Посетивший Москву президент Международной федерации тенниса (ITF) Франческо Риччи Битти в разговоре с корреспондентом "СЭ" назвал Шамиля Тарпищева своим большим другом, рассказал о возможных изменениях, которые могут произойти в теннисе в ближайшее время, и объяснил, почему его любимой российской спортсменкой является Светлана Кузнецова.
В мировом спорте не так много столь же опытных руководителей, как 73-летний Риччи Битти. На свой пост он был избран еще в 1999-м, то есть всего лишь на год позже, чем Зепп Блаттер. Тем не менее и сам итальянец, и весь мировой теннис за все время его чуткого руководства сумели избежать каких бы то ни было серьезных дрязг и скандалов.


Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	2.jpg 
Просмотров:	8 
Размер:	52.7 Кб 
ID:	13181

– Какими судьбами вы оказались в Москве?

– Приехал в гости к Шамилю Тарпищеву – своему большому другу и коллеге по работе в международных организациях, в том числе Международном олимпийском комитете. В воскресенье посетил Национальный теннисный центр, обсудил некоторые вопросы развития тенниса в вашей стране. Думаю, что у вас не за горами новые большие победы. На первом юниорском турнире Masters, который в апреле прошел в Китае, на меня сильное впечатление произвел Андрей Рублев – чемпион мира ITF 2014 года среди юниоров.

– В сентябре на ежегодной генеральной ассамблее ITF в Сантьяго вы покинете президентский пост. Что считаете своей главной заслугой за 16 лет работы?

– Себя оценивать очень сложно, поэтому я могу говорить только обо всей нашей организации. Самый серьезный ее успех, на мой взгляд, такой: теннис утвердился в качестве полноценного олимпийского вида спорта. Олимпийский турнир стал престижен, и ни один игрок в мире не подвергает сомнению значимость олимпийских медалей. Кроме того, за последние годы мы усилили борьбу с допингом и договорными матчами. Имеются соответствующие программы, которые работают очень хорошо. Ну и, наконец, расширилась география нашей игры. Она стала по-настоящему глобальным явлением.

– На пост президента ITF будут баллотироваться четыре кандидата – представители Испании, Швейцарии, США и Индии. Можете, основываясь на собственном опыте, назвать главные качества, которыми в первую очередь должен обладать рулевой мирового тенниса?

– Знание тенниса и спортивного бизнеса, умение разговаривать с людьми и способность проводить много времени в дороге. Думаю, что вы даже не представляете, сколько мне приходится путешествовать (улыбается).

– Один из вышеупомянутой четверки, испанец Хуан Маргетс, активно проповедует идею изменения форматов Кубка Дэвиса и Кубка федерации – их фактического объединения и проведения в одном месте в течение одной недели. Насколько реален подобный вариант?

– Действительно, это предложение активно обсуждается нашими комитетами Кубка Дэвиса и Кубка федерации. Именно они должны сначала прийти к какому-то определенному мнению и, возможно, вынести его на ассамблею. Тогда и можно будет говорить что-то конкретное.

– Зато уже известно, что в Сантьяго наверняка будет обсуждаться вопрос введения тай-брейка в пятом сете не только на US Open, но и на остальных турнирах.

– Вот тут есть больше определенности. Скорее всего, соответствующее решение будет принято. Затяжные поединки, подобные тому, что был сыгран недавно в рамках матча Кубка Дэвиса Бразилия – Аргентина, не идут на пользу здоровью игроков. Шесть часов на корте – это, пожалуй, слишком. К тому же нельзя не учитывать фактор телевидения. Телетрансляции не могут быть бесконечными.

– А каково вообще ваше отношение к изменениям в правилах тенниса, предлагающимся время от времени?

– C одной стороны, теннис имеет богатую историю, и его традиции необходимо стремиться защищать. С другой стороны, наша игра постоянно находится в процессе эволюции и должна становиться интереснее. Поэтому в обозримом будущем в правилах наверняка произойдут и другие изменения. Лично я выступаю за то, чтобы играть сеты не до шести выигранных геймов, а до четырех – и одновременно увеличить количество партий в матче. Таким образом возрастет число кульминационных моментов, ведь зрителям прежде всего интересна концовка сета. Кроме того, имеет смысл отменить вторую подачу и оставить только первую. Но это, подчеркиваю, мое личное мнение.

– Одним из претендентов на место в новом совете директоров ITF является вице-президент Федерации тенниса России Алексей Селиваненко. Можете оценить его шансы добиться успеха на выборах?

– Алексей имеет очень большой опыт работы в спортивном менеджменте, в том числе и Европейской теннисной федерации. А Европа для тенниса – ключевой регион. Исходя из этого вы сами можете сделать соответствующие выводы.

– А насколько важно для ITF иметь в своем руководящем органе представителя России?

– ITF заинтересована в том, чтобы в совете директоров работали представители всех больших стран. Но кто именно получит это право, решится на выборах.

– Почему теннис не вошел в программу I Европейских игр, проходящих сейчас в Баку?

– Данный вопрос даже не рассматривался, поскольку в нашем профессиональном календаре нет окон для проведения новых соревнований. Уровень игроков, которых мы теоретически могли бы отправить в Баку, не устроил бы организаторов. В некоторых других профессиональных видах спорта, кстати, аналогичная ситуация.

– В настоящее время вы возглавляете еще и Ассоциацию международных федераций олимпийских летних видов спорта. Какое будущее ждет конвенцию "СпортАккорд", чей руководитель Мариус Визер недавно ушел в отставку?

– Скорее всего эту организацию ждет реформирование и, возможно, переименование. Но как бы она ни называлось, надо менять структуру и избегать дублирования функций между ней и Международным олимпийским комитетом.

– Как в ITF отнеслись к тому, что местом проведения матча Кубка Дэвиса Россия – Испания выбран Владивосток?

– Подобные вопросы решает комитет Кубка Дэвиса. У команды гостей в том или ином случае могут быть свои соображения, но прежде всего ITF стремится уважать выбор принимающей стороны, тем более если он идет на пользу популяризации тенниса в тех или иных регионах.

– Сами вы во Владивосток не собираетесь?

– С удовольствием бы приехал. Но не уверен, что позволят обстоятельства.

– И последний вопрос: назовите вашего любимого российского теннисиста и теннисистку?

– (Улыбается.) С девушкой определиться легче – это Светлана Кузнецова. Она всегда полностью выкладывается на командных соревнованиях, а мне импонируют такие игроки. Из мужчин же у вас есть два выдающихся мастера – Евгений Кафельников и Марат Сафин. И я не смогу выбрать кого-то одного.

Газета "С-Э"/22:31 15 июня | ТЕННИС \ Евгений ФЕДЯКОВ