничего бы из него не вышло. Потому что к большим победам ведет только по-настоящему серьезный мотив.

    .sport-express.ru/tennis - 19:15 20 мая | ТЕННИС — "Большой шлем"
    Если тебе 17 и ты не революционер - у тебя нет сердца, а если ты революционер в 50, то ты - идиот...

  7. #37
    Как влезла в теннис в каменном веке, так в нем и сидит! А как начинает рассуждать про физиологию тенниса то вообще тоска! Не одного компетентного теннисного ученого не подготовила. Как сказал в приватной беседе один известный теннисный специалист (по этическим нормам не называю) она создала вокруг теннисной науке себя вакуум и никого туда близко не подпускает. Великий (великая) должен быть один!
    Кто умеет делать - делает, кто не умеет - тот учит ( Бернард Шоу)

  8. #38
    Бывалый
    Регистрация
    02.11.2011
    Сообщений
    184
    Цитата Сообщение от Атлет Посмотреть сообщение
    Как влезла в теннис в каменном веке,
    С другой стороны всё новое это хорошо забытое старое. В полный восторг приводят ВЫВОДЫ о необходимости ОФП, потребление кислорода, тренировка на игровом пульсе и
    Далее прикладываем к нашей действительности. В нашей абонементной группе только мы с голубем приходим за полчаса и бегаем прыгаем. Благо хоть площадки около школ пока платными не сделали, приходим и гоняем ОФП, натягиваем сетку и без разметки отрабатываем посильное. Вчера было сыро - пошёл подброс, прыгалки и ускорения.
    На ближайшие две недели предлагаю присоединиться молодёжи к нашим занятиям, место Давыдково, либо при благоприятном прогнозе около кортов в Матвеевском, где и погоняться на кортах можно.

  9. #39
    Мэтр Аватар для Coach
    Регистрация
    29.05.2012
    Адрес
    Буркина Фасо (Верхняя Вольта)
    Сообщений
    824
    По моему именно она предложила теннис называть теннисом. И напишу даже больше - именно она придумала называть один бесцветный газ КИСЛОРОДОМ! А родителям одного мальчика, по доброте душевной присоветовала имя Борис и фамилию предложила сменить на Беккер (в честь Лондонского Беккер стрит!). Что же при такой умнице теннисисты расползаются по всему миру?
    Если держаться старых традиций - надо драться палками и погибнуть от пули.

  10. #40
    Цитата Сообщение от Jurkin Посмотреть сообщение
    В полный восторг приводят ВЫВОДЫ о необходимости ОФП, потребление кислорода, тренировка на игровом пульсе и
    Рад за вас, что вы пришли в восторг от этой информации и очень сожалею, что вы об этом узнали только сейчас, что надо делать ОФП! По поводу ее инфо про пульс. Это уж точно история про динозавров! Какой пульс в наше время, когда существуют приборы к которым на секунду приложил палец и можешь получить весь спектр по крови, лактату, молочной кислоте сразу на копмпьютер тренеру. Только Скородумовой и ее КНГ это не нужно потому что она в этих вопросах вообще не компетентна. Лично убеждался не раз во время общения с ней. Максимальный ее уровень это пульс. Ах как это было сложно узнать, что пульс во время игры бывает 200 уд\мин. 100 лет люди играли и не могли догадаться его измерить! И что теперь будем держать такой пульс на тренировках. А человек максимально такой пульс выдерживает от 40 сек до мин. а как же тогда теннисисты играют по 5-6 часов? На каком пульсе? 180-200 уд\мин. Если с дивана по необходимости резко рвануть в туалет, то тоже пульс будет под 200, уже тренировочный режим для тенниса! Это секретарь райкома собрал председателей на совещание и говорит: "Коровы должны давать молоко!" Председатели дружно записывают.
    Честно говоря надоела смотреть на это притворство и как они (Тарпищев и Скородумова) подыгрывают друг другу во всех интервью, что как бы есть КНГ, есть какие то исследования, что делается что то для тенниса. Где было КНГ тенниса, когда в раздевалке в "Олимпийском" решалась судьба матча под руководством Насти Мыскиной? Кстати Настя в этом плане вполне адекватна, но пошла на поводу подружек, что в принципе не должно быть!
    Последний раз редактировалось Атлет; 25.05.2016 в 12:53.
    Кто умеет делать - делает, кто не умеет - тот учит ( Бернард Шоу)

Страница 4 из 4 ПерваяПервая ... 234

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •