Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 14

Тема: Теннисные тренеры о себе и своих воспитанниках в материалах СМИ

  1. #1
    Супер-модератор Аватар для Лиза
    Регистрация
    16.10.2006
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    8,513

    Теннисные тренеры о себе и своих воспитанниках в материалах СМИ

    Екатерина Крючкова: "Наша "Чайка" гордится Звонаревой"



    Первый тренер Веры Звонаревой - Екатерина КРЮЧКОВА. Фото Евгения ФЕДЯКОВА, "СЭ"

    В энциклопедии "Российский теннис" статья о Екатерине Крючковой находится между статьями "Кружок любителей игры в лаун-теннис" и "Кубок Кремля". Что по-своему символично, ведь уже три с половиной десятилетия Екатерина Ивановна воспитывает будущих чемпионов из мальчишек и девчонок, для которых теннис - игра пока еще в детском, а не спортивном значении этого слова.
    С заслуженным тренером России, давшим путевку в теннисную жизнь финалистке Уимблдона и US Open этого года, первой ракетке страны Вере Звонаревой, мы встретились на корте ДЮСШ "Чайка", которая находится рядом с метро "Парк культуры" и которой Крючкова верна вот уже много лет. Наш разговор состоял из двух частей с небольшим антрактом.

    О ПЕРФЕКЦИОНИСТКАХ, МАКСИМАЛИСТКАХ И РАБОТЕ НА РЕЗУЛЬТАТ

    - Давно тренируете, Екатерина Ивановна?
    - Судите сами - c 1975 года.

    - Наверное, раньше работать было труднее?
    - Не скажите. Раньше ребенок изначально приходил в секцию более мотивированным. Уже в 6 лет понимал, где он оказался и для чего.

    - А сейчас?
    - Сейчас все иначе. Способных детей меньше не стало, но как же они перегружены! Школа, иностранный язык, всевозможные досуговые мероприятия... Для того чтобы мотивировать ребенка, в хорошем смысле слова завести его, тренеру требуется гораздо больше моральных сил. Поэтому и устаем мы сильнее. Но ничего не поделаешь - таково время.

    - Сколько детей прошло через ваши руки?
    - Скажу честно, не считала. Я же начинала работать еще в советской системе, которая требовала большой наполняемости групп. Чтобы получить зарплату, нужно было выполнить определенную нагрузку, отработав соответствующее количество часов. Охватить большое количество детей было очень сложно, но я справилась - при поддержке своего мужа. В памяти же, как правило, остаются ученики, которые продолжили заниматься спортом или добились в нем определенных успехов.

    - В чем особенность "Чайки"?
    - Наша теннисная школа всегда была нацелена на серьезную селекционную работу. Иными словами, работу на результат. Так было и в 1989 году, когда я пришла сюда из "Динамо", так же дело обстоит и сейчас. И я считаю это правильным.

    - Звонарева - самая известная воспитанница этой школы?
    - Безусловно. Мы гордимся тем, что в этих стенах выросла теннисистка суперкласса, которая как бы проносит через всю свою карьеру идею "Чайки".

    - А в чем эта идея заключается?
    - В любви к теннису, которую мы, тренеры, прежде всего воспитываем у детей. И в реализации на практике нашего понимания игры... Вера воплощает в жизнь наши мечты, и когда задумываешься об этом, становится радостно на душе.

    - Когда вы поняли, что Звонареву ждет большое будущее?
    - Тренер никогда не должен задумываться о подобных вещах. Иначе в итоге может ничего не получиться. Разумеется, ты всегда стремишься к тому, чтобы ученик на соревнованиях показывал какие-то домашние заготовки. И Вера это делала. Но кроме этого в ней меня подкупало две вещи. Во-первых, способность биться до конца. Она боролась так, как в свое время учила бороться одна из основательниц нашей тренерской школы Нина Сергеевна Теплякова. Во-вторых, сочетание умного тенниса и смелости. Невысокой Вере было трудно сильно бить по мячу, и часто приходилось играть затяжные розыгрыши. Но если мяч вдруг попадал в удобную для удара зону, она, порой неожиданно для всех, тут же использовала предоставившуюся возможность, била и попадала в корт.

    - Вера любит говорить, что по натуре является перфекционисткой. Это ей больше помогает или мешает?
    - Я считаю, что помогает. Наверное, потому, что и сама максималистка. Еще сравнительно недавно телекомментаторы часто сетовали - мол, сколько же Звонаревой можно плакать на корте? Однако Верины слезы - это проявление не слабости ее характера, а внутреннего конфликта. Иногда огромное желание сделать так, как надо, перехлестывает, и становится жутко обидно. А бороться Вера никогда не прекращает, у нее это качество с детства.

    - Как вы боролись с ее слезами?
    - Вере порой было достаточно маленькой подсказки, куда играть. Когда она видела и понимала план игры, эмоциональные всплески тут же исчезали.

    - Ваши советы она до сих пор воспринимает?
    - Ну я сейчас уже просто не имею права много советовать. Хотя иногда все-таки не могу сдержаться и влезаю со своими подсказками. Например, я вижу, за счет чего Вера может прибавить в скорости и мощи. Мы ведь расстались, когда ей было 17 лет, и я до сих пор знаю, где остались недоработки. Поэтому переживаю. Но Вера - девочка умная и, думаю, еще сумеет сделать свой теннис более скоростным и мощным.

    ИЗ ДЕЛИ - НА ЧЕМПИОНАТ МОСКВЫ!

    В этот момент моя гостеприимная собеседница предложила сделать перерыв на чаепитие и стала накрывать на стол в тренерской. Я же пообщался тем временем с другим - гораздо более юным, но все равно достаточно любопытным - собеседником. Смуглокожий Аман Агарвал, сын индийского дипломата и 31-й номер европейского рейтинга игроков до 14 лет, не только уже несколько лет тренируется на "Чайке", но даже успел сыграть за сборную Москвы.

    - Какими судьбами ты оказался на "Чайке"?
    - Известный парный игрок Махеш Бхупати, с которым знаком мой папа, в свою очередь, хорошо знает Веру Звонареву. Она и посоветовала здесь тренироваться.

    - И как успехи?
    - Выиграл пару европейских турниров, выступал за команду Москвы на одном из российских чемпионатов. Вот интересно: за свой родной Дели еще не играл, а за Москву уже успел сыграть. На это, правда, специальное разрешение понадобилось.

    - Где тебе больше нравится заниматься теннисом?
    - В Германии отличные условия для проведения турниров, а тренироваться лучше здесь, на "Чайке".

    - Тем не менее, говорят, ты собираешься в Америку - в академию Ника Боллеттиери...
    - Да, хочу заниматься теннисом профессионально. Кстати, у нас Индии в последнее время появились неплохие игроки. Надеюсь, будет хорошая команда в Кубке Дэвиса.

    О ТРУДНЫХ ВРЕМЕНАХ И ЗВЕЗДНЫХ ТРЕНЕРАХ

    - Тяжело расставаться с молодыми игроками, с которыми провели много лет? - вновь спрашиваю Крючкову.
    - На душе, конечно, порой кошки скребут, ведь в каждого ученика ты стараешься вложиться по максимуму. Но умом понимаешь: жизнь продолжается, и пришло время для расставания. Просто так будет лучше.

    - То есть зависти к тренерам, пользующимся плодами вашей работы, вы не испытываете?
    - Ни в коем случае, ведь я сама отказалась от работы с профессионалами.

    - Почему?
    - Потому что мое - это школа. И мне по-прежнему интереснее всего искать способных детей.

    - Неужели вам никогда не хотелось пройти с учеником путь с самого начала до больших побед?
    - Конечно, хотелось. Но это не так просто. Даже легкие по характеру дети далеко не всегда дорастают хотя бы до мастеров спорта. Чего уж там говорить о ребятах, которых мы, тренеры, про себя называем сложным материалом. И потом таким максималистам, как я, в профессиональных турах приходится тяжело. Я - жесткий тренер, а там надо проявлять больше дипломатии.

    - Для обычного болельщика состоявшийся игрок - это теннисист из мировой рейтинговой десятки, на худой конец - двадцатки. А что вкладывает в это понятие детский тренер?
    - Это серьезный и очень интересный вопрос. Разумеется, далеко не все дети гениальны так же, как Роджер Федерер, поэтому скажу так. Для меня состоявшимся игроком становится тот, который благодаря характеру сможет до конца отработать свой талант. Значение характера в теннисе я оцениваю очень высоко. И бывает жутко обидно за тех людей, которые по каким-то причинам не смогли реализовать свой потенциал.

    - Почему в женской первой сотне у нас вот уже несколько лет подряд стоят полтора десятка игроков, а в мужской - в лучшем случае в два раза меньше? Неужели только потому, что с юниорками по сравнению с юниорами работать легче?
    - Я вам сейчас скажу одну вещь, которая, возможно, кому-то будет обидна. Тем не менее, на мой взгляд, это так. Еще в советские времена школа женского тенниса была у нас сильнее, чем школа мужского. Оттуда все и идет. Никто не спорит с тем, что девочки более послушны. И что когда способная девочка доходит до определенного уровня, ей легче подобрать спарринг-партнера. Но дело не только в этом. Нам крайне необходим свой центр подготовки, в котором можно было бы совершенствовать и реализовывать на практике методику подготовки мужчин. Ведь мальчикам с их непростыми характерами постоянно нужно придумывать что-то новое, какие-то нестандартные ситуации и упражнения. И за границей это делают лучше. На первый взгляд утверждать так вроде бы грешно. Примеры Чеснокова, Волкова, Кафельникова, Сафина, Давыденко, Южного, который вырос во многом благодаря нашей теннисной науке, говорят сами за себя. Тем не менее в Кубке Дэвиса скамейка запасных у нас сейчас пуста. У девочек же подрастает новая звезда - 16-летняя Даша Гаврилова, да и в других возрастах есть игроки, на которых можно рассчитывать.

    - А чего, кроме центра подготовки, на ваш взгляд, не хватает российскому теннису? И за счет каких резервов он с уже достигнутых высот может подниматься еще выше?
    - Хочется быть оптимисткой, но тяжелые времена переживает сейчас не только теннис - весь российский спорт. Что бы там ни говорили, Олимпиада в Ванкувере обнажила кучу проблем. Однако я верю в наших молодых теннисных тренеров. При наличии современных стимулов к работе они способны давать результат. Кстати, возвращаясь к предыдущему вопросу. Я очень хорошо знаю все возраста наших мальчиков. До 14 лет они зачастую играют здорово, а потом куда-то пропадают. Некоторые идут учиться, другие просто не меняют свой теннис, что в тот или иной момент необходимо. И тут нужна своевременная тренерская подсказка.

    - Каким вам видится идеальный теннисист?
    - Совместите лучшие качества Федерера и Надаля - и получите идеального игрока. Еще сравнительно недавно идеалом в плане техники, тактики и психологии был Федерер. Швейцарец, безусловно, еще будет играть в теннис, но пик его звездности уже позади. Надаль младше на 5 лет, и сейчас пришло его время. Впрочем, смена лидера - обычное явление в любом виде спорта. Вот и у женщин вот-вот появится новая первая ракетка мира - имею в виду Каролин Возняцки.

    - Датчанку многие считают игроком, который зачастую побеждает в первую очередь за счет чужих ошибок. Это нормально, когда такая теннисистка, да еще не имеющая побед на турнирах "Большого шлема", становится первой в мире?
    - А почему не нормально? Она заслужила! Как и Динара Сафина с Еленой Янкович, которые тоже становились первыми. Возможно, с точки зрения моего личного понимания тенниса, игра той же Возняцки не до конца идеальна. Однако это отнюдь не умаляет ее заслуг.

    - На пресс-конференции после финала US Open Звонарева сказала: "Хотелось бы, чтобы рядом был человек, который проходил все стадии турниров "Большого шлема", включая выигранные финалы". Поддерживаете это желание Веры?
    - Целиком и полностью, ведь это же фактически мои слова! Всегда считала, что Вере нужен звездный тренер. Ни в коем случае не хочу обижать и принижать заслуги ее нынешнего наставника Сергея Демехина, но Звонаревой нужен человек, который будет правильно ее направлять.

    - Примеры таких тренеров можете привести?
    - Мелани Молитор - мама Мартины Хингис. Швед Питер Лундгрен, который работал с Федерром и Сафиным. Еще американец Брэд Гилберт. Это люди, хорошо знающие теннис изнутри, обладающие интуицией и способные вывести игрока на вершину.

    - Евгений Кафельников считает, что, работая с игроками высшего уровня, тренер в большей степени становится мотиватором...
    - Хороший детский тренер тоже воспитывает в ребенке мотивацию, с которой тот потом идет через всю свою спортивную жизнь. Просто мотивация эта на всех этапах разная, поэтому в принципе я с Евгением согласна. На высшем уровне зачастую важно помочь обрести игроку уверенность. Там существует большое количество психологических аспектов, в которых может разобраться только очень квалифицированный специалист.

    - А мотивацию в спортсмене действительно можно воспитать или это качество от бога?
    - Мотивация обязательно должна быть заложена природой, а задача тренера - доставать ее из ученика, порой буквально по капле. Скажем, у Веры Звонаревой всегда присутствовало большое желание совершенствоваться. Она и сейчас ищет свой путь, причем порой идет на ощупь.

    - Но вы ведь наверняка не сомневаетесь в том, что Звонарева сумеет выиграть турнир "Большого шлема"?
    - Конечно, не сомневаюсь. Вера обязательно свое возьмет!

    Евгений ФЕДЯКОВ
    Газета "С-Э"// 08.10.2010
    Если тебе 17 и ты не революционер - у тебя нет сердца, а если ты революционер в 50, то ты - идиот...

  2. #2
    Супер-модератор Аватар для Лиза
    Регистрация
    16.10.2006
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    8,513

    Re: Теннисные тренеры о себе и своих воспитанниках в материалах СМИ


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	img_0959.jpg 
Просмотров:	50 
Размер:	51.4 Кб 
ID:	3465

    Творец чемпионок...
    Екатерина Крючкова, первый тренер Веры Звонаревой, сильнейшей на сегодняшний день российской теннисистки, по-прежнему работает в «Чайке», где начинала свою карьеру четвертая ракетка мира. Правда, по словам наставника, времена изменились... Звонарева и ее ровесницы занимались бесплатно, сейчас же родителям приходится оплачивать тренировки. Да и желающих постигать теннисную науку стало гораздо меньше. «Возможно, это потому, что наша школа находится в центре Москвы, а ребятам удобнее тренироваться поближе к дому», – пытается сгладить углы заслуженный тренер России, отмечающая, что у юных спортсменов практически не остается времени на совершенствование мастерства – все забирает учеба. О том, какие трудности подстерегают будущих чемпионок и каковы перспективы молодых российских теннисисток, Екатерина Крючкова рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

    По вашему мнению, сегодня юным спортсменам тренироваться намного сложнее, чем пятнадцать лет назад?
    -Да, сейчас у детей большая нагрузка в школе, а в учебных заведениях к спорту нелояльны. В свое время Вера Звонарева получила свободный график посещения школьных занятий, сдавала зачеты по пропущенным урокам и едва не получила медаль. Сегодня же в учебных заведениях детей держат в течение всего дня, а ведь человек должен развиваться гармонично – спорт, музыка, танцы… Мы уже в этом учебном году написали массу писем с просьбой отпускать ребят на тренировки – где-то соглашаются пойти на уступки юным спортсменам, где-то – нет. 10–11-летние теннисисты тренируются по полтора часа пять раз в неделю, а когда они перейдут в следующую возрастную группу, надо будет заниматься чаще. Начиная с 12-летнего возраста участвуют в международных соревнованиях, по их результатам уже можно делать прогнозы, говорить о перспективах. Именно в таком возрасте заявили о себе Дарья Гаврилова, Юлия Путинцева, Ирина Хромачева.

    Кто финансирует подготовку юных 
теннисисток?
    -К 14 годам ребенок определяется: специализироваться на теннисе или делать ставку на учебу. В первом случае требуются значительные финансовые затраты. Школа «Чайка» выводила на профессиональный уровень Веру Звонареву, оплачивала поездки на турниры. Нам помогали спонсоры, но на отдачу они не рассчитывали. Часто расходы на участие в турнирах компенсирует Федерация тенниса России, помогает Фонд Ельцина, выплачивающий юным звездочкам стипендии. Когда подросток увлечен спортом, его можно вывести на топ-уровень, но когда он думает только о деньгах – нельзя. Как правило, спортсмен достигает лучших результатов, если федерация берет его под свое крыло. Родители не могут самостоятельно обеспечить ему победы, но видела 16–17-летних ребят, после поражения на корте подбегавших к отцу со слезами: «Папа, прости меня». Подобного быть не должно.

    В юные годы Вера Звонарева превосходила ровесниц по физическим данным?
    -Не по физическим. Для меня очень важно, чтобы у ребенка был характер бойца, а Вера всегда демонстрировала именно такой настрой. Равно как и смелость на корте. Талант, конечно, присутствовал. Прежде всего, «мягкие» ноги и способность предвидеть траекторию полета мяча. Все остальное – результат тренировок.

    Елена Бовина – тоже ваша ученица?
    -Конечно. Она очень талантлива, но подвержена травмам. Это тот случай, когда родители поторопились с выводом спорт*сменки на взрослый уровень. Подобная история произошла и с Линой Красноруцкой, а ведь ей не было равных в 14-летнем возрасте. Она рано стала получать wild card на турнирах WTA. Огромное физическое и психическое давление привело к постоянным травмам – и очень талантливая теннисистка «сгорела». Избавившись от проблем со здоровьем, Красноруцкая пыталась вернуться, но так и не смогла выйти на хороший уровень. Обычно же юниоры начинают с соревнований ITF, где соперничают со зрелыми игроками, у которых по тем или иным причинам не складывается карьера. Благодаря опыту эти люди, пусть и коряво, но обыгрывают куда более талантливую молодежь. И лишь спустя время, закаляя характер, развивая игровой интеллект, девчонки учатся побеждать взрослых соперниц.

    Можно ли сказать, что причины травм зачастую лежат в области психологии?
    -Как правило, физическая травма – результат переработки, ошибки в планировании. «Гнать» не надо, с юниором необходимо работать плавно и методично. Причем именно наставнику, а не родителям. Хотя прецедент есть – Елена Дементьева. Но и с ней в разные периоды занимались специалисты. Если спортсмен экстра-класса чувствует, что наработанного запаса хватает, он может тренироваться с родителями или как Вера Звонарева на данный момент – со своим спарринг-партнером Сергеем Демехиным. Однако как только появится необходимость сделать качественный скачок, что-то изменить в стиле, придет время работы с профессионалом.

    Способствует ли прогрессу теннисисток календарь WTA?
    -Перед турниром в Токио Вера прилетала в Москву, рассказывала, что у нее очень тяжелый график. Среди соревнований много обязательных, особенно для игроков первой мировой десятки. После травм и повреждений теннисистке хорошо бы восстанавливать форму через не самые сильные турниры, но WTA требует участия в других, а это не идет на пользу спортсменке.

    19-летних Анастасию Павлюченкову и Ксению Первак критикуют за то, что они никак не сделают решающий шаг в мировую элиту…
    -Девочки находятся в возрасте, когда продолжается период совершенствования – физического, технического, тактического. Обе спортсменки отличаются потрясающим характером. У Анастасии не «легкая» стопа, на скорости ей тяжело, но в целом у Павлюченковой проблем нет. Ксения же рассталась со своим тренером Виктором Павловым, который ранее успешно работал с Анной Чакветадзе. Возможно, в этом кроется причина некоторого застоя в ее игре. Я думала, что Павлов выведет Первак в элиту.

    От каких российских теннисисток вы ждете прогресса в первую очередь?
    -От тех, кому сейчас по 16–18 лет. Хотя приходится признать, большого количества одаренных девушек этого возраста в России нет. 18-летние Яна Бучина и Анастасия Мухаметова подавали большие надежды, но сейчас играют второразрядные турниры. Хочу верить в их перспективы, но сомневаюсь. К ним уже подобрались более юные конкурентки и начинают побеждать. Та же Дарья Гаврилова идет прямым путем – через сборную России, мне такой вариант кажется перспективнее. Есть интересные теннисистки, тренирующиеся за границей. В течение нескольких лет ничего не было слышно об уехавшей в Италию Регине Куликовой, которая в 14-летнем возрасте считалась сильнейшей в России. Сейчас она вернулась в WTA Tour, и в 21 год за счет одаренности продолжает прогрессировать. Многие шли наверх извилисто: та же Ярослава Шведова не пробивалась в национальную сборную, однако начав выступать за Казахстан, получила там дополнительное финансирование, что помогло ей выйти на новый уровень.

    На стенах зала, где вы тренируете, висят фотографии Жюстин Энен…
    -Жюстин мне очень нравится. Я ее видела 10-летней на детских соревнованиях – уже тогда она выделялась. Это удивительная спортсменка, показывающая поразительно смелый теннис в самых важных матчах. Она почти не участвовала в юниорских турнирах – сразу начала играть взрослые. У Энен в Бельгии есть своя академия, созданная совместно с тренером. Там занимается талантливейшая россиянка Ирина Хромачева. Когда Жюстин брала перерыв в карьере, она лично уделяла огромное внимание тренирующимся у нее спортсменкам. Обе бельгийки – и Энен, и Ким Клейстерс – скромные девушки, заслуживающие огромного уважения. А вот сестры Уильямс другие – более публичные, дерзкие. Много приходится работать на рекламу и Марии Шараповой, но она молодец, справляется. Марию Кириленко такая публичность в свое время несколько надломила. Внимание прессы и съемки отвлекают, Вера Звонарева рассказывала мне, что в последнее время пришлось дать огромное количество интервью. Сейчас американский теннисный канал готовит фильм о четвертой ракетке мира, в нашей школе «Чайка» съемочная группа провела шесть-семь часов.

    Кого из входящих в десятку лидеров рейтинга WTA вы считаете наиболее достойной звания первой ракетки мира?
    -Всех. Разве что приятно удивляет 30-летняя итальянка Франческа Скьявоне, вышедшая на мировой уровень в зрелом возрасте. От Саманты Стосур также не ожидала такой прыти – она не блистала в юниорском возрасте, а повзрослев, начала очень удачно выступать в парных соревнованиях. В «одиночке» же ее успехи меня удивили. Правда, австралийке и сейчас чего-то не хватает: она фактически сама отдала финал Roland Garros Скьявоне. Да и действия Стосур в поединке с Ким Клейстерс на последнем US Open разочаровали. Я не верю в стабильно хорошие выступления этой теннисистки. А вот психологическая устойчивость 20-летней Каролин Возняцки приятно поражает.

    Доводилось слышать мнения, что в ближайшей перспективе эта датчанка будет лидировать в рейтинге с большим отрывом…
    -Психологически Каролин очень сильна, у нее есть важные качества – устойчивость внимания и спокойствие. В этом она похожа на Энен. Но я уверена, что к Возняцки приблизятся ровесницы. Прежде всего Агнешка Радванска и Виктория Азаренко, которая в юниорском теннисе считалась безусловной примой. Интересны бельгийка Янина Викмайер, а также 18-летняя американка Мелани Один – невысокая девушка, демонстрирующая весьма оригинальный теннис. Правда, она предпочитает выступать на харде. В США об этой теннисистке сняли фильм и считают, что она станет суперзвездой.

    Текст: Дмитрий Маслов
    Большой спорт №46 (Октябрь'10)

  3. #3
    Супер-модератор Аватар для Лиза
    Регистрация
    16.10.2006
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    8,513

    Re: Теннисные тренеры о себе и своих воспитанниках в материалах СМИ

    Парадоксы тренерской профессии

    Недавние расставания Веры Звонаревой и Светланы Кузнецовой соответственно с Сергеем Демехиным и испанцем Карлосом Куадрадо - повод для разговора об особенностях профессии теннисного тренера. Особенности эти принципиальны, а порой и парадоксальны. Скажем, в отличие от многих других видов спорта в теннисе состоявшийся мастер высокого уровня, зарабатывая хорошие призовые, при выборе тренера практически всегда правит балом самостоятельно. И увольняет своего наставника сразу же после того, как тот по каким-то причинам перестает его устраивать.
    С этой точки зрения наиболее важным моментом при найме игроком нового тренера является совместимость их характеров. Практически все теннисисты - эгоцентрики, управлять которыми - большое искусство. Неудивительно, что порой даже самому известному специалисту не хватает времени приспособиться к новому спортсмену, и тогда между ними происходит конфликт.
    Одна из самых серьезных проблем молодых тренеров, с которой, кстати, в свое время приходилось столкнуться и мне, заключается в неумении накладывать игру своего подопечного на игру соперника. Для овладения этим искусством требуется время. Причем тут тоже все завязано на психологии, поскольку, управляя классным теннисистом, тренер не может открыто навязывать ему собственные идеи. Вместо этого приходится исподволь подводить игрока к мысли, что без них дальнейший прогресс невозможен.
    Но делать это, повторяю, нужно очень тонко, порой проявляя чудеса дипломатии. В противном случае совместная работа тут же завершается. Особенно чреваты негативными последствиями ситуации, когда тренер, который в свое время сам был хорошим игроком, начинает приводить своему подопечному в пример самого себя. Это одна из самых грубых тренерских ошибок, которые только могут быть. Скажу больше - человек, допустивший подобное в работе, фактически перестает быть тренером.
    Возвращаясь к ситуациям со Звонаревой и Кузнецовой, замечу, что у этих теннисисток совершенно различные типы характеров. Вера считается перфекционисткой, стремится к некоему идеалу в игре, постоянно что-то ищет и работу с новым тренером воспринимает как своего рода учебу. В ее сотрудничестве с Демехиным, еще совсем молодым специалистом, которому по большому счету еще только предстоит доказать свою тренерскую состоятельность, огромное значение имел положительный эмоциональный фон. Ведь когда ты лишен переживаний и стрессов, играется гораздо легче.
    С Кузнецовой дело обстоит немного иначе. Она тоже по-своему творец, но концентрируется на работе с тренером только в том случае, если его требования не распространяются на жизнь Светланы за пределами корта. Неудивительно, что на протяжении уже долгого периода времени Кузнецовой помогает Лариса Савченко, с которой она в 2009 году выиграла Roland Garros. Лариса - профессионал высокого уровня, она проводит очень интересные тренировки, избегая при этом каких бы то ни было конфликтов. Если бы Савченко, у которой двое детей, могла круглый год путешествовать с Кузнецовой по турнирам, их альянс вообще мог бы считаться идеальным. Но поскольку такой возможности у Ларисы нет, Светлана в последнее время была вынуждена искать себе еще одного постоянного помощника.
    То, что роль эту зачастую выполняли иностранцы, тоже легко объяснимо. Во-первых, ради систематической работы с выдающимся спортсменом тренер должен полностью подчинить себя его интересам, порой проводя вне дома по 6 с лишним месяцев в год. На западе круг подобных специалистов высокого уровня довольно узок. К нему принадлежат Лэрри Стефанки, Брэд Гилберт, Питер Лундгрен, некоторые другие американцы и европейцы, которые по сравнению с россиянами живут ближе к крупным турнирам.
    Во-вторых, большое значение имеет финансовый фактор. Спорт высших достижений требует точечной высококвалифицированной работы, деньги там даются не просто. Тем временем у нас в стране сложилась ситуация, при которой любой так называемый тренер за три часа работы может заработать тысячу долларов, подкидывая мяч состоятельному клиенту. И эту серьезную проблему невозможно решить исключительно силами общественной организации, каковой является Федерация тенниса России. Требуется помощь государства, о которой мы говорили уже не раз.

    Шамиль ТАРПИЩЕВ - член МОК, президент Федерации тенниса России, капитан национальных сборных в Кубке Дэвиса и Кубке федерации

    Газета "С-Э"// 12.05.2011
    СВОЯ КОЛОНКА
    Шамиль ТАРПИЩЕВ
    Если тебе 17 и ты не революционер - у тебя нет сердца, а если ты революционер в 50, то ты - идиот...

  4. #4
    Супер-модератор Аватар для Лиза
    Регистрация
    16.10.2006
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    8,513

    Re: Теннисные тренеры о себе и своих воспитанниках в материалах СМИ

    Новый тренер АТП-Тура — Анастасия Ульихина!

    Казахстанцу Михаилу Кукушкину в Париже достались вопросы не только по поводу его игры. Иностранцев интересовало, как его любимой девушке Насте удается совмещать роль невесты и тренера. «Просто замечательно!»- отвечал всем на уверенном английском Михаил. В истории тенниса примеров, когда женщины успешно тренировали мужчин много, достаточно вспомнить Татьяну Наумко, воспитавшую игрока мировой «десятки» Андрея Чеснокова, или Наталью Рогову, подготовившую четверьфиналиста Роланд Гарроса Андрея Черкасова.

    В Париж Настя приехала с небольшим опозданием — надо было защищать в ГЦОЛИФКе диплом, но результатом своей работы с Михаилом порадоваться успела. «К Роланд Гарросу мы готовились специально, провели двухнедельный сбор в Германии, — рассказала Настя, — нашли прекрасного тренера по ОФП, которому я давала задания и который под них подбирал упражнения. У нас был хороший спарринг, Игорь Карпов — и вообще, я стараюсь под Мишу подобрать всю команду».

    Секреты подготовки?

    «Обычно на сборах планируют две тренировки в день, — продолжала Настя, — но я поняла, что нам это не подходит. Почему? — Потому что Мише предстояло выстоять на корте пять сетов. Поэтому спланировала одну, но долгую тренировку, которую я попыталась разнообразить. Важнейшим показателем был пульс, чем дольше он его держит, тем лучше.
    План дня получился таким: с 11 утра до 12 — часовое ОФП на скорость, потом 2,5 часа тенниса на корте. После тенниса сразу в тренажерный зал и функционалку на силу. Потом отдых, а вечером бег на выносливость, темповой».
    Такая продуманная работа принесла результат — в одиночке Кукушкин прошел первый круг основной сетки, уступив затем сеяному Михаилу Южному, а в паре с Тимуром Габашвили прошли еще дальше, до третьего круга, уступив первым сеянным Роланд Гарроса братьям Брайянам. Подчеркну, что это только начало, и карьера 23-х летнего Михаила только начинает разгон.
    С лучшей парой мира казахстанец Михаил Кукушкин и россиянин Тимур Габашвили сражались на равных и уступили в равной борьбе.

    — Как складывалась игра? — спросила я после матча казахстанца.
    — В первом сете мы два раза подавали на сет, а при 5–4 была моя подача. К сожалению, ошиблись на паре легких очков. Если бы выиграли первую партию, картина была бы другая. На тай-брейке тоже сразу отпустили Брайянов на 4–0, потом бросились догонять, но опыт соперника в концовке тай-брейка взял свое.

    — Впечатления от игры против первой пары мира?
    — Нужно уверенней действовать и дожимать в концовках. Брайяны, конечно, очень сыграны, вместе на корте всю жизнь, все-таки братья — все отработано до автоматизма: передвижение, тактика, понимание с полуслова. У них хороший уровень во всех компонентах. Но и у нас шла игра, мы знали, терять нам нечего, поэтому, вдвойне обидно, что при такой хорошей игре, когда были шансы на победу, мы уступили.

    — Общая оценка турнира?
    — Это мой самый успешный пока турнир Большого Шлема, как в одиночке, так и в паре. С одной стороны рад, что показал лучший для себя результат, с другой стороны обидно, потому что чувствовал, что мог пройти дальше, но допустил в игре несколько обидных ошибок. Однако, в будущее смотрю с оптимизмом, надеюсь, что удасться улучшить свои результаты.

    — У всех на памяти феноменальная победа сборной Казахстана над чехами в Остраве…
    — Победа над сборной Чехии — самая запоминающаяся победа года. Четвертьфинал Кубка Дэвиса — это высокий уровень и мы все очень рады, что с первого раза нам удалось туда попасть. Значит, работа, которая была всеми нами проделана, принесла результат.

    — Впечатления от Кубкового матча?
    — На самом деле, мы ожидали, что условия проведения матча Мировой группы будут повыше. Даже разочаровался. Когда играли первую группу, условия создавались лучшие. В Остраве нашу команду обокрали, вынесли все у всех — деньги, компьютеры, технику… Мне повезло, что я свой лэп-топ взял с собой на стадион.

    — А как же охрана?
    — В том то и дело, что хотя это официальная гостиница, но как таковой охраны не было. Чтобы так очистить весь этаж — это просто немыслимо, требуется целая операция! У нас было около десяти номеров, где жили мы, игроки, и члены федерации… Это было очень неожиданно.

    — Когда это произошло?
    — После пары в субботу. Поэтому мы разозлились и настроились на воскресенье. И в решающий день взяли два очка, чего никто не ожидал. Так что можно сказать, все, что ни делается, к лучшему.

    — Какие планы на вторую половину года?
    — Надеюсь, что смогу сыграть стабильно без спадов и, если удастся, без травм. Я чувствую, что прибавил по игре и могу побеждать многих хороших теннисистов, поэтому буду стараться делать все возможое, чтобы проходить на турнирах как можно дальше.

    — Помощь Насти?
    — У нас сложился тандем, который реально помогает мне прогрессировать. Настя специально под меня делает программы, стороит всю тренировочную работу. Она заинтересована во мне, и наша работа приносит результат. Я этому очень рад. Тренеры, которые просто встали и покидали мячи, мне не нужны.

    — Какую сторону тренерской работы она на себя взяла?
    — Она помогает во всем, и в техническом плане и в физическом, Настя записывает все мои матчи, которые мы потом разбираем, анализируем, делаем выводы. То, что я свои лучшие результаты показал последние два года, набрал высокую физическую форму — это во многом ее заслуга. Я чувствую себя на корте уверенней, стал более выносливым.

    — Чем выше уровень турниров, тем больше корты и больше трибуны. Как привыкается к центральным аренам мира?
    — Меня полные трибуны не сковывают, чтобы они не кричали, потому что я всегда сосредотачиваюсь на своей игре. Больше количество народу, которые наблюдают за твоей игрой, наоборот, придают дополнительные силы, играть становиться интересней. Мне это только помогает. Чем больше — тем лучше.

    — Ваш прогноз на концовку чемпионата Франции?
    — Матчи удалось посмотреть только отрывками. В мужской сетке основных фаворитов трое: Джокович, Федерер, Надаль. Джокович показывает феноменальные результаты в этом году, но и Федерера нельзя сбрасывать со счетов. Здесь в Париже идет быстрая игра, быстрыми мячами, и это, думаю, больше на руку Федереру, чем Джоковичу, потому что у Роджера разнообразная игра.

    Наталья Быканова, аккредитованный на Роланд Гаррос журналист. Специально для Федерации тенниса Республики Казахстан.
    01 июня 2011, (sports.kz)
    Если тебе 17 и ты не революционер - у тебя нет сердца, а если ты революционер в 50, то ты - идиот...

  5. #5
    Супер-модератор Аватар для Лиза
    Регистрация
    16.10.2006
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    8,513

    Re: Теннисные тренеры о себе и своих воспитанниках в материалах СМИ

    Газета Guardian расспросила юношеских тренеров двух лидеров мирового тенниса о том, какими подростками были Энди Маррей и Новак Джокович, что умели уже тогда, и в чем прибавили за годы в профессиональном туре. Рассказы людей, до сих пор с надеждой и привязанностью следящих за своими питомцами – в блоге «С миру по Нитке».

    Бывшие тренеры Маррея и Джоковича рассказывают.
    «Пато Альварез тренировал Энди Маррея с 15 до 18 лет, когда шотландец обучался в мадридской академии Санчес-Касаля.
    Бывший финалист «Ролан Гаррос» Ники Пилич в своей мюнхенской академии тренировал Новака Джоковича с 12 лет.

    Тогда
    Поведение на корте


    Маррей

    Он был очень хорошим парнишкой, из тех, кто хочет как можно больше тренироваться, как можно больше играть. На корте он вел себя очень спокойно и был сосредоточен только на том, чтобы все делать правильно и прибавлять в игре. За три года, что я с ним работал, я, по-моему, ни разу не видел, чтобы он злился на корте, так что меня удивляет, что сейчас это происходит очень часто. Я спросил Энди, почему он так часто выходит из себя, и он ответил мне, что это происходит тогда, когда он расстраивается. Но он расстраивался из-за своей игры и в академии – только тогда он этого не показывал. Кто-то должен помочь ему разобраться с головой, потому что чем спокойнее он будет, тем лучше он будет играть.

    Джокович

    Свой первый турнир Новак провел в 16 лет, и у него были матч-пойнты в игре с 28-летним соперником. Он уже тогда мог зарабатывать очки на уровне АТР – и именно тогда я понял, что по своему потенциалу он может стать игроком мирового топ-уровня. Очень скоро я обнаружил, что это особенный парень. Это было видно по его разговорам, по его серьезному отношению к игре – он всегда правильно разминался и готовился. Он всегда слушал, что я ему говорил. И мне потребовалось не очень много времени, чтобы понять, что он может стать настоящим игроком.

    Поведение вне корта

    Маррей

    Опять-таки, он вел себя очень тихо и воспитанно. Все мальчики и девочки в академии полностью выкладывались во время тренировок, да и в школе, но многие съезжали с катушек в свободное время – Энди же всегда был очень тихим и держался особняком. Мне кажется, у него было не очень много друзей в академии. А расписание было, наверное, самым напряженное из всех, кого я тренировал. Примерно 25 часов в неделю он проводил на корте, пять часов работал над ОФП и 20-25 часов учился. Ему было наплевать на свободное время, он просто хотел работать. Если он был не на корте, не в тренажерке и не в классе, его не было слышно. Он будто исчезал.

    Джокович

    Несмотря на репутацию шутника, полученную за пародии на других игроков, Новак на самом деле намного серьезнее, чем кажется. В любом случае, он ярок, и это хорошо, не стоит его за это критиковать. Никому же не нравятся постные лица. Нельзя изменить темперамент игрока. Вспомните Макинроя, Коннорса, Курье – никому не нужно, чтобы игрок выходил на корт с каменным лицом, все хотят увидеть, как он выражает себя.

    Сильные стороны по прибытии в академию

    Маррей

    Как только Энди приехал, сразу стало понятно, что он может стать разносторонним и цельным игроком, который на корте умеет все. Я мгновенно увидел, что у него очень хорошие подача и бэкхенд – оба удара давались ему легко и естественно. Еще он хорошо двигался у сетки – он не боялся это делать, в отличие от большинства молодых игроков, которые предпочитают оставаться на задней линии, потому что там чувствуют себя в безопасности. Энди был другим, он с самого первого дня смело и уверенно шел вперед.

    Джокович

    Он всегда правильно готовился, и это одна из главных причин его психологической и физической силы. Комбинация многих факторов сделала его таким сильным игроков. Уже в раннем возрасте у него был хороший бэкхенд и невероятная воля к победе.
    Слабости по прибытии в академию

    Маррей

    Только психологические, особенно концентрация. Энди было так легко побеждать большинство сверстников, что иногда он отключался, переставал стараться, и это приводило к легким ошибкам, которые позволяли сопернику вернуться в игру. Приходилось говорить ему о том, что надо постоянно держать концентрацию, даже когда он полностью контролирует игру, целиком выкладываться в каждом розыгрыше. Так играют все великие – Надаль и Федерер не отключаются ни на секунду. А Энди и сейчас иногда выпадает из игры, наверное, именно это его и расстраивает.

    Джокович

    У него изначально была не очень хорошая подача. Еще у него были проблемы с игрой слета, но все это компенсировалось огромным желанием, хорошими глазами и ногами.

    Какой удар он улучшил?

    Маррей

    На самом деле, никакой. Как я уже говорил, Энди приехал к нам с хорошей игровой базой, и ему просто надо было ежедневной работой довести ее до совершенства. Может быть, мы научили его лучше покрывать корт, двигаться широкими шагами. Энди оставлял сопернику место для атаки, и надо было научить его закрывать весь корт. И над этим он работал точно так же, как и над всем остальным.

    Джокович

    Год ушел на работу над улучшением движения кисти, чтобы он лучше подавал. Еще я поменял ему хватку на форхенд, потому что он использовал слишком западную.

    Сейчас
    Основные преимущества


    Маррей

    Энди – самый талантливый игрок, с которым мне приходилось работать за всю свою карьеру, включая, кстати, 16 лет в качестве национального тренера Испании. Когда он приехал к нам, у него уже была необходимая техника, и он развил ее и добавил кое-что новое. Когда я работал с Энди, я чувствовал, что он станет самым разносторонним игроком в мире, и так оно и вышло. По-моему, он умеет больше, чем Надаль, Федерер и Джокович. А его бэкхенд – один из самых сильных в мировом теннисе.

    Джокович

    За последние девять месяцев он значительно улучшил подачу и форхенд. Справа он играет намного острее и, кажется, намного увереннее, чем раньше. Он в удивительной физической и психологической форме, и это было очевидно в Кубке Дэвиса-2010. У него были проблемы с желудком перед матчем с Томашем Бердыхом, а Сербия уступала 1:2. Новак даже не смог размяться, но он вышел на корт и, несмотря на давление и плохое самочувствие, выиграл. Это много о нем говорит.
    В чем может прибавить

    Маррей

    Энди осталось только поверить в себя. Он выиграл много титулов, играл в финалах двух турниров «Большого шлема» – Australian Open и US Open – но кажется, он до сих пор не верит, что может стать чемпионом как Надаль и Федерер. Чемпионом, который каждый год выигрывает по несколько «Шлемов». Я уверен, что он может – я увидел это с самых первых ударов по мячу, которые он нанес в академии. Ему надо поверить в себя, обрести уверенность. Ему не хватает только этого. Но Энди еще молод, и у него есть для этого время.

    Джокович

    Он полгода не проигрывал ни матча – выиграл семь титулов, по несколько раз обыграл Надаля и Федерера на разных покрытиях. Но мне кажется, что он еще может прибавить, он может чаще ходить к сетке и не ввязываться в такое большое количество длинных розыгрышей. Если он хорошо пробивает в угол, ему надо заканчивать розыгрыш у сетки. Он всегда хорошо тащил мячи – был одним из лучших. И сейчас он, наверное, уступает в этом только Надалю».

    sports.ru/tribuna/blogs, 23 июня 11:20 | автор: Юлия Ниткина
    Если тебе 17 и ты не революционер - у тебя нет сердца, а если ты революционер в 50, то ты - идиот...

  6. #6
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,234

    Re: Теннисные тренеры о себе и своих воспитанниках в материалах СМИ

    Специально для "Чемпионат.com" известная российская теннисистка Алина Жидкова рассказала о сотрудничестве с Галиной Воскобоевой, перспективах своей подопечной и собственном тренерском опыте.

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	zhidkova_voskoboyeva_pc-2011.jpg 
Просмотров:	94 
Размер:	32.3 Кб 
ID:	3467

    Известная российская теннисистка Алина Жидкова завершила профессиональную карьеру в конце 2010 года. Вскоре после этого она вышла замуж, а уже в начале этого года стала тренировать Галину Воскобоеву, выступающую за Казахстан. В эксклюзивном интервью корреспонденту "Чемпионат.com" Жидкова рассказала о своём сотрудничестве с 56-й ракеткой мира и тренерских амбициях, а также поделилась собственными впечатлениями от Кубка Кремля.

    — Алина, с чего началось ваше сотрудничество с Галиной?
    — Получилось так, что Галине оказался нужен тренер. Она спросила меня об этом, и я с удовольствием ответила согласием. Я давно хотела передать свой опыт какому-нибудь профессиональному игроку. Галина для этого – лучший кандидат (улыбается).

    — Вы вместе с ней путешествуете по турнирам?
    — Да, в следующем году мы собираемся ездить вместе на все турниры. В этом сезоне мы тоже путешествовали вместе. Начали с января, правда, потом у нас был перерыв – около трёх месяцев, поскольку мне это время нужно было провести дома.

    — Как оцените уровень игры Галины? Насколько сейчас он далёк от идеала?
    — Ну, вы знаете, в теннисе понятие идеала – это что-то очень далёкое и абстрактное. Она всё время прогрессирует, и у неё ещё есть запас, ей есть куда расти и над чем работать. Галя сейчас 56-я в рейтинге. Будем надеяться, что когда мы ещё тщательнее поработаем над тем, что ей необходимо улучшить, то она продвинется дальше. Хочется верить, что топ-10 ей по силам.

    — В следующем году?
    — Не знаю насчёт следующего года, однако в этом сезоне мы ставили перед собой задачу подойти как можно ближе к топ-50. С этим справились.

    — Какие цели ставите на Кубок Кремля?
    — Никаких конкретных целей. Пусть просто выходит на корт, показывает свой теннис и получает от этого удовольствие.

    — Галина обычно очень неплохо играет в парном разряде. Как вы считаете, стоит ли ей уделять этому особое внимание или же нужно относиться к паре как к способу лишний раз потренировать удары?
    — Да, Галя неплохо играет пару, как вы заметили. Поэтому будет жаль, если пропадёт такой хороший парный игрок (улыбается). Конечно же, основной акцент мы ставим на "одиночку", но если получается достигать каких-то высоких результатов в парном разряде, то почему бы и нет!?

    — Вы проводите свои тренировки в Казахстане или Москве?
    — В основном тренируемся в Москве. Когда надо ехать в Казахстан, едем туда работать. А вот подготовку в конце этого года планируем провести в Америке, во Флориде.

    — Насколько ощутима помощь казахской федерации тенниса?
    — Конечно же, поддержка федерации – как моральная, так и финансовая — это всегда прекрасно. На теннис обычно очень много затрат. А потом, когда ты знаешь, что тебя опекает какая-то федерация и ты можешь за неё выступать и в Кубке Федерации, и на Олимпийских играх, — это просто отлично.

    — Олимпиада в Лондоне является вашей главной целью в следующем году?
    — Да, безусловно. Будем готовиться к Играм.

    — Насколько травяное покрытие подходит к игре Гали?
    — Я считаю, что ей идеально подходит это покрытие, поскольку у неё сильная первая подача, она мощно бьёт с задней линии. На траве не нужно много бегать и разыгрывать комбинации, так что Гале должно быть комфортно.

    — У вашей подопечной довольно своеобразная подача с точки зрения классической техники. Вы пытались её как-то изменить или модернизировать?
    — Мы пытаемся усовершенствовать вторую подачу, сделать её более кручёной и мощной. Все данные для этого у неё есть. Что касается первой подачи, то достаточно просто работать над её ритмом, а так она очень хорошая.

    — У Галины были некоторые проблемы со здоровьем и в том сезоне, да и в этом году она не выступала несколько месяцев. Как она себя сейчас чувствует?
    — Она перенесла операцию на плече. Начали мы этот сезон примерно с 600-го места в рейтинге. Было тяжело возвращаться. Однако сейчас её плечо чувствует себя достаточно хорошо. Мы всё время работаем над ним.

    — Каковы ваши личные планы? Пока вы решили сотрудничать только с Галиной?
    — Да, пока только с Галей.

    — Никаких долгосрочных планов нет?
    — Нет. Как говорится, я живу день за днём (улыбается).

    — А почему раньше не начали с кем-либо сотрудничество?
    — Во-первых, я вышла замуж. Во-вторых, хотелось какое-то время от тенниса отдохнуть, поделать что-то другое.

    — Успели соскучиться?
    — Конечно, поскольку теннис всегда был моей жизнью. Всё время скучаешь по тому, что ты делал столько лет.

    — Вы на Кубке Кремля всегда выступали очень неплохо. Очередной розыгрыш турнира стартует через несколько дней. Какие у вас эмоции по этому поводу?
    — Как раз сегодня мы с Галей разговаривали на эту тему. Я ей рассказывала истории о том, когда я была совсем маленькая, ещё в качестве болбоя подавала мячи. Будучи совсем юной девочкой, всегда моей мечтой было играть на этом соревновании. Во-первых, это самый крупный турнир в нашей стране. Во-вторых, это домашняя публика, все меня поддерживали. Единственное плохое воспоминание связано с 2005 годом, когда я упала, порвала в колене связки. Пришлось делать операцию, потом я почти год не выступала. Но в основном воспоминания у меня хорошие и светлые, связанные с детством.

    13 октября 2011 года, четверг. 11:11
    Источник: "Чемпионат.com"
    Автор: Роман Семёнов

  7. #7
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,234

    Re: Теннисные тренеры о себе и своих воспитанниках в материалах СМИ

    Алексей Агеев, один из наставников Веры Звонарёвой, в эксклюзивном интервью "Чемпионат.com" рассказал об азиатской серии турниров, подготовке к Кубку Кремля и многом другом.



    Алексей Агеев, тренирующий Веру Звонарёву, в эксклюзивном интервью корреспонденту "Чемпионат.com" оценил, как сложилась азиатская серия турниров, рассказал о рвущихся струнах на ракетках, о подготовке к Кубку Кремля и о том, что Вера является игроком-максималистом.

    — Алексей, как для Веры сложилась азиатская серия турниров, в какой она сейчас форме?
    — Во время азиатской серии Вера дошла до финала в Токио. Конечно, хотелось бы завоевать титул, но в финале не сложилось. Радваньска здорово играла, и к тому же Вера, наверное, немножко подустала. С Квитовой перед этим был тяжёлый матч: там состоялся "камбэк" с 1:5, отыгрываться с сетболов морально было тяжело. Так что она подустала немного психологически, и в финале, может быть, случилась потеря концентрации, внимания. Вероятно, где-то не хватило моральных сил на то, чтобы бороться, потому что с Радваньской каждый розыгрыш – это минимум 10-15 ударов, и поэтому чисто психологически очень тяжело весь матч в таком ключе отыграть. А продавить с одного-двух ударов получается редко. Если есть, конечно, возможность, если она выкинет лёгкий мяч… Но лёгких очков очень мало – всё время мяч в игре, и очень много ударов.
    В Токио Вера играла до конца, потом мы перебрались в Пекин. Было, может быть, два дня, чтобы прибиться к другим кортам. К тому же мячи в Пекине отличались от тех, что были в Токио. Если бы она прошла Иванович, было бы чуть больше времени, то, может быть, она бы лучше их почувствовала. Потому что первое ощущение от мячей там – что они как камни, очень плохо сидят на ракетке. Например, Янкович жаловалась, что мячи каменные. Она весь матч играла только со второй подачи, потому что первую не чувствовала. Мячи сразу слетали с ракетки, плохо на ней "сидели". Иванович тот матч отыграла совершенно невероятно – справа рисковала, всё залетало. Я думаю, она играла ва-банк. В первом сете счёт был не по игре. Вера взяла её подачу, повела 1:0, потом на своей повела – 40:15, но гейм не получилось взять. Потом Иванович взяла свою подачу, потом на подаче Веры опять было 40:15. Получается, что, грубо говоря, вместо равной борьбы получился счёт 1:4. И после этого Иванович стала просто летать, стала играть легко, свободно, и всё у неё попадало в корт. Хотя видно было, что даже в этом неудачно складывавшемся матче ей просто не хватило времени. Вера уже нащупывала нити игры, почувствовала, как и что надо делать, но просто не успела это реализовать, потому что все мячи у Иванович справа залетали очень широко, по линиям и очень быстро. Хотя со стороны мне казалось, что если бы Вера, наоборот, повела в первом сете, то Иванович, может быть, снялась бы, как и в матче против Радваньской. Мне так показалось. До матча я видел, что у неё спина была затейпирована.

    — Не из-за этих ли "каменных" мячей у Веры рвались струны на ракетках?
    — Нет, вы знаете, сейчас вообще, мне кажется, у неё хороший показатель по разрыву струн. Если так можно сказать, потому что на US Open, в матче против Кати Бондаренко, у неё порвалось 6 или 7 ракеток, в Штутгарте со Стосур – тоже 7 ракеток. А сейчас максимум две. После таких цифр, как 6 или 7, 2 – это нормально.
    Я не знаю, почему рвутся струны. Мы уже обо всём думали, разные причины рассматривали. Может быть, у неё специфичная ракетка. Prince делает их с большими дырками для струн, и там бывают немножко острые края. Потом ещё бывает, что струны у Веры капризно реагируют на погоду – на влажность или на жару. Так что если погода немного не та, то струны чуть чаще рвутся. Но сейчас, считаю, две ракетки за матч – это нормально. Хотя хотелось бы, чтобы такого вообще не было. Бывает ведь, что эти два раза приходятся на самые ответственные очки.

    — Вы сказали про острые края у дырок на ободе ракетки. А вы обращали внимание, в каких именно местах чаще рвутся струны – по центру ракетки или же где-то у обода?
    — Да. Они чаще всего рвутся в месте стыков, но именно когда Вера попадает по мячу этим местом, а не центром головки ракеты. Допустим, принимала сильную подачу, попала не центром, а этим слабым местом – и струна порвалась.

    — Вы всю неделю перед Кубком Кремля тренировались в "Олимпийском", причём довольно интенсивно. Не слишком ли большие нагрузки?
    — Нет, конечно. Мы просто старались прибиться к покрытию, потому что всё-таки на RuKort проходят далеко не все мировые турниры. На большинстве соревнований хард немного другой, а здесь специфичный отскок, специфичный ритм отскока. Когда ты долго играешь на других кортах, то требуется время, чтобы привыкнуть к московскому покрытию. Может быть, поэтому тренировки более интенсивные. Мы хотим максимально прибиться к этим условиям и как можно быстрее почувствовать мяч.

    — Сезон у Веры интенсивный, много матчей. Кубок Кремля стоит непосредственно перед двумя итоговыми турнирами: личным в Стамбуле и командным в Москве – финалом Кубка Федерации между Россией и Чехией. Все задачи, связанные с набором очков, она уже выполнила. Не было ли мыслей о том, чтобы сняться с этого турнира?
    — Да нет. Вера, в принципе, такой игрок – максималист. Если она заявлена на турнир, то будет играть, будет бороться и выходить на каждый матч. Тут ведь очень сложно понять иногда, какой турнир "важный", а какой – "неважный". Вера, в принципе, такой игрок – максималист. Если она заявлена на турнир, она будет играть, будет бороться и выходить на каждый матч. Тут ведь очень сложно понять иногда, какой турнир "важный", а какой – "неважный". Не всегда же знаешь, где найдёшь, а где потеряешь, где наберёшь, где не наберёшь. Ты можешь один турнир посчитать неважным, а на следующем не сложится сетка, на третьем – ещё что-то. И получится, что совершенно зря ты на первом отбывал номер. Так что сомнений быть не может: Вера настроена играть, иначе бы не тренировалась так интенсивно.

    — Во время одной из ваших тренировок на трибунах проходил инструктаж болбоев. Вам это не мешало? И, может быть, у вас были какие-то личные воспоминания, связанные с этим?
    — (Смеётся.) К сожалению, я мячи никогда не подавал, поэтому моих воспоминаний нет. А у Веры частенько такие приятные воспоминания возникают – как она подавала мячи Евгению Кафельникову. На самом деле, болбои начали своё теоретическое занятие по микрофону в последние 10 минут нашей тренировки, поэтому мы уже не обращали на это внимания. А если и обращали, то немножко с юмором.

    — С вами активно работал спарринг. Не расскажете о нём?
    — Это Сергей Стрелков, кажется, он из сборной. Он с Леной Дементьевой в прошлом году выезжал в Доху на "восьмёрку" как раз. Вера же числится в ЦСКА, поэтому ЦСКА даёт возможность поиграть со своими лучшими кадрами.

    — В целом вы довольны Сергеем?
    — Да. Парень играет отлично. Впервые мы с ним начали сотрудничать тут, в Москве, и очень довольны. Говорить что-то насчёт дальнейшей совместной работы сложно, потому что он ещё играет сам. Это когда в его графике турниров случается перерыв, тогда можно договориться. Он записывался на квалификацию Кубка Кремля, у него есть очки ATP – мы желаем ему удачи и, когда будет возможность, будем болеть за него.

    17 октября 2011 года, понедельник. 19:25
    Источник: "Чемпионат.com"
    Автор: Даниил Сальников
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

  8. #8
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,234
    В эксклюзивном интервью тренер Виктории Кан Александр Сиканов рассказал о выступлениях подопечной, ближайших планах и прокомментировал слухи о переходах отечественных юниоров под знамёна других стран.


    Александр Сиканов несколько лет был капитаном сборной России среди девушек до 14 лет, в которой выступали в том числе и Дарья Гаврилова, и Ирина Хромачёва, и Юлия Путинцева, чьи имена в последнее время на слуху. Ныне российский специалист работает главным тренером в академии Vienna International Tennis и является наставником 16-летней россиянки Виктории Кан. В эксклюзивном интервью "Чемпионат.com" Александр Сиканов рассказал о первом профессиональном сезоне своей подопечной, о ближайших планах и прокомментировал слухи о возможных переходах талантливых отечественных юниоров под знамёна других стран.

    — Александр, как складывается сезон для Виктории и что ещё осталось сыграть?
    — В целом сезон складывается успешно. После удачного выступления в Дубровнике (титул в паре и финал в одиночке. – Прим. ред.) её позиция в мировом рейтинге WTA стала 512-я. Сыграла она в профессиональном туре 6 турниров со дня своего рождения. В этом возрасте у них есть лимит, поэтому ей остаётся ещё сыграть до следующего дня рождения 6 турниров, мы планируем начать играть эти турниры с 50-тысячника в Тюмени, который будет в декабре. И в следующем году будем продолжать играть профессиональные соревнования более-менее высокой категории – 25 или 50 тысяч – с марта, чтобы растянуть оставшиеся разрешённые соревнования до её дня рождения.

    — До августа 2012 года?
    — Да. А ближайшие турниры у нас будут юниорские, до 18 лет – Orange Bowl, Eddie Herr, которые проходят в Америке в начале декабря. Если бы была возможность играть только профессиональные турниры, конечно, мы бы переключились уже полностью на этот тур. Но так как есть лимит, то мы вынуждены играть ещё и юниорские соревнования. Правда, на Australian Open мы ехать не планируем, у нас в это время, в январе, будет подготовительный период.

    — С чем всё-таки больше связан отказ от поездки в Австралию? Это ведь один из четырёх турниров "Большого шлема".
    — В первую очередь это объясняется насыщенным календарём, который у неё был и будет до декабря, и в январе у нас как раз будет возможность провести подготовительный сезон в австрийских Альпах. Устроим физподготовку в горах.

    — Когда вы начали переходить на профессиональный уровень, рассчитывали, что к концу года удастся добраться до топ-500?
    — Честно говоря, нет. Ещё в июле, когда Вика выиграла юниорский турнир в Берлине до 18 лет, мы видели, что прогресс есть, юниорские результаты есть, и мы попытались сыграть несколько профессиональных турниров, чтобы "встать на компьютер" (заработать очки как минимум в трёх турнирах. – Прим. ред.). К концу года была цель такая. Даже не было каких-то определяющих позиций – допустим, топ-700 или топ-800. Но так как всё начало складываться более-менее успешно, то мы считаем, что Виктория в этом плане молодец, показала, что она как минимум не аутсайдер по отношению к Юле Путинцевой или Ире Хромачёвой. Ведь эти девчонки по своим результатам для Вики реальный ориентир. Они профессионально работают, у них целые профессиональные команды и вкладываются серьёзные деньги.

    — Какие бы результаты Виктории Кан в этом сезоне вы отметили? У неё было два одиночных титула на австрийских 10-тысячниках и четвертьфинал на 50-тысячнике в Саранске.
    — По значимости и неожиданности это, конечно, результат в Саранске – прохождение квалификации, двух кругов основной сетки, где были обыграны хорошие теннисистки – из второй сотни, из пятой сотни. Это и по очкам более значимый результат – примерно так же, как выиграть два 10-тысячника; это и добавляет больше уверенности в том, что можно пытаться играть категории турниров $ 25 000 и $ 50 000, не останавливаться на 10-тысячниках.

    — Вы обычно везде сопровождаете Викторию на турнирах, а в Саранск не приехали.
    — У нас просто в это время, с сентября, был процесс открытия школы, набор новых детей в группы, скажем, такой важный этап в развитии школы. Можно сказать, день открытых дверей для нашей теннисной школы, поэтому мне вырваться в Россию было очень тяжело.

    — За период вашей работы в Австрии увеличился интерес к вашей академии, увеличился ли поток желающих?
    — Да. У нас есть новые спортсмены. Очень хорошая девочка из Москвы у нас сейчас тренируется – 12-летняя Александра Касаткина, из Красноярска 16-летняя Наталья Журавлёва, наш уже постоянный, стабильный спортсмен Назар Хрусталёв, и здесь, естественно, появились спортсмены из Австрии. Те, кто хорошо играет, кто хочет тренироваться. Есть мальчик из Белоруссии Юрий Родионов, который является лидером в категории до 12 лет, а в Европе стоит где-то в пятёрке. На фоне этого к нам огромный интерес у русскоязычного населения – приводят к нам заниматься детей от 5 до 12 лет.

    — Насколько можно понять, старт у Натальи Журавлёвой получился ещё более поздний, чем у её ровесницы Виктории Кан.
    — Она очень мало играла турниров по юниорам и сейчас пытается начинать играть 10-тысячники. У неё тоже есть потенциал, её данные, если с ней профессионально работать, позволяют в любом случае заиграть на нормальном уровне.

    — Как сейчас дела у Вики с выступлением за юношескую сборную? Есть ли какие-то договорённости на будущее?
    — За сборную, естественно, Виктория готова выступать. Сейчас, как я понимаю, она уже по возрасту переходит в сборную до 18 лет, поэтому, как только поступит сигнал, Виктория отправится играть за команду. Естественно, предварительно нужно согласовать планы, сроки, так как в данный момент у Виктории более независимая ситуация от федерации тенниса, ей помощь не требуется.

    — Сейчас очень много появилось слухов о том, что наши юниоры готовы обсуждать возможность перехода под знамёна других стран. В связи с этим были ли какие-то предложения Вике о выступлении за Австрию?
    — Скажу однозначно. Предложений от австрийской стороны или какой-то другой не поступало, и даже если бы поступало, мы этот вариант даже не рассматриваем, потому что являемся всё-таки гражданами России и патриотами своей Родины. Виктория всегда готова играть за сборную команду, и я всё равно, даже находясь в Австрии, рассматриваю подготовку наших российских спортсменов, которые к нам приезжают, для того, чтобы эти дети в итоге показывали результаты для нашей страны, для России.

    — Вопрос тут, скорее, в тяжёлом финансовом грузе, который ложится на плечи юных теннисистов. И чем дальше они продвигаются в рейтинге, тем затраты становятся всё больше. А тут появляется, скажем так, "источник", готовый предоставить серьёзную денежную подпитку…
    — То, что люди над этим задумываются, это абсолютно нормально. Тут дело уже не в патриотизме. Если эта сумма, эти деньги это твой шанс сделать карьеру в теннисе, то здесь нет выбора, тут даже думать не о чем, на мой взгляд. И тут даже дело не в федерации тенниса, она может быть финансово пока не готова или не обязана делать такие капитальные вложения. Просто так повезло, что у Казахстана есть финансовая защищённость, есть спонсор у этого проекта, и они могут себе это позволить. Но далеко не каждая страна это себе может позволить – купить игроков, обеспечить их таким финансированием.
    Как человеку продвинуться, как подняться, если у него нет финансовых возможностей ездить по турнирам? А ему вдруг предлагают много тысяч долларов. Патриотизм патриотизмом, но если, к сожалению, нет такой возможности в Москве, в России, то речь тут не о патриотизме, а о каждой конкретной жизни, каждой личности. Допустим, Вика россиянка и хочет играть за Россию. У нас нет никакой цели брать чужое гражданство, искать какой-то дополнительный источник финансирования, потому что ей и так оказывается помощь людьми, они россияне. Но у неё такая ситуация, а у кого-то ситуация патовая, и они вынуждены пойти на это. Вот насколько я знаю, [москвичка] Анна Данилина, она тоже 1995 года рождения, играет в турнирах ITF и юниорских, и она тоже сейчас выступает за Казахстан. Но если бы ей не предложили финансовые условия, она не смогла бы, допустим, оплачивать работу тренера, тренировочный процесс. И с точки зрения игроков, дай бог, чтобы были такие спонсоры, как Казахстан, которые могут предложить такие варианты. Тогда игроков будет больше. Тогда такие игроки, как Кукушкин, будут становиться звёздами, входить в "полтинник".

    — Да, но Россия потенциально может потерять своих перспективных теннисистов.
    — Это глобальный вопрос, который постоянно озвучивается и Шамилем Анвяровичем [Тарпищевым], и Маратом Сафиным о том, что России для начала всё равно нужна централизованная база, где будут работать специалисты, которым будут закрывать заработную плату либо спонсоры, либо федерация. Чтобы они могли работать с ведущим спортсменами. Но это в идеале. Однако если мы, образно, на этой своей гипотетической базе в России, в Москве дадим возможность централизованно тренироваться ведущим игрокам, это же всё равно будет больше индивидуальный процесс для каждого спортсмена. Может быть, кому-то тренер не подойдёт, кому-то процесс не подойдёт, на их взгляд.
    Моё мнение такое, что централизованные базы, о которых вообще ведётся речь в России, наверное, нужны больше для детского тенниса, для юниорского. Это период от 5 до 12-14 лет максимум. Потом уже начинается профессиональный спорт. Всё равно такие люди не будут круглогодично находиться на этой базе – они будут проводить часть времени в Америке, часть времени в Европе, часть в Азии по ходу турниров. Может быть, на этой базе суммарно они за год проведут от силы пару месяцев. Поэтому для них, может быть, сама централизованная база и не нужна. Для них уже сейчас важны финансы, чтобы создать вокруг себя команду специалистов. А чтобы до этого периода, до 14 лет были игроки, была возможность, люди оставались, никуда не уезжали хотя бы на каком-то этапе, только централизованная база поможет, где есть тренеры, где есть возможность не платить за занятия и полноценно тренироваться в полном объёме.

    — Все девушки – Ирина Хромачёва, Дарья Гаврилова, Юлия Путинцева – были в вашей сборной до 14 лет, которую вы в своё время тренировали. Сохранили ли вы с ними связь? Удаётся ли вам общаться?
    — Связь, конечно, есть. Общаемся больше на турнирах, если графики совпадают, или с их представителями периодически пересекаемся, с агентами, по каким-то, допустим техническим моментам. Контакт всегда был, но сейчас с этим естественно сложнее, потому что у каждого свой план действий, своё направление.

    — Виктория Кан — ровесница Юлии и Ирины, всего на несколько месяцев их моложе. Но пока она заметно отстаёт от них в рейтинге. За счёт чего девушки её опередили?
    — На мой взгляд, у них было изначально раннее погружение в теннис и ранний, можно сказать, более профессиональный подход. Родители Юли и Иры сделали свой выбор уже в 10-12 лет и уже имели возможность создать для своего ребёнка максимально идеальные условия, чтобы он продвигался по этой теннисной карьерной лестнице. У Виктории, на мой взгляд, такая возможность появилась реально только с ноября-декабря прошлого года — именно полностью погрузиться в этот процесс. Естественно, отдадим должное её предыдущему тренеру Юрию Анатольевичу Исакову, но, к сожалению, в Москве всё равно у неё не было того профессионального процесса, который изначально в 12-13-14 лет уже был у Иры и у Юли. Сегодняшние их результаты – это естественное продолжение тех вложенных средств, усилий, талантов. У Виктории, я думаю, это будет всё немножко попозже. Но надеюсь, что она не будет сильно отставать от девчонок.


    14 ноября 2011 года, понедельник. 10:00
    Источник:"Чемпионат.com"
    Автор: Даниил Сальников
    Фото: Даниил Сальников, "Чемпионат.com"

  9. #9
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,234

    Теннисные тренеры о себе и своих воспитанниках в материалах СМИ

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	350x250_4fcb6514a72ff.jpg 
Просмотров:	95 
Размер:	64.7 Кб 
ID:	3468

    Морозова: Света должна научиться не расстраиваться
    Ольга Морозова - о завершении сотрудничества со Светланой Кузнецовой

    О причинах прекращения сотрудничества со Светланой Кузнецовой, её новом наставнике и шансах на попадание на Олимпиаду – в эксклюзивном интервью прославленной теннисистки Ольги Морозовой.
    Чемпионка US Open-2004 и "Ролан Гаррос"-2009 Светлана Кузнецова на днях объявила о прекращении своего сотрудничества с финалисткой Открытого первенства Франции и Уимблдона 1974 года Ольгой Морозовой. Напомним, что ранее эти теннисистки уже работали друг с другом – с сентября 2008-го по март 2009-го. В эксклюзивном интервью "Чемпионат.com" Ольга Морозова рассказала о причинах принятого решения и планах на будущее.

    — Ольга Васильевна, расскажите, почему вы повторно прекратили сотрудничество со Светланой Кузнецовой? В чём основная причина?
    — Дело в том, что мы со Светой изначально договаривались о совместной работе примерно до марта, поскольку в этом месяце моя дочь должна была рожать. Собственно, это и произошло. У меня было много сомнений. Я объяснила Свете, что мне будет сложно совмещать все свои обязанности. Я могу продолжать работать с ней, но только в Лондоне, поскольку сейчас мне нельзя надолго уезжать их города. Ну а Свете, естественно, нужно, чтобы я посвящала ей гораздо больше времени. Это несоотношение и стало причиной нашего решения расстаться.
    Мы подумали и пришли к выводу, что есть смысл поискать ей нового наставника. Она, как вы знаете, это и сделала. Что касается меня, то я сейчас занята в Лондоне своей внучкой Дашей.

    — Как думаете, в будущем будете Дашу обучать теннису?
    — Она сама вольна выбирать, чем ей заниматься, но поскольку её мама, папа, бабушка и дедушка любят теннис, то, думаю, у неё будет возможность попробовать свои силы в этом виде спорта.

    — Возвращаясь к вашему со Светой сотрудничеству, поясните – оно изначально было рассчитано только до марта или же это была предварительная договорённость?
    — Скорее – предварительная договорённость. Мы думали, что каким-то образом найдём определённый выход из положения. Увы, не случилось. Мне было бы сложно сейчас уезжать из города надолго, поскольку моя дочь должна продолжать работать, у неё огромное количество различных обязательств. Я в свою очередь обязана помогать ей. Естественно, что разорваться на несколько частей я не могу. Единственный вариант, который бы меня устроил, это чтобы Света тренировалась со мной в Лондоне, но для неё это не очень удобно. Она права, поскольку должна тренироваться там, где ей необходимо. Повторюсь, теперь я не могу надолго уезжать куда-то, как делала это раньше, а Света выступает на таком серьёзном уровне, что ей, наверное, нужен постоянный тренер, который бы уделял 100% своего времени именно ей. Это правильно.

    — Вы уже говорили со Светой о том, будете ли вы помогать ей летом во время Уимблдона и Олимпийских игр, ведь оба турнира пройдут как раз в Лондоне?
    — Наверное, это пока ещё под вопросом. Почему? Потому что её новый тренер должен иметь свою чёткую программу и собственное направление. Света никогда в жизни не говорила о том, то я ей советовала что-то не так. Я не думаю, что мои замечания пойдут ей во вред, поэтому если Свете в Лондоне понадобится моя помощь, то я обязательно её окажу. Однако сделать это надо будет очень дипломатично по отношению к её новому тренеру. Не каждый специалист станет принимать такие условия, оно и понятно почему. В общем, если я и буду оказывать ей какую-то помощь, то очень дипломатично, чтобы это не помешало её прогрессу с новым наставником.

    — Вы что-то знаете о её новом тренере, 46-летнем израильтянине Амосе Мансдорфе?
    — Я знаю его только как бывшего теннисиста. Помню, что он очень умно и хитро играл. К сожалению, я не знаю, кого он тренировал до сегодняшнего дня. Тут сказать ничего не могу. Но он всегда был очень хорошо тактически подготовлен, а значит, у него должно быть много знаний, плюс накопленный за все эти годы опыт, конечно же.

    — Светлана сейчас тренируется в Барселоне вместе со своей командой. Вы созванивались с ней в последние дни или пока вам было не до этого?
    — Знаете, честно говоря, в данный момент я была занята только одним человеком – Дашей (улыбается). Естественно, ребёнок занимает всё моё внимание. Когда малыш ещё совсем маленький, ухаживать за ним достаточно непросто, поэтому дочь сейчас нуждается в моей помощи. Я разговаривала несколько раз со Светой, когда она была в Америке, но вот в последние дни у нас не было возможности пообщаться.

    — Значит, вы не летали с ней на турниры в Калифорнию и Майами, верно?
    — Верно. Я должна была полететь, но потом сложилась такая ситуация, что мне не совсем логично было туда ехать, а потом резко срываться домой. Я осталась в Лондоне.

    — Наверное, вас не стоит ждать в апреле на Кубке Федерации в Москве, да?
    — Нет, конечно, я не приеду.

    — В марте 2009 года вы прекратили со Светой своё первое сотрудничество. Затем буквально через пару месяцев она выиграла "Ролан Гаррос". Три года спустя, вы вновь прерываете свои рабочие отношения, и снова в марте. Вы проводили такую параллель?
    — (Смеётся.) Сейчас и Света другая, и ситуация немного иная. Но, конечно же, я пожелаю ей того же самого. Если у Светы получится ещё раз выиграть Открытое первенство Франции, то я буду невероятно счастлива. По своему таланту она способна это сделать.

    — В чём причина неудач Светы в этом сезоне? Один полуфинал – в Окленде, в самом начале года, а затем ей даже до четвертьфиналов не удавалось добираться. Хотя, справедливости ради, она уступала довольно сильным соперницам – Азаренко, Шафаржовой, Лисицки, Гёргес…
    — Матч с Викой Азаренко в Индиан-Уэллсе, который я смотрела по телевизору, меня несколько огорчил. Я считаю, что у Шафаржовой в Дохе она должна была выигрывать. Накануне Света прекрасно отыграла встречу с Кириленко, так что она неплохо себя чувствовала в те дни. Она должна была обыгрывать чешку и могла это сделать. Очень обидный матч был в Австралии, когда Света взяла первый сет у Лисицки, но затем не сумела выиграть вторую партию и уступила. И хотя она выиграла там парный титул, всё равно осталось неудовлетворение.
    Знаете, у Светы, когда она играет, порой происходит небольшой сбой, из-за которого она потом очень расстраивается. Тут дело не в физической или тактической недоработке, а именно в психологии. Она сама себя ругает больше, чем к тому располагает ситуация на теннисном корте. Ей надо как можно скорее от этого избавиться. Из любой ситуации можно выпутаться и найти правильный выход. Мы знаем миллион случаев, когда люди проигрывали сет под ноль, а потом выигрывали матч. Просто Свете нужно научиться поспокойнее ко всему относиться и понять, что у неё есть оружие, чтобы побеждать игроков такого уровня, как Лисицки или Шафаржова. Это те соперницы, которых Света должна обыгрывать регулярно. Я думаю, самая главная проблема у Светы в голове. Она должна научиться не расстраиваться, поскольку это очень сильно влияет на её игру.

    — Существуют ведь спортивные психологи, которые занимаются подобными вещами. Почему она с ними не сотрудничает? Или мы просто об этом не знаем?
    — Я думаю, что вы должны задать этот вопрос Свете, поскольку сейчас я нахожусь не рядом с ней и не знаю всей ситуации изнутри. Что касается меня, то я пыталась помочь ей сделать это, но как вы видите, у меня не до конца получилось этого добиться. Одна очень важная вещь, которую Свете надо всегда помнить, заключается в следующем: она не должна думать о том, что надо сделать сегодня. Естественно, она обязана тренироваться каждый день и делать это с максимальной отдачей, но всё-таки с внутренней целью готовиться на более высоких игроков, на топ-теннисисток.
    Надо готовить оружие против них, так как по таланту она должна быть в их компании. Свете надо не только восстанавливать ту игру, которую она продемонстрировала на победном "Ролан Гаррос", она должна идти вперёд, работая над тем, что есть сегодня. Ей нужно научиться трудиться на перспективу. Я думаю, что если она сделает это, то ей будет легче обыгрывать теннисисток уровня Шафаржовой и Лисицки, и дерзать дальше.

    — В прошлом грунтовом сезоне Света в первом же раунде оступилась и в Риме, и в Мадриде, а в Париже добралась до четвертьфинала. Несмотря на то что очков ей защищать относительно немного, сейчас она только пятая от России в мировом рейтинге. Как думаете, сумеет ли Света набрать необходимое количество баллов, чтобы всё-таки попасть на Олимпийские игры?
    — Конечно же, она может это сделать. Я считаю, что она способна выйти на ту ступень, который позволит ей играть на уровне национальной сборной на Играх в Лондоне. С другой стороны, я знаю её невероятное отношение к национальной команде. Она не раз выручала свою сборную в рамках Кубка Федерации, выигрывали одиночные и парные матчи, играла по несколько встреч за один розыгрыш. Наверное, капитан команды должен подумать об этом. Зная её возможности и талант, можно предположить, что она будет ценным игроком в сборной на Олимпиаде. Но я думаю, что Света сумеет набрать необходимое количество рейтинговых очков.
    Сейчас она находится в сложной ситуации. Конечно, когда вы высоко сеяный игрок, это одно, а когда вы низко сеяный, то ситуация совсем иная. Ей надо будет набирать форму уже ко второму раунду в Париже, поскольку существует вероятность попасть на очень серьёзного соперника. Хотя сейчас в туре нет лёгких оппонентов, так что, возможно, это даже к лучшему.

    10 апреля 2012 года, вторник. 15:01
    Источник: "Чемпионат.com"
    Автор:Роман Семёнов

  10. #10
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    17,234

    Рассказы от первых лиц

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	HyCwAkUZXJ8.jpg 
Просмотров:	151 
Размер:	50.8 Кб 
ID:	2569

    Артём Дерепаско: "У нас много талантливых детей, но что с ними будет потом?"

    «Мы стараемся выполнять свою работу максимально качественно, поскольку сами прошли весь теннисный путь от начала и до конца. Многие наши тренера трудились и в Мексике, и в Америке, и в других академиях по всему миру. Пытаемся на своём тренерском опыте делать работу так, чтобы добиваться максимального результата», - рассказывает бывший профессиональный теннисист Артём Дерепаско, ныне один из специалистов академии J-PRO . В своё время в составе юношеской сборной страны по теннису Артём покорял чемпионаты Европы и мира. Вместе с Маратом Сафиным, своим тогдашним партнёром по команде, они каждый год приносили стране награды.

    Будучи одним из самых перспективных юниоров, Дерепаско выиграл престижнейший Orange Bowl в категории до 14 лет, а позже стал лучшим в мире. «По юниорам из года в год всё шло хорошо, - делится воспоминаниями теннисист. - Потом начался период профессионального спорта. Достаточно быстро я вошел в топ-300 рейтинга АТР, после чего столкнулся с самым сложным барьером - нужно было прорываться в мировую «сотню». Это последний этап на пути к элите, и он самый тяжёлый. Честно говоря, акцент у меня был на юношеский теннис. Я всегда был лидером, очень много сил было отдано результатам в детстве».

    Свою профессиональную карьеру в АТР Туре Артём остановил довольно рано - в 22 года, будучи в середине третьей сотни в рейтинге. «Я не мог найти в себе мотивацию для дальнейших выступлений. Рядом не было того человека, который бы мог меня вести на этом пути. Я сам родом из Уфы, родители мои простые люди, так что денег на поездки не было, а найти финансовый источник мы не могли. То есть вроде бы играл в теннис, но найти мотивацию для дальнейшего продолжения карьеры не мог. Я боролся, но финансовых средств не хватало».

    - Как вы пришли к тому, что пора заканчивать с профессиональным спортом?
    - Каждый новый сезон я ставил перед собой определённую задачу – если год заканчиваю ниже в рейтинге, чем начинал, то задумываюсь о том, чтобы начинать стабильно зарабатывать деньги, переходить на тренерскую работу. Так и получилось в 2002 году. Будучи 180-м в рейтинге, я закончил год на 245-й строчке, и решил на этом остановиться. Сначала немного отдохнул от тенниса – 2 или 3 месяца, а затем с 2003 года начал свою тренерскую карьеру. По началу работал индивидуально со многими игроками, включая Анастасию Мыскину и Ярославу Шведову. Результаты у всех были достаточно хорошие. Спустя четыре года мы с Андреем Степановым начали совместную деятельность, которая переросла в академию J-PRO. Позже к нам присоединился Сергей Ларионов, и так потихоньку мы начали расширяться.

    - Вы находились в один момент на 189-й строчке рейтинга АТР, и до заветной топ-100 оставалось совсем немного. Или же это много?
    - Да, это много. На тот период у меня было порядка 200 очков АТР, а чтобы войти в «сотню» нужно было иметь около 400 очков, то есть в два раза больше. Кажется, всего лишь нужно подняться на 80 позиций, а на самом деле ты должен почти в два раза улучшить свои результаты. Это не так просто, как кажется. Конечно, были моменты, в которых при удачном стечении обстоятельств всё могло повернуться иначе, но не срослось. Я прошел квалификацию сначала на Уимблдоне, затем на Кубке Кремля. Однако на Уимблдоне я в первом круге попал на британца Тима Хэнмана. В тот год он добрался до полуфинала на своём родном турнире. Тим тогда был в очень хорошей форме, на подъёме. Мне просто немного не повезло с сеткой.

    Были шансы и возможности пробиться, но мне не хватило в один момент крепкого плеча, человека, который бы меня контролировал и заставлял делать какие-то необходимые вещи. Будучи молодым и находясь без присмотра всегда непросто. Шатался туда-сюда, метался, а в этом возрасте совсем не сложно потеряться…

    - Находясь на лидирующих позициях в юниорском рейтинге, у вас была возможность уехать тренироваться в зарубежные академии, но вы этим не воспользовались. Это сыграло какую-то роль в вашем дальнейшем профессиональном становлении?
    - С одной стороны, да, и даже возможно ключевую, а с другой нет. Сложно сейчас сказать однозначно. Я очень любил свою страну, мне не хотелось отделяться от семьи, родных и близких. То го же Марата Сафина чуть ли не под прицелом пистолета отправили тренироваться в Испанию. Первый год там ему был очень сложно, мы постоянно созванивались, и он говорил, что не может больше. Лично мне тоже предлагали это сделать, но я не согласился и остался в России. На тот момент это было не самое плохое решение.

    Были предложения от Хуана-Карлоса Ферреро, ведь мы с ним одного возраста. Он приглашал к себе в Испанию. Фернандо Гонсалез тренировался тогда в Майами, и меня приглашали в ту же академию. Однако у меня была школа, здесь родители, друзья, всё было в России. Знаете, в 14 лет решиться на такой поступок сложно.

    - Как вы считаете, в нынешнее время если у молодого игрока есть возможность уехать заграницу, туда, где условия благоприятнее, им обязательно нужно соглашаться? И вообще, реально ли пробиться из российской действительности?
    - Всё реально, но тут много нюансов. Конечно, тренироваться в Америке или Европе с точки зрения погодных условий и оснащенности баз значительно удобнее. С другой стороны, абсолютное большинство зарубежных академий на данный момент это сугубо коммерческие проекты. Если ребёнок не ярко выраженная звезда, что в принципе бывает очень редко, то им особо никто заниматься не станет. Да, он будет тренироваться в общей куче, но никто заниматься с ним индивидуально, тщательно подходя к его развитию, не будет. В академии приезжает много детей, но организаторы отбирают 3-5 самых талантливых на их взгляд человек, с которыми упорно занимаются, а остальные фактически предоставлены сами себе. Абсолютное большинство детишек в скором времени на этом заканчивают свой путь в большом спорте. В общем, ситуация тут двоякая.

    Конечно, в России катастрофически не хватает теннисных баз, а у родителей не хватает финансовых средств. Однако специалисты и тренера в нашей стране как минимум не хуже зарубежных. Есть люди, готовые работать на результат и не за какие-то огромные деньги. К сожалению, повторюсь, не каждому родителю под силу вложить в ребёнка тот объём средств, который бы позволил ему в будущем подойти близко в мировой элите. Да и там должно сложиться множество различных факторов, чтобы человек состоялся. Не важно, мальчик или девочка, когда человек взрослеет, на его пути появляется куча соблазнов и отвлекающих моментов. Первая любовь, окружение, развлечения – все мы в этом возрасте одинаковые. Многие из-за этого теряются, то есть как только они остаются на год или два без присмотра… В общем, все мы знаем куда кривая дорожка заносит…


    - В J-PRO система работы отличается от зарубежных академий?
    - Для нас все дети одинаковы. Насколько может ребёнок прибавлять, на столько и будет. Мы стараемся из каждого выжимать его личный максимум, а там уж кто на что горазд. Например, если ребенок хочет поступить в университет, то мы стараемся, чтобы его уровень игры подошел для самого хорошего университета.

    В нашей академии сейчас трудятся 5 тренеров, и мы все вместе стараемся помочь каждому ребенку. В нашей стране практически не осталось этой системы. В той же Москве всего две или три школы работают по той же схеме. Мы полностью отказались от любителей, хотя там можно было бы зарабатывать больше денег. Однако мы работаем только с детьми, причём с 8 утра и до 7 вечера. Пытаемся максимально выкладываться, пользоваться накопленными знаниями и стараться правильно планировать систему подготовку.

    - Помимо всего прочего, вы являетесь главным тренером национальной сборной России до 12 лет среди юношей. Под вашим руководством ребята покорили чемпионаты Европы, стали лучшими в Старом Свете. Вы как никто другой должны знать о том, в каком состоянии находится детский спорт в нашей стране.
    - У нас сейчас собралась очень хорошая команда, причём и у мальчишек, и у девчонок. Мы не зря выиграли зимнее и летнее первенства Европы, доказав всем, что мы с запасом сейчас лучшие и сильнейшие. Однако как дела этих детей пойдут дальше никто не знает. Вот за что мы переживаем. 12 летний возраст – это самый старт в их теннисной жизни. К сожалению, родители практически 80% детей не потянут финансово тот процесс, о котором я говорил выше. С каждым годом затрат на теннис становится только больше. Сейчас это основная сложность.

    В настоящее время мы готовимся к выезду в Америку, куда поедут все сильнейшие дети до 12 лет. Будем рассчитывать на то, что они там покажут хороший результат и, возможно, их кто-то заметит, они получат какие-нибудь контракты. Им необходим финансовый источник, чтобы они могли в следующей возрастной категории хоть как-то закрывать «дыры».

    Опять же, когда ребята приезжают в Москву, чаще всего мы берём их бесплатно к себе, даём возможность потренироваться. Это по-человечески, ведь мы сами были в такой же ситуации и понимаем все их трудности. Нельзя же их бросить после чемпионата Европы на самотёк. Будем им помогать. Остаётся лишь надеяться, что кто-то заметит их и поможет. У нас очень хорошие дети в возрасте 12-14 лет, но затем к 16 годам большая их часть теряется в никуда. Вы же сами прекрасно знаете, что относительно поколения 18-летних ситуация у нас, мягко говоря, не очень хорошая, а уж в команде Кубке Дэвиса дела и вовсе из рук вон плохие. Если руководители и спонсоры не обратят внимание на наших детей-самородков, то российский мужской теннис так и будет находиться в той яме, в которой он сейчас пребывает. У девочек ситуация немного попроще, поскольку есть взаимозаменяемость.

    - С чем это связано? В ребят надо больше вкладывать, чем в девчонок, или это просто российская необъяснимая особенность?
    - Да, у ребят конкуренция в разы выше. Подготовить хорошего парня гораздо сложнее. И даже если ты всё правильно сделаешь в детстве и юношестве, на этапе взросления и становления должно сложиться ещё огромное количество факторов, чтобы он начал хоть немного зарабатывать.

    Увы, российская действительность такова, что у нашей Федерации нет ни одной нормальной зимней тренировочной базы, куда бы юниоры могли приезжать и просто тренироваться. А поскольку в России практически 8 месяцев в году погода неблагоприятная для игры на улице, то дети фактически предоставлены сами себе. Бюджет ФТР составляет 2 млн. долларов в год. Для сравнения в Америке эта цифра порядка 220 млн., в Китае примерно столько же. Сами понимаете, что цифры несравнимы. Катастрофически не хватает финансов даже у Федерации, что говорить о простых людях. Многие дети, будучи чемпионами Европы и мира, практически не финансируются. Максимум им оплачивают 3-4 поездки в год, но кто будет платить за тренировки, за тренеров, за остальные поездки?

    - Давайте поговорим о ребятах из J-PRO. Антон Десятник провёл отличный сезон, впервые выступил на юниорских мэйджорах – в Париже, Лондоне и Нью-Йорке. Что скажете про его прогресс?
    - Да, в этом году он прорвался в первый мировой «полтинник» и играет с ребятами, которые на год его старше. Он впервые выступил на «Ролан Гаррос», Уимблдоне и US Open. Даже просто участие в таких соревнованиях – это уже очень престижно. Плюс, это хороший опыт на будущее, так как выступать в такой непривычной обстановке тяжело всем в первый год. К счастью, у Антона есть ещё следующий год, когда он может по своему возрасту соревноваться с самыми сильными юниорами. Будем надеяться, что результаты будут ещё лучше. Он набрался достаточно опыта, и у него хорошие задатки.

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	xffff 2.JPG 
Просмотров:	148 
Размер:	89.7 Кб 
ID:	2570
    Антон Десятник и Артём Дерепаско.

    Сейчас мы будем готовиться к серии турниров в Японии и Америке, а после Нового года он полетит в Австралию. Определённых целей на этот сезон мы достигли, он приобрёл необходимый опыт и уверенность, хотя каких-то громких побед на мэйджорах пока не было. Будет здорово , если в следующем году Антон сможет цепляться за «восьмёрку» на крупных соревнованиях.

    Возвращаясь к тому, о чём мы говорили ранее, ситуация в мужском юниорском теннисе у нас катастрофическая. Всего два парня – Антон и Карен Хачанов представляли Россию на US Open. Такого никогда не было. Почему так происходит? Талантливые ребята в 12-14 лет, к 16 годам они становятся в лучшем случае «середнячками», а к 18 если они остаются хотя бы на уровне «середняков» уже хорошо, но чаще всего они теряются. Система подготовки теннисистов в нашей стране очень сильно хромает, к сожалению.

    - Что происходит в карьере Фёдора Андриенко?
    - Этот год для Феди не самый удачный. В прошлом сезоне они с Антоном шли нога в ногу и по уровню игру, и по рейтингу, но в этом он немного отстал от Десятника. У него не заладилось в начале года с результатами. Федя мог выиграть пару нужных матчей, вёл где-то, но что-то не сложилось. Из-за этого не получилось поехать на мэйджоры. В то же время он заработал первое очко в рейтинге АТР. Всё-таки мы надеемся, что он сейчас присоединится к Антону, и они поедут в Японию, Америку и потом в Австралию. Как и Десятнику, ему в следующем году ещё можно выступать в своей категории до 18 лет. Надеюсь, что он покажет результат.
    У Антона и Фёдора очень хорошая сыгранная пара, они уже два года всё время играют вместе, одолевали очень хороших игроков. Они могут классно сыграть в паре.

    Автор: Роман Семёнов для jprotennis.ru
    сентябрь 2012 года.
    По материалам сайта Теннисная школа J-PRO.

Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя

Похожие темы

  1. Теннисные академии, школы и тренеры Украины
    от Эдуард в разделе Детский теннис на Украине
    Ответов: 162
    Последнее сообщение: 07.04.2013, 23:10

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •