Теннис медленно убивают: турниров меньше, юниорам прорваться сложнее, игроки в панике

Переходный тур от ITF – очень плохая идея.
В 2017 году Международная федерация тенниса задумала радикальную реформу, чтобы в несколько раз сократить количество профессиональных игроков.
Аналитики ITF посчитали, что в мире примерно 14 тысяч человек считаются профи, но из них только в районе 600 финансово стабильны и выходят в ноль (350 мужчин и 250 женщин). В итоге боссы тенниса решили сократить количество профессионалов (чтобы их было примерно по 750 в обоих турах) и при этом обеспечить им нормальные условия для заработка игрой.

Кроме того, в последние годы путь от первого рейтингового очка до места в топ-100 стал длиннее: у женщин он занимает 4.1 года вместо 3.4 в 2000 году, а у мужчин – 4.8 года вместо 3.7.

Чтобы решить эти проблемы, ITF запустила переходный тур, в который вошли самые мелкие турниры, где разыгрывают 15 тысяч долларов призовых. Они больше не считаются профессиональными, и на них дают собственные очки, а не рейтинговые баллы ATP и WTA.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	rue831ca8aa6a.36.jpg 
Просмотров:	8 
Размер:	14.4 Кб 
ID:	16296

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	ruef2bb25427c.36.jpg 
Просмотров:	8 
Размер:	13.8 Кб 
ID:	16297

Структура тенниса теперь выглядит так. Игроки будут зарабатывать опыт и какие-то деньги на турнирах переходного тура и постепенно уходить на более высокий уровень: на турнирах с призовым фондом 25 тысяч долларов для лучших игроков из переходного тура резервируются пять мест в основной сетке. И там разыгрываются уже классические рейтинговые очки – правда, у мужчин только на финальных стадиях (а с 2020-го их не будет вообще).

У мужчин на всех «Челленджерах», кроме самых крупных, для игроков с рейтингом ITF бронируют четыре места в основе и три в квалификации. У женщин на уровне выше 25-тысячников попасть в сетку по новому рейтингу можно, только если не наберется достаточно профессионалов. А на 15-тысячниках пять мест в основе отводятся для лучших юниоров, чтобы запустить их прогресс.

В итоге в теории схема продвижения выглядит примерно так: лучшие юниоры попадают в переходный тур, зарабатывают его очки и поднимаются в рейтинге, постепенно занимают зарезервированные места на профессиональных соревнованиях, зарабатывают очки классических рейтингов и так доходят до основных турниров WTA или ATP.

И все должно быть прекрасно: талантливые игроки за счет квот быстро прорываются в топ-100, все хорошо зарабатывают, а профессиональный теннис постепенно становится более чистым (ITF надеется, что если теннис будет нормально обеспечивать всех профессионалов, они станут проводить меньше договорных матчей. А вся дичь на мелких турнирах теперь выводится за скобки).

Вот только реализация плана за первый месяц всех жутко взбесила. Запущенная на сайте change.org петиция об отмене реформы собрала уже 11 тысяч подписей.

***

Многие игроки потеряли доступ к профессиональным турнирам. У них вычли все очки за 15-тысячники (которые составляют около 85% всех соревнований), и теперь они не могут попасть в сетку даже на уровне турниров, где разыгрывают 25 тысяч.

15-тысячники поэтому как никогда популярны. Во-первых, туда рвутся все, кто лишился профессионального рейтинга. Во-вторых, многие игроки с довольно хорошими позициями в районе топ-300 предпочитают выступать на них: во многих случаях в одном месте проводится несколько таких турниров подряд, так что не надо тратиться на переезды. 25-тысячники разбросаны по всему миру.

По этому поводу Джон Миллман писал: «Мой друг, стоящий 670-м в рейтинге ATP, показал заявки на «Фьючерсы». Раньше он был бы посеян на этих турнирах, а теперь он только на одном напрямую проходит в квалификацию. Кажется, новая система создает меньше возможностей».

С квалификацией появились дополнительные проблемы. Теперь все турниры ITF должны проходить за 7 дней, а в квале могут играть максимум 24 человека – раньше это число могло доходить до 128. Чешский тренер Иржи Фенкль по этому поводу удивлялся, что на 25-тысячнике в Трнаве в отборочную сетку не попали теннисистки, стоящие ниже 530-й строчки рейтинга, а на турнире WTA в Дохе в ней были пустые места и несколько девушек из седьмой сотни, которые в основном играют пару.

В итоге на некоторых турнирах ITF теперь проводят предквалификацию, и для выхода в основу нужно выиграть до шести матчей за 3-4 дня.

Американский тренер Мэнни Диас цифрами доказал, насколько меньше возможностей у игроков в новой системе. На турнирах первых трех месяцев сезона у женщин количество мест в основных сетках по сравнению с 2018-м сократилось на 6,8%, а в квалификационных – на 50,7%. У мужчин все еще страшнее, и эти цифры составляют 15,9% и 66,4% соответственно.

Экс-62-я ракетка мира Анастасия Родионова подвела итог: «Кажется, ITF серьезно облажалась. Многие игроки не могут попасть на самые мелкие турниры, которые они выигрывали в прошлом году. Перемены – это не всегда хорошо, особенно когда они плохо продуманы. Грустные времена для тенниса». А завершившая карьеру украинка Юлия Бейгельзимер написала, что не знает «ни одного игрока за пределами топ-150, который поддерживает новую систему».

Четвертьфиналистка «Ролан Гаррос»-2005 Сесиль Каратанчева вообще радикальна: «Им не нужны игроки из-за пределов топ-100. Им нужны громкие имена и большие прибыли от «Шлемов». Им не нужны маленькие турниры или сюрпризы от «неизвестных» игроков. Изменив правила, они обеспечили стабильность для топов и ограничили возможности для остальных. Если за тобой не стоит крупное агентство или крупный спонсор, можно бросать теннис. <…> Игрокам пора понять, что всем насрать и их голос ничего не значит, если они не входят в топ-10 и у них на счету нет миллионов долларов».

На прошлой неделе ITF объявила Петера Геллера первой ракеткой мира, но потом удалила это сообщение – в конце концов, он возглавляет только новый рейтинг, а в настоящем стоит в конце шестой сотни. И хотя немец рад, что новая система дала ему возможность за счет квот играть почти любые «Челленджеры», он подчеркивает ее недостатки: «Очки ITF не помогают тебе в рейтинге ATP. Вообще это все странно, потому что нужно сначала подняться в рейтинге ITF, а потом заново начинать в ATP. Это дерьмово».

***

За счет переходного тура ITF хотела расширить географию тенниса: по всему миру должны появляться серии турниров, на которых игроки будут получать опыт и возможность сделать следующий шаг к профессиональному статусу. На практике выходит немного иначе.

Дэвид Майли, который планирует бороться за пост главы федерации, написал: «ITF сообщила, что в 2019-м проводится больше 15- и 25-тысячников, чем в 2018-м. Однако, судя по календарю на официальном сайте, их количество снизилось со 114 до 98. В марте 2018-го было 65 мужских турниров, а на 2019-й запланировано 49.

Во многих странах наблюдается тревожная тенденция: вместо 15-тысячников с очками ITF они проводят 25-тысячники с очками ATP. И я обеспокоен тем, что случится в 2020-м, когда на 25-тысячниках перестанут разыгрывать очки».

Мелкие турниры в основном не зарабатывают, а местные федерации проводят их для своих талантов – чтобы они получали практику и очки. Сейчас они теряют и эту мотивацию. Например, в Канаде отменили все мужские «Фьючерсы»: «Перемены наступают, потому что удаление очков с этого уровня – это проблема», – объяснял это решение глава федерации Майкл Дауни.

Та же ситуация в Израиле: там отменили 14 «Фьючерсов», но некоторые могут выжить за счет финансовой поддержки от родителей игроков. Национальная федерация вместо них планирует проводить несколько «Челленджеров».

В туристических странах вроде Греции, Египта, Турции и Туниса очень много мелких турниров организованы на базе гостиниц, и они зарабатывают, потому что игроки живут там же за свой счет. Дэвид Майли обеспокоен тем, что из-за сокращения квалификационных сеток гостиницы не будут заполняться, турниры перестанут получать прибыль и начнут умирать. Так что у игроков будет еще меньше возможностей где-нибудь выступить.

С другой стороны, в соцсетях рассказывают, что в некоторых местах до предквалификационных турниров теперь допускают только тех, кто живет в официальных гостиницах соревнований. А в Тунисе игрокам, которые бронируют номер на три недели турниров, обещают wild card – и это несмотря на то, что перед началом сезона ITF угрожала серьезными проблемами за продажу приглашений в основные сетки.

А еще игроки жалуются на то, что теперь они должны платить 40 долларов взносов за участие в основной сетке. И за предквалификацию некоторые турниры теперь тоже берут деньги, хотя на этом уровне не разыгрываются ни очки, ни призовые.

***

По поводу продвижения игроков через новый тур тоже есть вопросы, которые прекрасно сформулировал Дэвид Майли.

• Пять мест в сетках турниров переходного тура бронируются под юниоров. Но с двумя оговорками: они должны входить в топ-100 юниорского рейтинга, и привилегия сохраняется только до 19-летия. «Если игрок входит в топ-100 в последний год в декабре, а день рождения у него в феврале, то он может пользоваться гарантированными местами только два месяца. А что будет с этими игроками, когда они заканчивают юниорскую карьеру, им исполняется 19, но они возвращаются после травмы или хотят играть эти турниры чуть позже?».

И, например, полуфиналист «Ролан Гаррос»-2018 итальянец Марко Чеккинато не входил в топ-100 по юниорам, но постепенно добился успехов в про-туре, потому что мог сразу зарабатывать очки в рейтинг ATP.

• Не все талантливые юниоры выступают на юниорских турнирах ITF. Причины могут быть разные: это слишком дорого, или же игрок получает образование, или его просто не хотят сразу бросать на соревнования.

Например, сестры Уильямс и нынешняя первая ракетка мира Наоми Осака в юниорском туре не выступали. С новой системой им было бы намного сложнее начать профессиональную карьеру.

• Для успеха в юниорском туре очень важно место рождения. Например, в Европе пробиться в топ-100 легче: проводится больше 280 турниров, между ними небольшое расстояние, и расходы на переезды скромнее.

В других регионах возможностей меньше. И Майли утверждает, что игроки из развивающихся стран раскрываются позже, часто не добиваются больших успехов в юниорском туре. Поэтому им тоже будет сложнее начать продвижение в про-теннисе.

Американцы еще переживают за студентов, которые уходят в профи после колледжа. В новой системе они тоже поставлены в проигрышное положение, потому что начинают продвижение намного позже юниорского тура и 19 лет. А ведь из студенческого тенниса в тур пришли, например, игрок топ-5 Кевин Андерсон и полуфиналистка Australian Open Даниэль Коллинс.

18-летняя хорватка Александра Олийнкова, в прошлом году подобравшаяся к топ-700 и регулярно рассказывающая о проблемах теннисных подвалов, так охарактеризовала ситуацию: «Раньше: у тебя нет очков WTA, можно прийти и заработать их. Сейчас: за очки WTA нельзя играть без… очков WTA, а турниры, на которых их дают, закрыты для «аутсайдеров».

А бывший тренер Марии Шараповой Свен Гренефельд настроен трагически: «ITF облегчила решение родителям по всему миру. Они дважды подумают, прежде чем поддержать теннисную карьеру своего ребенка! А игроки решат даже не пытаться».

Вопрос продвижения молодых игроков на самом деле самый важный. Можно отметать жалобы 30-летних 1000-х ракеток мира, потому что они явно не тянут и не соответствуют требованиям теннисного рынка. Но новая система еще и не дает раскрыться талантливой молодежи, за которой не стоят большие деньги и влиятельные федерации. Поэтому журналист Sports Illustrated Джон Вертхейм переживает, что теннис снова станет элитарным видом спорта.

***

И последнее.

ITF объясняла желание сократить количество профессионалов борьбой с договорными матчами и ссылалась на отчет комиссии, которая изучала этот вопрос. Но в том же отчете было другое простое решение: прекратить продажу букмекерам лайв-счета с самых мелких турниров, на которых в основном и гоняют сомнительные матчи.

Вице-президент Федерации тенниса Германии Дирк Хордорфф утверждает, что ATP была готова давать очки за все турниры ITF, если Международная федерация откажется от продажи данных компании Sportradar. ITF отклонила это предложение, поэтому на турнирах переходного тура есть только свой рейтинг.

Представители обеих организаций опровергли слова немца, но он в недавнем интервью Ubitennis.net от них не отказался: «Крис Кермод официально заявил на встрече с представителями 30 директоров турниров, что ATP готова предоставлять очки, но ITF этого не хочет. После августовского собрания в Орландо он сказал, что позиция ITF, будто ATP отняла очки у «Фьючерсов», совершенно ложная. На прошлой неделе это подтвердил Росс Хатчинс.

Как думаете, почему ITF заняла такую позицию? Но, конечно, если воспринимать все дословно, то нет доказательств, что ATP хотела остановить продажу данных в обмен на очки». (С другой стороны, на «Челленджерах» ATP лайв-данные тоже продаются, и директор Sportradar заявил, что там подозрительных матчей в два раза больше).

Дэвид Майли сообщил, что ITF планирует прекратить продажу данных после 2019-го, но контракт со Sportradar рассчитан до 2021 года, так что это еще не гарантировано. И даже если Федерация выполнит обещание, это только создаст новые проблемы для игроков: прибыль от продажи лайв-счета компенсирует больше 30% призового фонда, так что расходы на проведение увеличатся, турниры начнут сворачиваться, и возможностей хоть где-нибудь играть станет еще меньше.

Пока что переходный тур ITF кажется наскоро слепленной и непродуманной идеей, которая создает больше проблем, чем решает.

Автор Павел Ниткин
Блог С миру по Нитке sports.ru/tribuna/blogs/nitkina
16 февраля, 14:07