Показано с 1 по 3 из 3

Тема: Алексей Жук - Старший тренер ЦСКА по теннису - о теряющейся молодежи, проблемах ФТР...

  1. #1
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    16,997

    Алексей Жук - Старший тренер ЦСКА по теннису - о теряющейся молодежи, проблемах ФТР...

    «Теннис в России растворился в частных клубах и академиях». Почему русский теннис переживает упадок...
    Старший тренер ЦСКА по теннису Алексей Жук рассказал Максиму Янчевскому о теряющейся молодежи, проблемах ФТР и наших олимпийских чемпионах.

    – Вы были серебряным призером Олимпийских игр по гандболу, а потом стали старшим тренером ЦСКА по теннису. Такой спортивный путь удивляет.

    – Старший тренер – это должность, прежде всего, организационная. Когда я закончил выступление в гандбольной команде, в 1987 году, то получил предложение поработать в отделе спортивных игр – Владислав Третьяк, Виктор Петраков, все тогда были в отпуске. Несколько дней работы показали, что с организационной работой я справляюсь – так все и начиналось.
    После распада Союза высвобождались спортивные функционеры. Было четыре отдела, стал один, и мне предложили возглавить команду тенниса – причем не просто возглавить, а за год надо было вернуть теннис на должный уровень. В противном случае этот вид спорта закрывался бы. В ЦСКА теннис, будем говорить так, был буржуазным, не совсем популярным в начале 90-х. По результатам работы в 1993 году он занял последнее 39-е место среди олимпийских видов спорта.

    – Чем похожи гандбол и теннис? Чем теннис вас вообще привлек?

    – Работа ног в теннисе, например, очень похожа с передвижениями гандболистов, боксеров, даже где-то есть элементы фехтования. Работа верхнего плечевого пояса: там мы бросаем набивные мячи – здесь тоже удар сверху, сбоку ракетки. Мне было интересно, организовалась группа физподготовки, с которой я работал по утрам до начала основной деятельности. Ребята крепчали, я как теннисный руководитель обрастал знаниями и навыками. А первым, с кого началась работа, был молодой мальчик, приехавший из Курска, – Сергей Демехин. Позже через эту группу прошли Лена Лиховцева, Виталия Дьяченко, Лена Дементьева, Артур Чернов, много молодых спортсменов хорошего уровня.

    " Дементьева всегда задавала высокую планку себе и окружающим"

    – Главная ваша победа в качестве тренера – это Елена Дементьева?

    – Я не хочу говорить, как многие: «Вот мой ученик». Люди порой нескромно себя ведут. Да, с 2004 по 2010 годы по приглашению Ольги Морозовой и Веры Семеновны Дементьевой я участвовал в подготовке этого великого спортсмена, олимпийской чемпионки. Но все это – работа в команде. Начинала Лена свой спортивный путь на Ширяевом поле, занималась в группе Раузы Ислановой, мамы Динары и Марата. Также Ольга Морозова, Дмитрий Дегтярев работали с ней, еще несколько специалистов. Каждый на определенном этапе внес вклад в подготовку и результат, который Лена показала.

    – Чем Дементьева покорила олимп?

    – Прежде всего, это колоссальные природные данные. Большущий интеллект: Лена – всесторонне гармоничный человек, очень умный, создавший и поднявший очень высоко планку внутренних требований. И самое главное, она требовала от окружения соответствовать этой планке. Все это помогло ей добиться успеха. Лена везде реализовалась, выучилась, прекрасную дочку родила, остается интересным собеседником.

    – Межсезонье российские теннисисты, как правило, проводят за границей. В ЦСКА кто-то приезжает, тренируется в ноябре-декабре?

    – Да, к Австралии здесь готовилась Лена Веснина. Год назад – Маша Кириленко. Занимаются здесь Женя Родина, Катя Бычкова, Рита Гаспарян, Саша Панова. Предсезонная подготовка после южных сборов, две-три недели. Спортсмены приезжают в Москву и дней за десять до начала австралийской серии уезжают – в зависимости от календаря.

    – Итак, на две-три недели теннисистка основного состава сборной приезжает в ЦСКА. Как проходит ее тренировочный процесс, кто его финансирует?

    – Первая сотня – это уровень теннисистов, которые финансируют себя сами. Подготовка проходит на базе спортивных сооружений ЦСКА. У нас здесь практически все есть: дворец тенниса с покрытием хард, теннисные корты на Песчаной площади – четыре корта терафлекс, есть тренажерные залы, прекрасный легкоатлетический манеж, который можно использовать для подготовки. И, естественно, с каждым из спортсменов личные тренеры. Веснина сейчас работает с Андреем Чесноковым, Гаспарян – с Сергеем Демехиным.

    – То есть если теннисисты сборной России позвонят и скажут: «Алексей Владимирович, хотим на неделю приехать в Москву, потренироваться в ЦСКА», никаких преград не будет?

    – Конечно, двери для них открыты. В конце декабря Вера Звонарева на три дня приезжала в Москву. Позвонила – никаких проблем, корт в ее распоряжении. Естественно, мы под них подстраиваемся по расписанию, стараемся обеспечить максимально качественными спаррингами – они для спортсменов такого уровня необходимы.
    В этом году прошел хороший сбор у нас в ЦСКА перед серией турниров в США, на кортах с покрытием хард, аналогичных американскому покрытию. Практически вся женская сборная России тренировалась у нас здесь в ЦСКА, за исключением Маши Шараповой: Кириленко, Кузнецова, Веснина, Макарова, Гаспарян, Бычкова. Приезжала из Тольятти Даша Касаткина, чемпионка юниорского «Ролан Гаррос».

    – Немало говорилось о том, что нашим теннисистам основного состава дома фактически негде тренироваться бесплатно. У вас спортсмены платят за аренду корта?

    – Для армейских спортсменов вся работа и обучение проходят бесплатно. Но если к Весниной, например, пришла Макарова – конечно, это только в плюс идет Елене. Мы всегда находим возможность обеспечить обеих тренировочным временем. А какая польза для играющих вокруг учеников детской спортивной школы, когда рядом с тобой на одном корте игроки такого уровня. Ребятишки бегают, они просто в восторге. После тренировок – автографы, фото, качественный эмоциональный всплеск, который нужен детям. Помимо этого, к нам часто обращается Игорь Куницын, наш воспитанник, который проработал в ЦСКА 18 лет. Сейчас является тренером сборной команды Кубка Дэвиса, помогает Шамилю Анвяровичу, курирует новую молодежь сборной. Естественно, те качественные корты, которые у нас только, пожалуй, и есть, востребованы. К нашим спортсменам сюда приходят и Рублев, и Хачанов, и Кравчук. Не говоря уже, что здесь тренируются Женя Донской, Тимур Габашвили, Мацукевич, Руднев.

    " Родители должны понять, что не все станут чемпионами"

    – В середине нулевых в топ-10 было пять-шесть российских теннисисток. У парней громко звучали имена лишь Кафельникова и Сафина. Массовый скачок на топ-уровень в мужском теннисе совершить невозможно?

    – Для того чтобы подготовить выдающегося мастера женского тенниса, как наши девочки, – конечно, это их талант плюс талант тренерский – достаточно, предположим, двух мастеров спорта мужчин в качестве спаррингов. А для того, чтобы подготовить того же Кафельникова, нужно еще минимум двух таких же, как он.
    Хорошо помню, как в 94-м году в ЦСКА проходило становление Кафельникова. Здесь были на тот период собраны сильнейшие спортсмены России – Алексей Филиппов, Павел Ходцев, и восходящая звезда Женя Кафельников, работавший в тот период с Анатолием Лепешиным. И вот Кафельников тренировался: спарринговал ему 40 минут Филиппов, который, как выжатый лимон, падал на лавочку, следующие 40 минут Ходцев, тоже падал, потом вдвоем. А Кафельников стоял, Лепешин кричал, почти как Карполь в волейболе. Двух-трех свежих, работа идет на одного. Только так можно подготовить мастера высочайшего класса, как Женя Кафельников, Марат Сафин, Миша Южный, Коля Давыденко.

    – Получается, для рождения чемпиона кого-то неизбежно приносят в жертву?

    – Да. Хоть и не совсем корректно так говорить, но, наверное, правильно: получается, кто-то должен страдать. Теннис – это все-таки индивидуальный вид спорта, и тут штучный продукт. Об этом должны помнить родители юных теннисистов. Симпатичные талантливые дети, которые занимаются по 8-10 человек в группе, не все станут чемпионами. Тренер выделяет одного-двух, лидеров группы, на которых он планирует строить результат. На вершину спортивной пирамиды выходят один-два, юноши-девушки оканчивают ДЮСШ, становясь мастерами спорта, членами сборной. Остальные из большой группы на разных этапах исчезают или переходят в какие-то другие ипостаси.

    – Этих одного-двух лидеров, на которых надо работать, как обнаружить?

    – Во-первых, у нас в ЦСКА сегодня единственная в стране теннисная структура, в которой существует полная вертикаль от начальной подготовки, спортивно-оздоровительных групп, до высшего спортивного мастерства и команды мастеров. В течение примерно десяти лет обучения на каждом этапе тренеры, ведущие тот или иной возраст, плотно работают с тренерами сборной различных возрастов. В наших группах есть кандидаты в эти сборные, звездочки определяются коллективным чутьем и глазом специалистов. Они выделяются на каждом этапе подготовки.

    – Но подготовить теннисиста с ранних лет – дорогое удовольствие и далеко не всем по карману.

    – Опять-таки, у нас одна из немногих структур, где на сегодняшний день идет бесплатное обучение. Мы предоставляем тот минимум, который определен школьной программой обучения – это бесплатные корты и тренерский состав. Таких немного осталось. Все почему-то растворилось в каких-то академиях, клубах частных, где каждый шаг – за счет средств родителей или спонсоров. Поэтому на различных этапах к нам сами обращаются интересные спортсмены.

    " В федерации у нас одновременно большой потенциал и провал"

    – Что необходимо, чтобы таких теннисных центров, как в ЦСКА, в Москве и регионах было больше?

    – Вопрос, конечно, сложный. Прежде всего, сегодня в нашей стране без государственной поддержки теннис не может существовать.

    – А есть сейчас государственная поддержка?

    – Она есть, и значительная – в виде финансирования детских спортивных школ ЦСКА, «Олимпиец», «Юность Москвы». Есть 4-5 структур. В регионах хорошие школы, в Тольятти, например. В Сочи открылась академия. И оплата достойная, надо только работать. Это как одна из составляющих. Но важную роль должна играть федерация – здесь у нас одновременно большой потенциал и провал. Ведь этих звездочек теннисных нужно раскручивать, формировать календарь выступления, обеспечивать инвентарем, квалифицированными тренерами, специалистами по фитнесу, медицине, фармакологии, массажу. Чтобы вокруг каждого интересного спортсмена создавалась команда. Вот здесь задача федерации – обеспечить финансированием этих людей за счет привлеченных средств.

    – При этом Федерация тенниса России не первый год заявляет, что финансирования ей не хватает.

    – Много говорится, что в федерации тенниса нет денег, но в то же время на бумаге существуют какие-то попечительские советы, наблюдательные советы, которые вроде дают, а вроде не дают. В других федерациях это очень хорошо работает. Примером тому – и художественная гимнастика, и стрелковый спорт, биатлон, который поднялся с поддержкой Прохорова. В каждом виде спорта возникают какие-то параллельные структуры, помогающие федерации, государственным тренерам, центрам подготовки сборников. Они помогают на общественных началах, на началах меценатства, спонсорства – и вид спорта развивается.
    В теннисе финансирования ведущих наших теннисистов по возрастам нет. Поэтому возникают уходы-приходы. Шведова – в Казахстан, так же и Воскобоева. Первак – ушла, пришла. Путинцева – тоже интересная девочка.
    Нет четко выраженного, конкретного плана, чтобы схватить трех человек и вести. Где-то нужно и рискнуть, и вкладывать в них. Не просто этому дали, а вот этому – да вроде он пока не очень, не дадим. Может быть, нужно два года подождать, а может быть, три. Увидели кого-то – и вести, не бросать.

    " До 10 лет – у нас уже рейтинг. А нужно ли?"

    – У нас по сути же молодежь теряется. До профессионального уровня из юниоров доходят далеко не все, хотя мы на ведущих позициях в Европе и мире по различным возрастам – 10, 12, 14 лет.

    – А нам, может быть, и не нужно вот там первыми быть и места какие-то занимать. Существует, например, программа «Tennis 10s», которая рекомендована Международной федерацией тенниса для применения. Страны, которые работают по этой программе, за последние годы такой качественный скачок сделали: Франция, Испания, Англия.

    – Мы не используем эту программу?

    – А мы – нет. На общих словах она заключается в том, что дети на этапе теннисной подготовки в возрасте до 10 лет не играют соревнования, на них не наложено бремя психологической нагрузки, связанной с выступлением на турнирах, стремлением попасть куда-то в рейтинг, выступить как можно лучше. Слабая детская психика уходит в сторону. Там подвижные игры, какие-то конкурсы, обучение технике, без акцента на конкуренцию. Человек формируется, помимо этого учится в школе. Никто никуда не опаздывает. А мы – быстрее в рейтинг, до 10 лет у нас уже рейтинг.

    – На первый план выходят амбиции родителей, которые хотят сиюминутного успеха и славы для своих детей?

    – Эти амбиции возникают только из-за того, что у нас создана структура, заставляющая детей быстрее попадать в этот рейтинг и играть соревнования. В таком возрасте не надо играть, в рамках школы надо какие-нибудь эстафеты, перебрасывания мяча, обучение технике. Существует ведь, помимо программы, специально разработанный теннисный инвентарь. Укороченные ракетки, трех видов мячи, за счет них и специальных упражнений дети правильно развиваются, прежде всего, биомеханически. У нас же мастера отыграли – все мячи, старые, лысые, складываем в корзину для маленьких. Вес мяча не изменился, те же самые тяжелые мячи. А ребенку в 6-7 лет этот мяч нужно еще чем-то перебить. Мяч летит с определенной скоростью, по нему надо своеобразно ударить, неправильно формируются навыки. По поролоновому мячу-то легче ударить, сделать то же самое техническое окончание.

    – Вы в ЦСКА взяли на вооружение эту программу, которая с успехом применяется за рубежом?

    – Мы используем эти мячи при обучении самых маленьких, используем маленькие сеточки, так как видим, что это правильно. Почему не сказать, что федерация рекомендует всем в обучении детей до 10 лет применять эту программу? Она прогрессивная. Пока же эта программа формируется у нас в стране в любительском плане. Хочет тренер заниматься по современным методикам – он берет и не спрашивает.

    " В центре имени Самаранча положили покрытие, которое уже не существует в мире "

    – Олимпийские игры в Рио уже через полтора года. Какого результата ждать от наших теннисистов?

    – Думаю, что теннисисты достойно представят страну. Прежде всего, в женском разряде. Мария Шарапова не сказала своего последнего слова, Катя Макарова в личном турнире даст бой. Наверное, хочет хлопнуть дверью и Светлана Кузнецова. Сейчас работает над восстановлением Вера Звонарева. Большие надежды на парную комбинацию Макарова-Веснина. С учетом успехов в паре что-то интересное может возникнуть и в миксте. Есть у нас и достойные юниоры.

    – Из подрастающего поколения теннисистов кто-то может выстрелить?

    – Прежде всего, Рублев, Хачанов, Сафиуллин, Тюрнев, Медведев. Я бы выделил эту пятерку. Женя Донской и Андрей Кузнецов – это уже лидеры на сегодняшний день. А вышеупомянутые ребята должны кого-то вытолкнуть в новые лидеры сборной за счет конкуренции. Нужно сконцентрировать на них большое внимание.

    – Как нам не потерять этих мальчишек?

    – Необходимо организовать работу по поддержке со стороны федерации. Соглашусь с Маратом Сафиным: нужно наладить работу по обучению тренерского состава. Современных специалистов, которые находятся непосредственно в туре, видят теннис изнутри, знают, как работать, можно пересчитать по пальцам. Остальные сейчас работают по оказанию платных услуг населению. Это, конечно, связано с тем, что люди хотят заработать, но на сегодняшний день структура государственного финансирования тренерских кадров в стране достаточно хорошая. Много примеров в других видах спорта, в теннисе – единицы. Люди боятся работать на перспективу, хотят здесь и сейчас, поэтому теннис растворился в частных клубах и академиях.

    – А Национальный теннисный центр России имени Хуана Антонио Самаранча? Он позиционируется как база для сборной.

    – На сегодняшний день, да, звучит, что это база сборных команд. Там выделяется время для членов сборной. Но его нужно доводить до ума. Там четыре крытых корта, положили покрытие, которое не существует в мире уже – синтетику. Людям-то нужно тренироваться на том покрытии, на котором проходят соревнования. Там хороший грунтовый комплекс, но все должно быть сосредоточено в одном месте: летняя подготовка, зимняя, медицинский центр, фитнес. А у нас элементарно нет даже медицинского кабинета какого-то общего, да и офиса единого у федерации нет. В организационном плане можно настолько улучшить качество нашей работы – и уже собирать наших сборников дома, организовывать им совместные тренировки. Пока они ездят кто в Хорватию, кто в Италию...

    Опубликовано: 14/01/2015 в 16:07 Максим Янчевский - eurosport.ru/tennis
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

  2. #2
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    16,997
    Алексей Владимирович Жук
    Главный тренер-начальник команды ЦСКА по теннису


    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	juk_170px.jpg 
Просмотров:	48 
Размер:	10.6 Кб 
ID:	12322Биография

    Родился 6 ноября 1955 года в Новосибирске

    С 1994 года главный тренер-начальник команды ЦСКА по теннису

    1990 – 1993 – начальник отдела спортивных игр ЦСКА
    1987 – 1990 – заместитель начальника отдела спортивных игр ЦСКА
    1974 – 1987 – спортсмен команды ЦСКА по гандболу (правый полусредний)

    Достижения (спортивные)
    Победитель Кубка европейских чемпионов (1987)
    Серебряный призер Олимпийских Игр (1980)
    Серебряный призер чемпионата мира (1978)
    Победитель Кубка мира (1978)
    Восьмикратный чемпион СССР
    Победитель и призер чемпионатов и Спартакиад дружественных армий

    Звания и награды
    Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени
    Заслуженный тренер России (2005)
    Заслуженный работник физической культуры (1993)
    Заслуженный мастер спорта по гандболу

    Женат, имеет сына

    По материалам сайта cska.ru.
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

  3. #3
    Новостной Редактор Аватар для editor-n
    Регистрация
    18.09.2011
    Сообщений
    16,997
    Алексей Жук: "Теннис очень похож на гандбол"
    Направляясь на интервью, я изучала досье предстоящего собеседника: гандболист, серебряный призер XXII Олимпийских игр в Москве, серебряный призер чемпионата мира-1978, обладатель Кубка мира-1978, обладатель Кубка европейских чемпионов-1987, восьмикратный чемпион СССР, заслуженный мастер спорта СССР… Парадокс был лишь в том, что говорить я собиралась не о гандболе, а о теннисе. О виде спорта, в котором Алексей Жук провел более двадцати лет жизни и был одним из тех специалистов, без кого не случилось бы единственной олимпийской победы России в женском теннисе – победы Елены Дементьевой. Так по крайней мере считает сама Лена.

    – Знаю, что в теннис многие спортсмены, уйдя из спорта, играют с удовольствием. Но каким образом эта игра затянула вас на два с лишним десятка лет?

    – Все получилось достаточно спонтанно. В начале 90-х я работал в ЦСКА начальником отдела спортивных игр, у нас был достаточно мощный и влиятельный тренерский совет, куда входили все армейские тренеры-корифеи, включая Виктора Тихонова, Александра Гомельского, Юрия Чеснокова, Станислава Жука, Вадима Капранова. На одном из таких советов и был поднят вопрос о том, что наиболее плачевные спортивные показатели из всех видов спорта в клубе имеет теннис.
    Сам я не сильно тогда обращал внимание на этот "буржуазный" вид. Гораздо ближе был тот же баскетбол, где я даже входил в состав правления национальной федерации. В баскетболе ЦСКА был тогда чемпионом страны как у мужчин, так и у женщин, в волейболе мужчины были сильнейшими, а женщины уступали только "Уралочке", гандболисты тоже были чемпионами. Плюс фигурное катание, которое когда-то вошло в отдел спортигр неким "довеском" к хоккею, поскольку фигуристы делили с хоккеистами один и тот же каток. Потом футбол и хоккей вывели в отдельное подразделение, и меня прочили начальником как раз туда. Я же изо всех сил от футбола отбивался.

    – Почему?

    – Управление футболом никогда не было в ЦСКА прерогативой руководства клуба – этим занимались выше. Решением глобальных футбольных вопросов ведал, в частности, маршал Куликов, который в те года был первым заместителем министра обороны СССР.
    Пока я был заместителем начальника отдела игр, в мои обязанности входило, например, готовить составы игроков в дни домашних игр. Утром я ехал в Архангельское к главному тренеру команды, мне выдавали бумагу с составом и расстановкой – секретнейший документ, за который уже тогда представители из лагерей соперников были готовы платить огромные деньги. Затем я возвращался в ЦСКА, где меня ждала наша машинистка Ира Голубева, умевшая "пробивать" текст на пишущей машинке через семь копирок – компьютеров и принтеров тогда ведь не было. Таким образом мы с ней делали 50 экземпляров, несколько штук оставалось в клубе у начальника и его замов, остальные я клал в специальную папочку и с охраной вез на "Динамо".
    Кроме бумаг мы везли два-три десятка плащ-палаток в гостевую ложу – в зависимости от того, сколько ожидается гостей. Если поступала информация, что на игре будет министр обороны, это означало, что подтянется и весь генералитет – все замы и начальники. Плащ-палатки раскладывали по две штуки на сиденье, чтобы можно было на одну сесть, а второй в случае ненастной погоды накрыться, а между ними клали составчик – чтобы высоким гостям было что обсуждать в ожидании матча.
    В других видах спорта, в отличие от футбола, была совершенно иная, "живая" работа. К тому же все игровики были моими друзьями. Мы ведь раньше все жили на сборах на одной базе – в Архангельском. И как-то умещались, пока базу полностью не забрали под хоккей и футбол.

    Ну а в 1993-м начальник ЦСКА сказал на тренерском совете, что принято решение поставить на теннис опытного руководителя-офицера и времени ему – год. Если дела не пойдут на поправку, вид спорта будет расформирован. Вот я и пошел, совершенно не подозревая, что все это растянется на двадцать с лишним лет.

    – Шли в полную неизвестность?

    – Не совсем. В те времена все офицеры, работающие в клубе, были обязаны три раза в неделю заниматься физподготовкой. Кто-то играл в волейбол, кто-то занимался в легкоатлетическом манеже, кто-то в футбольном. Я предпочитал футбол. Помимо нас в ЦСКА играла в футбол довольно большая группа артистов. Пороховщиков, Збруев, Пуговкин, прочая киношная публика. Рубились мы с ними достаточно жестко. Но однажды, когда я уже было собрался на игру, Владислав Третьяк, который предпочитал футболу теннис, сказал, что не пришел его партнер и уговорил меня пойти с ним на корт. Вот так я впервые взял в руки ракетку – еще металлическую, польскую.
    На кортах у нас тогда лежало старенькое искусственное покрытие, которое в одну сторону было гладким, а в другую слегка топорщилось. И мне просто повезло: все мои мячи в сторону Третьяка летели совершенно стремительно. Вот так "подрезочкой" я его и обыграл.
    Ну а потом втянулся уже более серьезно.

    * * *

    – Вы ведь после завершения карьеры и в ветеранской гандбольной команде играли?

    – Не только. В 1988 году, если помните, игровиков начали отпускать за границу – разрешили им подписывать контракты с зарубежными клубами. Однажды нашу ветеранскую команду пригласили в Германию. Мы полетели военно-транспортным самолетом, потом ехали автобусом – через всю страну. А когда добрались до места и встретились с организаторами турнира, выяснилось, что нам предлагают провести четыре игры с командой второй бундеслиги, где в составе помимо своих игроков играли очень приличные легионеры.
    Два матча мы у них выиграли. Еще в двух держались до середины второго тайма, а потом просто уже перестало хватать выносливости. Принимали-то нас по полной программе – с банкетами каждый день.
    Но знаете, я словно вторую молодость там пережил. После спорта, пока серьезно не играл, болячки успели уйти, чувствовал себя прекрасно, все броски вернулись. На площадке делал все, что хотел.

    – И, разумеется, вам в голову тут же полезли шальные мысли: "А не вернуться ли мне в спорт?"

    – Было, чего уж тут скрывать. Пока я все это осмысливал, ко мне подошел Юра Кидяев, который сам уже играл в Германии как раз в этом клубе, и сказал, что хозяева хотят предложить мне контракт. А я, с одной стороны – полковник, а с другой – денег-то совсем нет.
    В общем, в ЦСКА, куда я после возвращения пошел советоваться, мне тогда пошли навстречу: оформили на несколько месяцев поездку в Германию, словно я еду туда по приглашению университета – читать лекции. И за несколько месяцев мы с Кидяевым и другими нашими ребятами вывели команду в другую лигу. Это был самый конец 1993 года. Разумеется мне предложили продлить контракт. Немцы очень уговаривали остаться, даже машину предлагали мне оплатить вперед – с тем, чтобы вычесть ее стоимость из будущих заработков.
    Но я стал думать: 38 лет, травмы, которые, понятное дело, будут становиться только тяжелее, в общем, решил вернуться. Тем более что работа в ЦСКА уже начиналась интересная.

    – В теннисе?

    – В теннисе в том числе. Вернулся я из Германии под новый год, а спустя три месяца меня назначили руководителем армейского тенниса. Приказ состоялся первого апреля.

    – Смешно.

    – Согласен. Но деваться было некуда. Первым делом нужно было все четко организовать. В те времена я был дружен с руководителями музыкального центра АРС Игорем Крутым и Владимиром Дубовицким. Они начали нам помогать, организовывать какие-то небольшие контракты, оплачивать выезды на турниры совсем еще молодым игрокам, среди которых были Андрей Ольховский, Света Чернева-Пархоменко, Саша Волков, Алена Лиховцева, Лена Макарова. Те годы для многих хоть и были нищими, но шальных денег в стране крутилось очень много. И довольно много состоятельных людей помогали спортсменам по принципу: заиграет – отдаст. Не заиграет – значит, никто никому ничего не должен.
    Нам удалось вернуть в клуб многих тренеров, и работа пошла. Одно время у нас в ЦСКА играл даже Женя Кафельников – приезжал на несколько месяцев из Сочи, но потом уехал обратно – в чем-то не сработался с Александром Зверевым, который, собственно, его из Сочи и привез как земляка. Возможно, Зверев оказался для 16-летнего парня слишком жестким наставником.

    * * *

    – В какой момент вам захотелось попробовать себя на тренерской стезе?

    – Через пару-тройку лет после начала работы. Я взял 10-летнего мальчика из Курска и решил попробовать с ним позаниматься. Понятно, что по многим вопросам консультировался с теннисными тренерами, но в процессе работы быстро понял, каким подспорьем может стать для игрока специальная подготовка. Тем более что теннис очень похож на гандбол как работой ног, так и работой верхнего плечевого пояса.
    Работа пошла до такой степени эффективно, что наша группка стала довольно быстро обрастать желающими позаниматься. Стали проситься даже известные спортсмены.
    Вот так в 2004 году ко мне в группу пришла Дементьева. Сначала меня пригласила на тренировку Ольга Морозова, которая как раз тогда начала с Леной работать, а после того, как я провел первое занятие, меня разыскала Вера Семеновна Дементьева и предложила работать с ее дочерью на постоянной основе.
    Вместе мы проработали шесть лет – вплоть до того момента, как Лена решила завершить карьеру.

    – Вам никогда не казалось, что родители теннисистов слишком сильно вовлечены в спортивную жизнь собственных детей и в какой-то момент просто начинают им мешать?

    – Я бы скорее говорил о другой проблеме. Когда в нашей стране начался теннисный бум, чему в немалой степени способствовало увлечение теннисом Бориса Ельцина и появление "Кубка Кремля", очень вырос спрос на тренеров – все они оказались нарасхват. И вот эта востребованность и совершенно шальные деньги привели к тому, что тренеры стали уходить в коммерцию и перестали работать на результат. Соответственно перестали прогрессировать. Именно этим, думаю, объясняется тот спад, который имеет место в российском теннисе сейчас.
    Что до родителей, которые ради своих детей лезли из кожи вон, вплоть до того, что закладывали квартиры и машины, они по совершенно объяснимым причинам стремились контролировать процесс, вникать в какие-то тонкости – хотя бы для того, чтобы понять, не халтурит ли тренер, занимаясь с их ребенком. Понятно, что на родителей в теннисе принято спускать всех собак и постоянно на них жаловаться, но могу сказать: далеко не все теннисные специалисты вникают в суть своей работы так же глубоко, как удалось вникнуть Вере Семеновне за те годы, что в теннис играла ее дочь. Хотя сама она занималась легкой атлетикой.

    * * *

    – Лена всегда казалась мне белой вороной в теннисном мире. Не такой, как остальные.

    – Поскольку я и сам прошел большой спорт и неплохо его знаю, могу, как мне кажется, объяснить причину. Спортсмены в своем большинстве не бог весть какой организованный народ. Дементьева же всегда была абсолютной максималисткой во всем. С такими людьми сложно: они требуют такого же отношения к делу от окружающих, им тяжело соответствовать. Лена очень умная, хорошо образована, всегда очень избирательно относилась к такому понятию, как дружба. От природы она очень талантлива, но это специфический талант: чтобы его развить, нужно много и тяжело трудиться, тем более что Лена сразу поставила себе очень высокую планку. И работала так, что времени не оставалось ни на какие-то клубы, ни на кино.

    – Насколько закономерной, на ваш взгляд, была ее победа на Играх в Пекине?

    – Теннис – это такой вид спорта, который не похож ни на какой другой. В нем нет пикового момента в сезоне – каких-то главных соревнований. То есть люди должны находиться в форме все 52 недели в году. К тому же в 2008-м теннисные турниры стали давать довольно высокие рейтинговые очки.
    В отличие от многих других спортсменов, Дементьева полностью перестроила в 2008 году график своей подготовки – для того, чтобы максимально хорошо подготовиться к олимпийскому турниру. Нам тогда очень сильно помогло руководство ЦСКА – специально под Олимпиаду было сделано шесть кортов, покрытие на которых полностью соответствовало пекинскому и тому, что было в США на турнире US Open. Перед тем как ехать на Игры, Лена уговорила теннисную федерацию, чтобы ей позволили жить не в Олимпийской деревне, а в отеле – все-таки у нее был опыт предыдущих двух Олимпиад, и она прекрасно понимала, как много энергии вынимает из спортсмена сама атмосфера деревни.
    Без приключений все равно не обошлось. Собираясь на Игры, Лена с мамой забыли в Москве запасные струны и специальное питание – сборы алтайских лечебных трав. Позвонили мне (я летел более поздним рейсом), я все положил в чемодан, а по прилете попал в руки китайских таможенников под жесточайший досмотр.
    Спас Слава Фетисов, который приехал в тот день в аэропорт встречать супругу с дочерью. Он мгновенно понял ситуацию, связался с кем-то из китайских начальников, таможенникам дали отмашку, и те выпустили меня с моим чемоданом без досмотра.

    – С какими чувствами вы смотрели финал с участием своей подопечной?

    – Я смотрел его уже в Москве: меня отправили из Пекина на день раньше.

    – Несмотря на то, что вы – тренер?

    – Считаю, применительно к моей деятельности правильнее будет формулировка "участвовал в подготовке". Тренировал Дементьеву тогда наш замечательный специалист Дмитрий Михайлович Дегтярев, которому, кстати, Лена обязана своей безупречной олимпийской подачей: играя в Пекине в финальном матче она сделала три двойных, а ее соперница Динара Сафина – 19.
    Зато в Москве мы встретили Лену как королеву. Я, честно говоря, был потрясен ажиотажем, который вызвала в России ее победа. Обычно к нам в школу ЦСКА приводили в сентябре по 500-700 детей, из которых мы набирали две начальные группы. А в том году пришло более полутора тысяч. Родители в ожидании просмотра стояли вокруг зала чуть ли не до полуночи – такой был бум.

    * * *

    – Простите за вопрос, но не могу не спросить: каким образом вы сами проиграли финал на московской Олимпиаде, где все, казалось бы, должно было способствовать совершенно иному результату?

    – Там сошлось сразу несколько факторов. Наши тренеры придумали тогда очень много новшеств в обороне, в нападении. За несколько месяцев до Игр мы легко – в пять-шесть мячей – обыгрывали всех своих предстоящих соперников. Против этого, разумеется, все стали срочно искать противоядие. Делать более активную собственную защиту, менять схемы игры. Приспосабливаться под наш стиль, другими словами. И по мере приближения главного старта мы стали чувствовать, что играть становится все труднее и труднее.
    Вторым фактором стали изменения в составе. Накануне Игр в сборную ворвался – другого слова тут и не подобрать – Александр Коршакевич из Минска. Ярчайший игрок. Все понимали, что не взять такого нельзя, но на практике это привело к тому, что люди задергались: как минимум половина игроков постоянно думала о том, что Коршакевич может заменить кого-то из них. Не говоря уже о том, что появление в команде столь выдающегося мастера потребовало изменений в уже наигранных схемах.
    Ну и третьей причиной была чисто административная. К нам в раздевалку помимо тренеров постоянно приходили всевозможные начальники. Перед финальной игрой пришла целая делегация: председатель Спорткомитета Сергей Павлов с замами, Михаил Зимянин, который курировал культуру и спорт в ЦК КПСС, первый секретарь ЦК ВЛКСМ Сергей Пастухов. И все пытались объяснять нам, как важна для страны эта победа и что и как мы должны делать на площадке.

    Наверное, мы просто перегорели. Постоянно боялись совершить ошибку, страховались. К тому же оказались слишком вымотанными физически. В полуфинальном матче разгромили югославов, выиграв у них семь мячей (именно такая разница была нам нужна, чтобы выйти в финал), и на диком возбуждении не спали всю ночь. Сашка Анпилогов, который был поопытнее – играл в 1976-м в "золотой" сборной Монреаля, даже достал откуда-то из запасов бутылку 25-летнего грузинского коньяка. Мол, давайте по чуть-чуть – напряжение сбросить. Но как? Мы же – спортсмены, за олимпийское золото боремся!

    А надо было...


    sport-express.ru - 12/07/15 13:15 | СОБЕСЕДНИКИ ВАЙЦЕХОВСКОЙ
    Французы помнят. Немцы знают. Русский живёт справедливостью...

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •